Коротко

Новости

Подробно

От Микки Мауса до Рататуя

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 58

Две номинации прошедшего "Оскара" заслуживают особого внимания — это короткометражный и полнометражные мультфильмы. Их рассматривают отдельно, хотя на самом деле это две стороны одной медали — будущее и прошлое кинематографической анимации, а может быть, и кино в целом.


В оскаровском соревновании вновь принял участие российский мультипликатор Александр Петров, благодаря которому российская пресса всерьез заинтересовалась анимацией на "Оскаре". Пусть даже его лента "Старик и море", получившая к немалому изумлению россиян "Оскара" в 1999 году, и была сделана в Канаде на канадские и японские деньги.

В этом году оскаровские академики снова отметили нашего единственного мультипликатора-оскароносца: петровская "Моя любовь" вышла в финал как претендент на звание лучшего короткометражного мультфильма. Надежды на главный приз не оправдались, но для режиссеров всего мира весьма почетной наградой является само попадание в оскаровский шорт-лист.

Американские академики, которые обычно игнорируют российскую анимацию, фильмы Петрова отметили с самого начала: он — единственный русский, удостоившийся оскаровского внимания. Ни Юрий Норштейн, ни Андрей Хржановский, ни Федор Хитрук, ни Эдуард Назаров, ни Александр Татарский в списках не значились, хотя они куда ярче представляют русскую анимационную школу, чем стоящий особняком Александр Петров.

Его фильмы чересчур серьезны, академичны настолько же, насколько и виртуозны: он представляет редчайшую и весьма нетехнологичную технику анимации: рисунок маслом по стеклу. За это его, вероятно, и приняли в придирчивую оскаровскую семью, ведь в отличие от всех других категорий, тесно связанных с индустрией, категория "лучший короткометражный анимационный фильм" всегда существовала чистого искусства ради.

К своему "Оскару" 1999 года Александр Петров шел верной дорогой. Первую номинацию режиссер получил за дипломный проект, фильм "Корова", в 1989 году. На церемонию 1997 года, когда следующий фильм Петрова был представлен к "Оскару", он приезжал уже из Канады, где начинал работу над фильмом "Старик и море", за который в 1999-м и получил долгожданную статуэтку.

Четвертый фильм Петрова в его фирменной, уникальной и филигранной технике, представленный к "Оскару" в этом году, проиграл более традиционному с технической точки зрения, зато куда более ироничному и современному, чем сентиментальная "Моя любовь", кукольному фильму. В мультфильме-хорроре Сьюзи Темплтон и Хью Уэлшмена "Петя и волк" Петя выглядит и ведет себя как озлобленный эмо-чайлд и при этом живет в российской деревне, где все носят ушанки, по улицам свободно ходят не только волки, но и охотники-гопники, дедушка ездит на "копейке" и ходит в чебуречную.

Как бы то ни было, относительная неудача Александра Петрова вряд ли приведет к тому, что его разлюбят в Лос-Анджелесе. Он уже стал частью оскаровской системы и постоянным номинантом премии в категории "лучший короткометражный анимационный фильм" — одной из самых старых в номенклатуре "Оскара" и весьма уважаемой.

Категория короткометражного анимационного кино появилась в наградном списке Американской киноакадемии в 1931 году, а первую награду вручили в 1932-м, конечно же, Уолту Диснею. Первые годы, когда премия была исключительно национальной и даже еще не носила названия "Оскар", существование анимационной номинации, в сущности, оправдывал только Дисней. Доходило до того, что отец Микки Мауса получал статуэтки подряд больше десятилетия.

Это понятно: в 30-х у Уолта Диснея было мало конкурентов. В сущности, категорию анимационного искусства ввели "на вырост". Так что первое время "Оскар" давали за забавно нарисованного героя и за то, что (о чудо!) он двигался. В середине 40-х эстафету от Диснея принял Фред Куимби из Metro Goldwin Mayer. Но оба они в большинстве случаев выступали в качестве продюсеров, а не режиссеров анимационного кино.

Инертность киноакадемии была причиной едва ли не самой большой несправедливости за всю историю премии: годами полнометражные мультфильмы — в силу своей "неформатности" — оставались за бортом анимационного конкурса. Их иногда номинировали за лучшую музыку или сценарий, максимум — удостаивали специальных наград за технические достижения в анимационном ремесле. Так что все большие мультфильмы про Бемби или выводок долматинцев академики обходили стороной.

Страшно сказать, даже великая диснеевская "Белоснежка и семь гномов" 1938 года удостоилась лишь добрых слов за новации. Что уж и говорить о других больших диснеевских картинах: в "Короле льве" академики отметили только саундтрек, и статуэтку унес Элтон Джон. Титаническую работу аниматоров обходили вниманием из-за формального несоответствия.

С появлением в начале 1990-х студии Pixar в полнометражной анимации многое изменилось. Под руководством бывшего создателя компьютерной фирмы Apple Стива Джобса Pixar выпустила компьютерный мультфильм, который отличался от диснеевских сказок. Герои сменили сказочный язык на сленг, вместо плоской картинки появилась объемность, а юмор, что самое важное, понравился взрослым. Но даже первые пиксаровские хиты ничего большего, чем похвала (то есть специальное упоминание), от главной кинематографической премии не получили.

В американской прессе представители анимационного цеха жаловались на то, что пожилые люди, которые в основном составляют Американскую киноакадемию, просто "не видят мультфильмов и не замечают их". Хотя если уж не сами мультфильмы, то их кассовые сборы не заметить было трудно — они иной раз в разы превышали сборы игровых фильмов. Отнекиваясь, академики выставили условие: если наберется восемь фильмов, удовлетворяющих требованиям премии, тогда академия учредит новую номинацию.

Номинацию "лучший полнометражный анимационный фильм" ввели в 2001 году. И плотину прорвало: в первый же раз за статуэтку сражались такие знаменитые и успешные супертяжеловесы, как "Шрек" (Dreamworks) и "Корпорация монстров" (Pixar).

"Шрек" получил "Оскара" первым. Академики опомнились вовремя: игнорировать ставший безумно популярным фильм было уже нельзя, а оценивать его наравне с игровым кино, с опусами маститых кинорежиссеров с участием именитых актеров было бы все-таки очень странно. Сейчас продюсеры Fox, DreamWorks, Universal, Paramount, Nickelodeon и, конечно же, Disney-Pixar работают именно на эту, "полнометражную" номинацию. И придерживаются одного правила. Мультфильм, какие бы плюшевые существа, оловянные солдатики, сказочные монстры в нем по традиции не появлялись, должен быть сделан для обеих аудиторий — детской и взрослой. Чтобы затейливой картинкой могли наслаждаться дети, а шуточки считывали бы при этом их родители.

Получается, что если номинация за лучший короткометражный фильм была учреждена раньше времени, то за лучший полнометражный фильм — сильно запоздала. Но, на удачу замешкавшихся оскаровских идеологов, одно другому пошло на пользу. То, что так высоко ценили в короткометражной анимации, сумели со временем перенести в полнометражную. И это заметно, если сравнить фильмы в старой и новой категории.

Казалось, что между короткометражной и полнометражной номинациями отныне установится граница, по одну сторону которой будут артистический риск и новаторские техники, а по другую — двусмысленные шутки, лучшие голливудские сценаристы и яркая компьютерная картинка. Оказалось, что это совсем не так. Множество раз номинированный за короткометражки Ник Парк получил награду за полнометражный мультфильм "Уоллес и Громит. Проклятье кролика-оборотня". Его уморительных пластилиновых героев, как выяснилось, можно без ущерба для зрителя заставить выйти на широкий экран. Французский мультфильм "Трио из Бельвиля", побывавший в оскаровских номинациях, сделан в стиле классического европейского комикса, в конце ХХ века из массовой продукции ставшего искусством для коллекционеров. Оскаровский победитель пиксаровский "В поисках Немо" был революционным триумфом новой анимационной техники, изрядно утеплившей компьютерную графику. Недавний лауреат Хаяо Миядзаки, названный "японским Диснеем" за сочетание эстетики аниме и американских анимационных традиций, получил награду за фильм "Унесенные призраками", который никак не назовешь искусством для масс.

А в этом году среди претендентов на "Оскар" появился черно-белый фильм Маржан Сатрапии "Персеполис" про девочку, которая взрослеет в Иране времен исламской революции, фанатеет от Iron Maiden, не желает подчиняться религиозным фанатикам и в конце концов вынужденно покидает родину, то есть картина с явным политическим подтекстом, призывающая к терпимости. Хоть "Персеполис" и уступил победу кулинарной комедии "Рататуй" не только на "Оскаре", но и в зрительном зале, он наделал в анимационном мире много шума. Да и "Рататуй" был совсем не просто мультфильмом, а удивительным сочетанием компьютерных героев и приемов авторского кино.

В сущности, с образованием новой номинации на "Оскаре" закрепили свежую тенденцию — делать полнометражные мультфильмы как экспериментальные работы, расширяющие границы жанра и использующие все возможные инновации. Конечно, короткометражки никуда не уйдут, и авторские странные бессюжетные мультфильмы останутся, но на широкий экран будут выпускать не только глянцево-слезливых красавиц и чудовищ, но и актуальные, экспериментальные, технически изощренные мультфильмы. Так что дистанция, которую "Оскар" держал по отношению к полнометражным фильмам, пошла производящим их студиям только на пользу.

В конце концов, именно оскароносная короткометражка привлекла к Александру Петрову внимание ярославских властей и позволила открыть свою анимационную студию в родном городе, где он собрал учеников. Возможно, именно благодаря этому Александр Петров сформирует команду и сделает-таки полнометражный фильм, за который получит "Оскар". Раз уж эти академики так настаивают на Петрове.

Майя Стравинская


Комментарии
Профиль пользователя