Коротко

Новости

Подробно

Обвиняемый в убийстве имама юридически точно признался

Присяжные его оправдали

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Оправдательным вердиктом завершилось в Верховном суде Дагестана разбирательство по делу Султана Арслангереева, которого обвиняли в убийстве "на почве религиозной ненависти" священнослужителя в Махачкале и участии в преступном сообществе.


По версии обвинения, 21-летний житель Махачкалы Султан Арслангереев (подробно о его деле "Ъ" рассказывал 18 января) входил в группу известного ваххабита Шамиля Гасанова, получил от него автомат и пневматический пистолет, переделанный в боевой. В феврале прошлого года, "будучи приверженцем ваххабизма, недовольный проведением в жизнь основ ислама, проповедуемого имамом Дагиром Качаевым", Султан Арслангереев, по данным следствия, решил убить его. Мечеть на Нагорной улице Махачкалы ему показал некий Рашид. Ранним утром 22 февраля прошлого года обвиняемый Арслангереев приехал туда и в комнате для омовений убил имама двумя выстрелами из пистолета в голову.

Между тем в ходе суда Султан Арслангереев заявил, что оговорил себя после пыток и угроз расправиться с его семьей. По словам Арслангереева, он был похищен сотрудниками милиции 12 мая 2007 года вместе с женой, которая была на пятом месяце беременности. Через несколько дней жену отпустили, а он провел в плену целый месяц и был обнаружен в лесу милиционерами Новолакского РОВД.

Следствие подготовилось к процессу основательно. Кроме традиционных протоколов с признаниями вины, от которых обвиняемые, как правило, на процессе отказываются, у прокуратуры на руках были такие козыри, как свидетельские показания знакомых Султана Арслангереева, у которых тот якобы оставил свою одежду; результаты экспертизы, обнаружившей на этой одежде следы ношения оружия; а главное — видеозапись следственного эксперимента, где обвиняемый расхаживает по мечети и объясняет следователю, как именно он убивал имама.

Именно эти доказательства анализировал в прениях гособвинитель Хумарбег Дандамаев, подчеркнув, что детали, которые сообщил следствию Султан Арслангереев, могли быть известны только ему. Так, например, он знал, что дверь в комнату для омовений, где произошло убийство, заедает. Знал он и подробности других преступлений, совершенных членами преступного сообщества под руководством Шамиля Гасанова и Магомедали Вагабова. Что же касается отказа от этих показаний, прокурор объяснил это тем, что "подсудимый любым способом пытался увести суд в сторону от предъявленных обвинений".

Каждый намек защитника Азиза Курбанова о недозволенных методах, применявшихся в ходе следствия, прерывался замечаниями судьи Магомеда Магомедова: "Не передергивайте! Вы можете попросить присяжных не верить показаниям, но не ставьте доказательства под сомнение. Это надо было делать раньше и без присяжных!" Тем не менее адвокату удалось отметить некоторые нестыковки в доводах обвинения: отсутствие мотива преступления (по словам брата убитого, имам вовсе не был ярым борцом с ваххабизмом), нарушение процедуры при изъятии одежды, нелогичность поведения Арслангереева, который (если верить следствию) ни с того ни с сего начал рассказывать новолакским милиционерам об убийстве, о котором его даже не спрашивали. В заключение Азиз Курбанов предложил присяжным провести эксперимент: исключить из базы доказательств признательные показания обвиняемого Арслангереева и подумать, хватит ли остального для того, чтобы осудить человека за убийство.

"Арслангереев, человек без медицинского и юридического образования, никогда бы не сказал: "Произвел выстрел в затылочную часть", это не его слова,— перечислил ляпы следствия присяжным второй адвокат Сергей Квасов.— Почему в деле две пары брюк со следами оружия? Было еще одно убийство? На видеозаписи подследственный показывает, что после убийства сунул пистолет в кобуру под мышку, а следы обнаружены в заднем кармане брюк. То, что ручка заедала, знал не только убийца, но и оперативники, прибывшие на место преступления. Два главных свидетеля, которые сказали, что Арслангереев носил автомат и признался в убийстве, в суд не явились... Все эти разговоры о том, что трудно доказывать преступления террористической направленности, меня не убеждают". Защитники потребовали оправдать подсудимого по всем пунктам.

Подсудимый в последнем слове выразил соболезнование брату покойного имама и повторил, что ни в чем не виноват: "Не бойтесь оправдать меня за то, что я не совершал".

Присяжные совещались недолго и единогласно решили, что вина подсудимого Арслангереева, которому инкриминировали помимо убийства незаконное ношение оружия и участие в преступном сообществе, не доказана. Подсудимого тут же освободили из-под стражи. Прокуратура собирается подать кассацию на решение суда.

Юлия Ъ-Рыбина, Махачкала



Комментарии
Профиль пользователя