Коротко

Новости

Подробно

Долги в ассортименте

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" от , стр. 1013

В России в этом году наконец-то сформировался вторичный рынок кредитных портфелей. Причем кредитные портфели продают уже не только в кризисных ситуациях, например, в случае большой доли просроченных кредитов и для повышения ликвидности банка. Участники рынка начинают зарабатывать и на продаже хороших долгов.


До ноября этого года долги (как физических, так и юридических лиц) перепродавались почти исключительно на межбанковском рынке. Однако теперь появилось первое независимое коллекторское агентство, основная задача которого – возврат проблемной задолженности по необеспеченным банковским кредитам для физических лиц. «Секвойя Кредит Консолидейшн» будет брать на себя возврат проблемных кредитов в размере 70–80% от их номинала, за что будет брать себе четверть возвращенной суммы в качестве комиссионных. Появление такой организации свидетельствует о том, что портфели проблемных кредитов у российских банков достигли объемов, достаточных для того, чтобы обращаться с этой проблемой к аутсорсинговой организации.

По данным Банка России, за 9 месяцев этого года объем выданных банками кредитов населению вырос в полтора раза – с 298,4 млрд руб. в январе до 490,5 млрд руб. в сентябре. При этом просроченная задолженность по потребительским кредитам увеличилась почти в два раза – с 3,4 млрд руб. в январе текущего года до 6,6 млрд руб. в сентябре. По оценкам игроков рынка, в банках, активно занимающихся розничным кредитованием, просроченные кредиты могут составлять до 10% объема выданных.

До появления «Секвойя Кредит Консолидейшн» в России существовала только одна специализированная организация по возврату долгов. Однако она была создана при банке, который чаще всего сталкивался с проблемой невозврата кредитов в силу лидерства в этом сегменте рынка: «Русский стандарт» создал в 2001 году для управления проблемными долгами заемщиков ООО «Агентство по сбору долгов». Оно и понятно: по официальным данным банка, на просроченную задолженность приходится около 2,5% общего объема потребительских кредитов, что составляет, по меньшей мере, $41,5 млн.

Остальные банки до последнего времени предпочитали возвращать долги силами собственных служб безопасности. «У нас низкий уровень просрочки, но уже были случаи, когда службе безопасности приходилось реализовывать залог, под который брался проблемный кредит,– говорит глава управления кредитования физических лиц Московского кредитного банка Анна Иванова.– Пока что мы справляемся своими силами. Но я думаю, что услуги независимого коллекторского агентства будут востребованы у банков, которые активно занимаются потребительским кредитованием. Вопрос только в стоимости: банк должен решить, что ему дешевле – укрепить свою службу безопасности и оставлять кредиты в банке, или с дисконтом отдавать кредиты агентству. Я думаю, что в подобное агентство имеет смысл обращаться в случае, если доля просроченных кредитов в портфеле розничного банка превышает 10%».

«Спрос на эти услуги среди банков существует, поскольку взимание проблемных долгов все-таки не является банковской функцией,– соглашается заместитель директора департамента розничного бизнеса Банка Москвы Роман Воробьев.– Агентству все равно – один или тысячу кредитов оно берет в работу. Ведь в любом случае по каждому кредиту идет индивидуальная работа. Мы изучаем экономическую целесообразность передачи проблемных кредитов на аутсорсинг».

Тем не менее, большинство банков к появившейся возможности переложить свои заботы по возвращению проблемных долгов на чужие плечи относятся все еще осторожно. «Неплательщики есть разные: те, которые пропали и не собираются возвращать кредиты вовсе, и те, которые просто опоздали с оплатой. Принимая во внимание, что у нас в стране еще не сложилась культура выплаты кредитов, граждане могут уехать в отпуск и забыть выплатить банку проценты по кредиту. Но, вернувшись, они добросовестно уплачивают банку и проценты и пени,– говорит глава управления кредитных услуг банка «Первое ОВК» (группа «Росбанк») Владимир Вешняков.– Отдавать агентству работу со второй категорией заемщиков – нецелесообразно. Но я думаю, что большинство банков может самостоятельно работать и с первой группой заемщиков. Помимо рисков невозврата кредита у банка есть еще репутационные риски: если кредит будет оставаться на балансе банка, но работа по его возвращению будет передана аутсорсинговой организации, в случае, если она будет работать с проблемным заемщиком некорректно, может случиться так, что банк потеряет лицо. И многое еще будет зависеть от тарифов, по крайней мере, 25% мне кажутся очень высокой платой».

Кредитная история
Реализовывать свои кредитные портфели, то есть передавать права требования по своим кредитам другим организациям, банки начали этим летом. Кризис на межбанковском рынке сформировал новый вид банковского бизнеса – торговлю кредитными портфелями. Если на Западе это давно стало обычным делом, то в России продажа кредитного портфеля – экстраординарное событие. К сожалению, в большинстве случаев оно свидетельствует о том, что банк-продавец испытывает серьезные проблемы с ликвидностью.

«В этом случае выбор, стоящий перед банкирами, прост – либо продать портфель, либо обанкротиться»,– говорит вице-президент Пробизнесбанка Людмила Лебедева.

Напомним, что в период летнего кризиса провести продажу части кредитного портфеля пытался Гута-банк, до того, как он был поглощен ВТБ. Размер кассового разрыва «Гуты» составлял примерно $150 млн. Прибегнуть к такому способу решения проблемы с ликвидностью хотел и КредитТрастБанк. Сумел же совершить такую операцию банк «Диалог-Оптим», причем, по заявления руководства банка, практически без дисконта.

В целом, можно выделить три причины, которые на сегодняшний момент вынуждают российские банки продавать свои кредитные портфели. «Когда у банка проблемы с ликвидностью, когда он хочет продать непрофильные или ставшие непрофильными кредиты (при смене стратегии развития, например), и когда банк хочет продать кредиты с отраслевыми или другими дополнительными рисками, то есть проблемные кредиты»,– резюмирует глава управления кредитования СДМ-банка Сергей Козлов.

Покупателем портфеля, как правило, является другой банк, который чувствует себя лучше в кризисных условиях. «Теоретически, продать портфель можно любым третьим лицам,– говорит аналитик Игорь Лавущенко из ИК «Проспект».– Однако на практике такая возможность реализуется крайне редко».

«Помимо банков, покупать портфели могли бы товарищества взаимного кредитования, но у них просто нет достаточного количества денег,– соглашается Людмила Лебедева.– Также портфели могли бы выкупать агентства по урегулированию проблемных кредитов, но таких в России пока практически нет, в основном такие агентства – кэптивные».

Искусство продавать
Способов, с помощью которых банк может найти покупателя на свой кредитный портфель, не так уж много, и все они достаточно тривиальны. «Можно начать с того, что обзвонить знакомых и дружественных банкиров и предложить им купить портфель. Можно заявить о продаже портфеля на «тусовке», слухи разносятся быстро,– поделился опытом с СФ представитель одного из московских банков.– Кроме того, можно начать искать покупателя через акционеров или клиентов по их связям. Иногда получается так, что крупные заемщики сами ищут покупателя на кредитный портфель банка, где они обслуживаются».

Если говорить об открытом рынке, то здесь эффективными способами являются публичные заявления и рассылка пресс-релизов, а также поиск покупателей через профильные банковские ассоциации.

Когда покупатель найден, начинается оценка стоимости кредитного портфеля. Покупая чужие кредиты, банк берет на себя новые кредитные риски, поэтому покупка всегда идет с дисконтом.

Размер дисконта изначально зависит от качества кредитного портфеля. Поскольку, чтобы оценить это качество, банку-покупателю надо вникнуть в условия каждого кредита, входящего в портфель, большие шансы на успешную продажу имеют портфели, состоящие из однотипных кредитов. «Если рынок торговли кредитными портфелями начнет развиваться в России, вначале он в большей степени будет представлен ипотечными и стандартными потребительскими кредитами,– считает Игорь Лавущенко.– Тогда эти риски можно учитывать в целом по портфелю, но и дисконт при этом может быть выше».

Неизбежна будет и еще одна составляющая дисконта: банк-продавец, как правило, будет стремиться избавиться в первую очередь от наиболее проблемной части портфеля. Даже если при непосредственном анализе портфеля это будет неочевидно, такой риск для покупателя все равно присутствует.

Размер дисконта может быть самым разным: опрошенные СФ участники рынка оценивают его от 0,5% до 30% продаваемого портфеля. «Скидка» зависит от качества портфеля, ситуации с ликвидностью на рынке (то есть, насколько сложно будет найти покупателя) и оперативности сделки. «Практически всегда стоимость будет определяться на индивидуальной основе, так как рынка данного продукта в России пока нет»,– полагает Игорь Лавущенко.

По мнению экспертов, если ситуация не слишком кризисная в целом, то найти покупателя будет не слишком сложно. Ведь почти всегда выгодно задешево увеличить свои активы, если у покупки приемлемый риск. «Надо только, чтобы у самого покупателя хватило ликвидности в случае, если и его коснется кризис уже после совершения сделки,– отмечает Игорь Лавущенко.– Для банка-покупателя чужие кредитные портфели – это хороший шанс улучшить свое положение, воспользовавшись кризисной ситуацией».

Оценка риска
Эксперты подчеркивают, что оценка стоимости кредитного портфеля всегда производится с учетом уровня кредитного риска по портфелю. Для этого проводится экономическая и юридическая экспертиза кредитных вложений. На основании проведенного анализа делается вывод о характеристике кредитного портфеля: диверсифицированность, рыночность, концентрированность, обеспеченность. При этом обязательно анализируются кредитные досье. «В случае с кредитами по большому количеству физических лиц оценивается целевая кредитная аудитория, качество методики банка по оценке заемщика, юридические риски договорной базы, качество обеспечения кредита, доля просроченных выплат по процентам и основному долгу»,– говорит Сергей Козлов. «Для оценки уровня рисков по портфелю проверяется наличие любых иных обстоятельств, увеличивающих уровень кредитного риска,– рассказывает Людмила Лебедева.– Таким образом, мы определяем размер кредитных вложений, которые могут быть реально погашены. На основании всей перечисленной информации рассчитывается размер корректировки балансовой стоимости выданных ссуд и авансов путем увеличения/уменьшения размера созданных/создаваемых резервов и соответствующего изменения балансовой (номинальной) стоимости выданных ссуд и авансов».

Если речь идет о кредитном портфеле определенной срочности (6 месяцев, год и т.д.), то стоимость портфеля, как правило, при продаже оценивается с учетом дисконтирования по ставке, эквивалентной степени риска, то есть определяется приведенная стоимость ожидаемых денежных потоков. Если выставляется кредитный портфель корпоративных заемщиков, как правило, эффективнее продажа по отдельным ссудам. «Покупателем в этом случае может выступать банк, в котором заемщик имеет достаточно большой объем ссудной задолженности,– рассказывает Людмила Лебедева.– Дисконт при продаже портфеля приемлемого качества (без проблемных ссуд) составляет 5–10%, то есть может быть приобретен за 90–95% от номинальной стоимости. Следует, однако, учесть, что любая такая сделка, как правило, имеет ряд особенностей, что отражается на величине дисконта и стоимости портфеля».

Только после того, как все риски будут оценены, продавец и покупатель договариваются о цене и подписывают договор о переуступке прав требования. Затем происходит обмен денег на документы по портфелю.

Портфель покупается без права изменения условий договора, если только в договоре с заемщиком нет пункта о том, что банк может в одностороннем порядке изменять ставку по кредиту. Тогда новый владелец кредитного портфеля может по собственному усмотрению повысить или снизить ставку по кредиту. Во всех остальных случаях заемщик, как выплачивал свои взносы и проценты на оговоренных условиях, так и продолжает их выплачивать. Поменяется только получатель этих денег.

Банк, продавший свой кредитный портфель, уведомляет клиентов о том, что теперь им нужно погашать кредиты в офисах другого банка всеми доступными способами. «Сразу после того, как мы переуступили права требования на половину своего кредитного портфеля по автокредитованию МДМ-банку, мы как можно быстрее разослали заемщикам официальное письмо за подписью руководителей обоих банков, в котором указывались все новые данные для погашения кредитов, адреса, телефоны и так далее,– рассказала СФ Анна Иванова.– Плюс к этому наши сотрудники позвонили каждому клиенту по телефону. А когда люди приходили гасить проценты, в офисе банка им выдавали такое же официальное письмо со всеми новыми данными для погашения кредита».

Перспективы роста
В отличие от западных банков, для которых торговля кредитными портфелями – обычная практика, российские банки рассматривают возможность продажи кредитного портфеля как очень серьезный шаг. Сейчас каждый розничный банк стремится к увеличению собственной кредитной базы. К тому же наработка хорошей кредитной базы требует от банка больших усилий: нужно проверить каждого впервые приходящего в банк заемщика, разработать скоринговую систему и так далее. На Западе же, где культура «жизни взаймы» имеет многолетнюю историю, и у банков уже имеются давно сформированные кредитные базы, таких проблем не существует. Западные банки в течение десятилетий выдают долгосрочные кредиты, которые там считаются наиболее надежными.

У нас увеличение доли долгосрочных кредитов пока сдерживается особенностью структуры пассивов: собственные средства банков относительно невелики, а привлеченные имеют по преимуществу кратковременный характер. Поэтому у многих экспертов качество кредитных портфелей в некоторых банках вызывает сомнение. Но, даже учитывая этот фактор, банки неохотно идут на продажу своих портфелей, так как никто не хочет продавать без веских на то оснований годами копившихся заемщиков.

Тем не менее, по мнению экспертов, торговля кредитными портфелями на межбанковском рынке будет развиваться, и набирать обороты. Банкиры связывают это с пессимистическими ожиданиями по возврату кредитов. «Средние и небольшие банки должны научиться принимать на себя повышенные риски и работать с заемщиками худшего качества,– заявлял ранее СФ председатель банка «Центрокредит» Андрей Тарасов.– Из-за отсутствия у банков такого опыта процесс будет мучительным, мы обязательно столкнемся с кризисами кредитных портфелей. Во всяком случае, для меня совершенно очевидно, что после псевдокризиса на рынке межбанковских кредитов будет настоящий полномасштабный кризис кредитных портфелей у очень многих банков. В той или иной степени проблемы с возвратом коммерческих кредитов испытают все банки без исключения, даже Сбербанк. По мнению Сергея Козлова, с проблемами в первую очередь столкнутся банки, активно развивающие экспресс-кредитование. «Хорошее качество у кредитов на приобретение автомобилей, квартир,– считает он.– Хуже на бытовую, аудио-видеотехнику, на неотложные нужды. Это подтверждают и разные проценты по кредитам, которые являются индикатором риска».

Вторая причина, по которой банки будут развивать бизнес по продаже кредитных портфелей, заключается в нехватке средств на развитие собственно кредитного направления. На Западе, например, рефинансирование кредитных портфелей развито широко, поскольку там оборачиваемость кредитных ресурсов и их доступность намного выше. К рефинансированию там, как правило, прибегают при продвижении каких-либо новых банковских продуктов, для более быстрого освоения ниши рынка.

Подобная торговля кредитами физических лиц уже идет и у нас. Пока, правда, исключительно в наиболее ликвидном секторе кредитования – ипотеке. На днях некоторые заемщики Городского ипотечного банка получили уведомления о том, что права требования их долга были преданы из Городского ипотечного банка в «Райффайзенбанк Австрия». «В западных странах продажа кредитного портфеля – нормальная составляющая банковского бизнеса. В ипотечном бизнесе есть две модели развития: первая (европейская) – когда банк выдает кредиты и держит их у себя на балансе, а вторая (распространена в США) – когда банк постоянно снимает эти кредиты с баланса,– рассказывает председатель правления Городского ипотечного банка Николай Шитов.– Бизнес-модель нашего банка подразумевает и такой вариант, когда выпущенные кредиты продаются с баланса банка. В нашем случае – это один из способов приобретения банком дохода, и полученные средства могут направляться на выпуск следующего пула кредитов».

Таким образом банки решают проблему отсутствия в России рынка ипотечных ценных бумаг, которые во всем мире являются источником «длинных» денег для ипотечных банков. «За последние три года это уже третья наша сделка по купле-продаже ипотечного пула,– говорит Шитов.– Для активизации ипотечного рынка участники (первичные кредиторы) должны объединить усилия по стандартизации пулов. Чем скорее это случится – тем лучше для рынка. Пока проводятся только первые сделки, и мы здесь являемся в некотором роде новаторами, адаптируя западный опыт к российскому рынку».

В таких случаях переуступки прав требования, все условия получения и обслуживания кредита для заемщиков остаются прежними. «В кредитном договоре, который заключается между нашим банком и заемщиком, прописана как возможность переуступки кредита другому банку, так и неизменность всех условий погашения кредита в этом случае»,– объясняет представитель Городского ипотечного банка.

Что касается потребительских кредитов, то, поскольку они менее ликвидные, и банки пока еще заняты формированием клиентской базы по потребительскому кредитованию, можно предположить, что передача прав требования по потребительским кредитам другим кредитным организациям станет для банков привычным делом только после того, как объемы потребительского кредитования в России приблизятся к уровню развитых стран.

Ирина Кузьменко



Комментарии
Профиль пользователя