Коротко

Новости

Подробно

Кто победил, тот проиграл

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" от , стр. 1002

2005 год войдет в историю российского капитализма как год «бархатной» национализации. Впрочем, вполне возможно, что уже через три года «равноудаленные» олигархи возьмут реванш.


Исправление пройденного
На смену МЕНАТЕПу, «Интерросу», «Альфа-групп» и другим лидерам приватизации «по Чубайсу» приходят «Газпром», «Роснефть», РЖД, Внешторгбанк, «Рособоронэкспорт» и прочие «хозяйствующие субъекты» с «государственным менталитетом». Ровно через десять лет после пресловутых залоговых аукционов (на одном из них, кстати, была продана «Сибнефть») маятник качнулся в обратную сторону. Теперь государство – покупатель, а не продавец.

Даже если в этом качестве выступает частная компания вроде «Евроцемента», «Базэла» или «Северстали» с «Сургутнефтегазом», трудно поверить, что соответствующие сделки не получили «кремлевской» визы. Ведь в первых двух случаях речь идет о крупнейших московских активах – ведущем столичном застройщике и цементных заводах супруги Юрия Лужкова. А в третьем – о Ren TV, последнем по-настоящему независимом общефедеральном телеканале.

Другое дело, что попытка с помощью «Евроцемента» обеспечить достойный пансион семейству столичного градоначальника и тем самым облегчить ему принятие давно ожидаемого решения об отставке обернулась серьезными макроэкономическими и социальными издержками. Дабы окупить свои затраты и в том числе погасить задолженность перед Сбербанком (который, по некоторым данным, финансировал сделку с «Интеко»), цементный холдинг Филарета Гальчева резко повысил цены на свою продукцию, существенно обострив и без того непростую ситуацию на рынке жилья. Кроме того, действия «Евроцемента» поставили под сомнение результативность и рентабельность строительной экспансии Олега Дерипаски.

Наверное, поэтому над «Евроцементом» нависла вполне реальная угроза стать первой отечественной отраслевой монополией, разделенной по требованию ФАС. Чиновники антимонопольной службы, заметим, уже не первый раз странным образом улавливают чаяния главы «Базэла», достаточно вспомнить запрет Siemens покупать контрольный пакет «Силовых машин». Коллизия вокруг «Евроцемента» показала, что Москва – слишком ценный актив, чтобы в президентском окружении не возникло разногласий по поводу способов его национализации. Аналогичная ситуация возникла и с «Газпромом». Инициировав объединение газового концерна с «Роснефтью», председатель ее совета директоров, замглавы президентской администрации Игорь Сечин пытался фактически получить контроль над самой главной российской корпорацией. Кремлевский начальник Сечина, председатель совета директоров «Газпрома» Дмитрий Медведев разрушил планы своего влиятельного подчиненного и даже занял пост первого вице-премьера, что позволяет ему теперь более эффективно защищать газовый концерн от посягательств со стороны конкурентов.

Чеболизация всей страны
Бывшие единомышленники и соратники в борьбе за «равноудаление олигархов» оказываются по разные стороны баррикад, как только речь заходит о дальнейшей судьбе национализированных активов. Схожая метаморфоза к концу 1990-х годов произошла с участниками знаменитой «семибанкирщины». В 1996 году они помогли Борису Ельцину победить коммунистов Геннадия Зюганова и силовиков Александра Коржакова, но забыли о своей «боевой дружбе», как только начались первые послевыборные приватизационные конкурсы.

Спустя 10 лет силовики (правда, не коржаковские, а путинские) взяли реванш. Но чем ближе рубежный для Владимира Путина 2008 год, тем менее толерантны друг к другу его земляки, бывшие сослуживцы и деловые партнеры. Поскольку все они обладают приблизительно равным административным ресурсом, максимальные шансы при выборе преемника будут у того, под чьим управлением находится наибольшая доля ВВП (внутреннего валового продукта, разумеется).

В стране полным ходом идет строительство госчеболей. ВТБ, не ограничиваясь банковским сектором, вторгается в металлургию с помощью своего клиента, владельца «Уральской стали» Алишера Усманова. С его активностью наблюдатели связывают возбуждение уголовного дела против экс-президента «Ренессанс капитала», члена совета директоров Новолипецкого металлургического комбината Олега Киселева, прокурорские проверки на управляемом Уральской горно-металлургической компанией Башкирском медно-серном комбинате и неожиданное решение главы «Евразхолдинга» Александра Абрамова отойти от оперативного управления своим холдингом.

«Газпром» конкурирует с «Роснефтью» по скупке нефтяных активов. А попутно с помощью Газпромбанка обрастает электроэнергетикой и машиностроением. «Рособоронэкспорт» прославился рейдерским захватом АвтоВАЗа и готовится к продаже камазовского госпакета, а АЛРОСА присматривается к «Норникелю».

Руководители упомянутых лидеров национализации – Алексей Миллер, Андрей Костин, Владимир Якунин, Сергей Чемезов, Александр Ничипорук, Сергей Богданчиков – наемные менеджеры. Их карьера и благосостояние зависят от Кремля, а не от экономической эффективности возглавляемой компании и уж тем более не от мнения миноритарных акционеров (которые пока есть только у «Газпрома»). А поскольку в нынешней большой политической игре количество в полном соответствии с известным марксистским законом переходит в качество, то цель оправдывает средства и о высокой стоимости национализации руководителям создаваемых госчеболей можно не задумываться.

В ожидании реванша
Залоговые аукционы 1995 года были, по сути, кредитованным выкупом. Олигархи покупали госактивы за государственные же деньги, размещенные в их банках. «Бархатная» национализация 2005 года тоже осуществлялась на заемные средства. При цене барреля нефти, приближающейся к $70, и почти $170 млрд имеющихся у страны золотовалютных резервов западные банки охотно вкладываются в Россию.

1990-е годы были отмечены ростом госдолга – и внутреннего, и внешнего, что, как известно, закончилось дефолтом. Сейчас стремительно увеличивается корпоративный внешний долг. При этом значительная часть заимствований приходится на госкомпании. С 2002 года их долг увеличился с $12 млрд до $64 млрд. Эти обязательства опосредованно ложатся на государство, нивелируя тем самым попытки сократить суверенный внешний долг. Поэтому Минфин озаботился ограничением внешних заимствований госкомпаний.

Нельзя не отдать должное главе финансового ведомства Алексею Кудрину. Он фактически лишил опекаемую им компанию АЛРОСА возможности приобрести «Норникель». Ведь контрольный пакет этого металлургического гиганта обошелся бы АЛРОСА не менее чем в $7 млрд, при том что ее собственная капитализация незначительно превышает эту сумму.

Профильное экономическое образование позволяет Алексею Кудрину предвидеть то, о чем еще не догадываются увлекшиеся национализацией питерские «чекисты» и «юристы». По расчетам Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), из-за растущего платежеспособного спроса в 2007–2008 годах резко увеличится импорт, что приведет к уменьшению сальдо платежного баланса с нынешних $91 млрд до $7 млрд. А это крайне негативно скажется на обслуживании внешнего долга, как суверенного, так и корпоративного. Кроме того, аналитики ЦМАКП предрекают возникновение банковского кризиса ликвидности, поскольку ЦБ из-за сокращения притока в страну валюты не надо будет печатать рубли.

Несложно догадаться, как эти явления отразятся на политической ситуации в стране и грядущей президентской кампании. Как бы для сохранения преемственности власти Владимиру Путину не пришлось, подобно Борису Ельцину, идти на компромисс. Только на сей раз не с силовиками, а с «равноудаленными», но обладающими изрядным запасом наличности олигархами.

Пытаясь избежать столь нежелательного для себя развития событий, Кремль начал делиться своими главными сырьевыми активами с западным истеблишментом. Так, экс-канцлер ФРГ Герхард Шредер возглавил совет директоров Северо-Европейского газопровода. Аналогичную должность в «Роснефти» предлагали занять близкому другу Джорджа Буша, бывшему министру торговли США Дональду Эвансу. Однако тот отказался, сославшись на личные причины. Такие «вакансии» (которые чреваты существенными репутационными издержками, что, по всей видимости, и повлияло на решение Эванса) интересны Западу до тех пор, пока цена на российские углеводороды сохраняется на достаточно высоком уровне.

С другой стороны, весьма показательно поведение олигархов – в них опять проснулся интерес к банковскому бизнесу. Продавший все свои промышленные активы Александр Несис говорит, что от НОМОС-банка избавится «в самую последнюю очередь». Александр Лебедев, который, похоже, тоже уже ничего не имеет, кроме Национального резервного банка, всерьез увлекся ипотекой. Владимир Потанин и Михаил Прохоров рассчитывают поднять капитализацию Росбанка с помощью IPO. МДМ-банк вновь, как и пять лет назад, превращается в некое подобие инвестфонда.

«Равноудаленные» и «равноудаляемые» собственники нуждаются в личном казначействе, где можно хранить вырученные во время «бархатной» национализации средства, пока вновь не начнется приватизация. А заодно и приближать долгожданный день, повышая с помощью кредитов платежеспособный спрос своих сограждан.

Александр Бирман



Комментарии
Профиль пользователя