Коротко

Новости

Подробно

Настольный бизнес

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 62

На прошлой неделе отметила официальное 75-летие одна из самых известных настольных игр — Monopoly. В нее играют почти 750 млн человек по всему миру, но мало кто вспоминает, что задумывалась она как способ наглядной демонстрации бед, которые приносят монополии.


Monopoly наряду со Scrabble первая игра, которая приходит на ум, когда разговор касается настольных игр. Она уже попала в Книгу рекордов Гиннесса как самая популярная настольная игра в мире и заняла место в Зале славы, открытом ведущим мировым изданием в области игрушек журналом Games Magazine. Владелец прав на Monopoly — компания Parker Brothers, входящая в игрушечную империю Hasbro — лицензировала выпуск адаптированных к местным условиям вариантов игры для сотни городов в десятках стран, а также для известных корпораций, таких как American Express и Walt Disney, Европейского союза и даже для организаторов чемпионата мира по футболу. Дети играют в детскую Monopoly с упрощенными правилами, путешественники — в дорожную, со складывающимся полем и магнитными фишками, а миллиардеры — в Monopoly стоимостью $100 тыс., с золотыми фишками, полем из розового дерева и настоящими долларами в качестве игровых денег. А раз в четыре года проходит Олимпиада по Monopoly, в которой победитель получает сумму, которую выиграл в игре. Короче говоря, Monopoly едва ли не самый известный, самый прибыльный и самый распространенный пропагандист капитализма в мире. Что наверняка бы расстроило тех, кто эту игру придумал.

Антимонопольная монополия


Патент на игру под названием Monopoly был выдан 7 марта 1933 года жителю города Атлантик-Сити Чарльзу Дэрроу. Именно эту дату и принято считать днем рождения игры. Тем не менее первый прообраз Monopoly под названием "Игра в помещика" (The Landlord`s Game) был придуман 105 лет назад, в 1903 году, жительницей городка Брентвуд в Мэриленде Элизабет Филипс Мэги, что подтверждается официальной заявкой на патент от 23 марта 1903 года.

Элизабет Филипс, родившаяся в семье квакеров, не была сторонницей игр ради игр. Ее игра была на самом деле наглядным пособием, объясняющим, как арендная плата может обогащать землевладельцев, делая нищими арендаторов. Филипс была активной проповедницей идей экономиста Генри Джорджа, выступавшего за введение единого земельного налога и жестко раскритикованного за это Фридрихом Энгельсом. Игра Филипс продолжалась два круга. Первый круг шел по правилам, более или менее сохранившимся в игре до сих пор. Второй круг — по правилам, учитывавшим идеи Генри Джорджа — должен был, по мнению Филипс, наглядно демонстрировать преимущества единого налога.

Игра многим понравилась. Однако даже в те времена, когда она считалась скорее учебным пособием, нежели просто развлечением, многие ограничивались первым кругом игры, а до изучения идей Генри Джорджа так и не доходили.

В игру Филипс постепенно начали играть квакеры по обе стороны Атлантики, потом их друзья, и игра все более удалялась от идей Филипс. "Нам было просто интересно играть. В жизни у нас не было ни одного шанса купить железную дорогу или несколько улиц. Игра олицетворяла для нас все, что мы не могли себе позволить",— вспоминала Маргарет Даун, детство которой проходило в небольшом английском городке. Самым сильным впечатлением детства эта женщина называла момент, когда она "обнаружила под рождественской елкой "Игру в помещика", которую так рекламировали во всех газетах".

Бесперспективная монополия


Еще одним искренним почитателем "Игры в помещика" оказался преуспевающий житель города Атлантик-Сити в США Чарльз Дэрроу. Несмотря на то что именно он считается официальным изобретателем игры, его содержательный вклад был минимален. Ему лишь принадлежит идея назвать игру так, как она называется и сейчас,— Monopoly. "Все остальное, начиная с правил и заканчивая стандартным игровым полем с названиями улиц города Атлантик-Сити, было придумано до него,— говорит историк Джейн Мартинсон.— Однако если бы не было Дэрроу, об игре уже давно никто не вспоминал бы".

Дэрроу стал первым, кто всерьез начал заниматься продвижением игры на рынок. Первые наборы он делал для друзей. Каждый из них вручную. Именно ему пришла идея иллюстрировать надписи на игровом поле картинками. Так появились паровозы, означающие железнодорожные вокзалы, автомобиль на бесплатной стоянке и т. д.

Получив патент на игру, он попытался заинтересовать ею несколько крупных компаний по производству игрушек, в том числе и Parker Brothers, однако везде получил отказ. Представитель Parker не поленился даже перечислить 52 причины, по которым, как была уверена компания, игру ждал непременный крах на рынке. Дэрроу, однако, продолжал продавать игру, которая изготавливалась по его чертежам одной из типографий Атлантик-Сити.

Успех игры был настолько велик, что через год уже представитель Parker Brothers обратился к Дэрроу с предложением о покупке прав на игру. После того как были урегулированы все юридические аспекты, Parker Brothers стала единоличной владелицей игры, отчислявшей, впрочем, Чарльзу Дэрроу гонорары от каждого проданного экземпляра. А еще через год в Monopoly играла вся Америка.

Воюющая монополия


В декабре 1935 года Monopoly перешагнула через океан. Британская компания Waddington Games получила лицензию на изготовление и продажу игры Monopoly на территории всей Британской империи. Именно тогда и произошла первая адаптация игры. По совету детей одного из сотрудников Waddington Games все объекты недвижимости на игровом поле были переименованы. "Я пытался играть в стандартную Monopoly, но названия улиц, площадей и вокзалов мне ничего не говорили, как, впрочем, и цены в долларах. Другое дело британская Monopoly. Я по крайней мере понимал, зачем платить такие бешеные деньги за Мейфер",— вспоминал позже один из сотрудников Waddington Games.

Благодаря Waddington Games игра начала переводиться на другие языки. "Компания хотела продавать игру по всей Европе, и тут оказалось, что во многих странах ее хотели бы видеть на своем языке,— рассказывает историк Майкл Беннет.— И если в некоторых странах переводные варианты Monopoly появлялись под влиянием рынка, то в тоталитарных странах, таких как Италия, адаптация была обязательным условием, которое диктовали власти". В Германии игра была формально запрещена, однако после начала второй мировой войны немцы не стали распространять запрет на оккупированные территории. "Политика была проста: там, где это было разрешено до нацистов, продолжали играть и после их прихода",— говорит Беннет. Типичный пример — Австрия и Нидерланды, где игра пользовалась фантастической популярностью.

Вторая мировая война — героическая страница в истории игры. Поставки игры в страны, с которыми Британская империя находилась в состоянии войны, прекратились. Однако немцы не препятствовали экспорту наборов Monopoly в Швейцарию. Этим решили воспользоваться британские военные власти. Они сумели договориться с Waddington Games о производстве специальных наборов игры для военнопленных. В них вместо стандартного набора вкладывались настоящие географические карты, деньги и еще масса других вещей, полезных для пленных, готовящих побег из лагеря. Такие наборы распространяли среди британских, австралийских или американских военнопленных ничего не подозревавшие представители Швейцарского Красного Креста, осуществлявшие рутинные инспекции мест содержания военнопленных. "Я лично говорил с тремя бывшими военнопленными, которым такое, если позволите, специальное издание Monopoly помогло бежать из концлагеря,— говорит французский эксперт Жером Пари.— Разумеется, в наборах не было никаких складных лопаток, зато были карты, компасы и деньги, без которых беглецов наверняка поймали бы".

Всемирная монополия


После окончания второй мировой войны игра стала по-настоящему глобальной. Уже в первые послевоенные годы продажи игры превысили 1 млн наборов в год. Некоторые рынки оказались закрыты для капиталистической игры, зато открылись новые. Monopoly получила распространение в Латинской Америке, а также на Ближнем Востоке. В 1959 году игру впервые привезли в Москву и представили в рамках Американской национальной выставки. Как писал позже один из самых известных в мире специалистов по Monopoly (и по совместительству один из топ-менеджеров компании Parker Brothers) Филип Орбейнс, все наборы Monopoly, привезенные в Москву, были украдены посетителями выставки.

Именно в это время Parker Brothers и Waddington Games начали в массовом порядке переводить игру на национальные языки. Более того, во многих случаях специальные издания игры существуют даже для отдельных частей страны. В настоящее время, по данным Parker Brothers, игра переведена на 37 языков и лицензирована в 103 странах.

"Если вы считаете, что эти цифры дают исчерпывающее представление о проникновении игры, вы ошибаетесь,— говорит сотрудник фирмы Hasbro, которая сейчас владеет правами на игру.— Во многих странах игра локализована на уровне городов и общин. Представьте себе, что в Германии есть как минимум 30 вариантов игры для различных городов страны, примерно столько же вариантов есть во Франции".

С 1973 года проходят чемпионаты мира по игре в Monopoly, участники которых отбираются на национальных чемпионатах. Они проводятся под контролем двух ведущих производителей игры — американской Hasbro и британской Waddington Games. Следующий чемпионат должен пройти в 2008 году.

"Monopoly, пожалуй, одна из немногих коммерчески успешных игр, которая прошла проверку временем,— говорит историк Майкл Беннет.— Правила игры практически не менялись с тех пор, как были выработаны совместно представителями Parker Brothers и Чарльза Дэрроу. Правда, во всем остальном игра проявила способность меняться под влиянием времени".

И речь, разумеется, идет не только о том, что после введения европейской валюты в большинстве стран Европы Monopoly перешла с марок, франков и лир на евро. Например, в 2005 году в Британии вышла модернизированная игра, отвечающая реалиям XXI века. Счет шел уже не на сотни фунтов, а на миллионы, а в качестве вариантов для вложения средств фигурировали не банальная водопроводная компания или вокзал, а, к примеру, газета The Sun и аэропорт Хитроу. Самая дешевая недвижимость этой игры — знаменитый рынок на Портобелло-роуд, а самая дорогая — не Мейфер, а лондонский Сити и деловой комплекс Кэнери-Уорф.

А на следующий год в мире появилась первая игра Monopoly, в которой реальные, пусть и игрушечные, деньги были заменены на электронные. В Европе к стандартному набору были приложены дебетовые карты Visa и оборудование для электронных расчетов. В США, правда, названия Visa на карточках не было.

Наконец, игрой заинтересовался и Голливуд. В 2007 году режиссер Ридли Скотт объявил, что намерен снять фильм по мотивам знаменитой игры. Жанр фильма определен как комедийный триллер. "Я думаю, что это будет редкий случай product placement наоборот,— говорит американский эксперт Джо Батиста.— Нормальный product placement — это когда фильм рекламирует какую-то торговую марку. В данном случае если фильм и вправду будет снят, то торговая марка Monopoly будет главной рекламой фильма. Я не думаю, что найдется хоть кто-то из хотя бы один раз сыгравших в Monopoly, который не посмотрит фильм".

ВЯЧЕСЛАВ БЕЛАШ


Комментарии
Профиль пользователя