Коротко

Новости

Подробно

Василий Алексанян пересел с нар на цепь

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 22

// ЛИКБЕЗ

На прошлой неделе скандал вокруг бывшего вице-президента ЮКОСа Василия Алексаняна, 8 февраля переведенного из СИЗО "Матросская Тишина" в гражданскую клинику (см. N5 за этот год), разгорелся с новой силой.


Арестованный в апреле 2006 года Алексанян обвиняется в хищении имущества дочерних компаний ЮКОСа на сумму около 12 млрд руб. В начале этого года выяснилось, что помимо туберкулеза, он болен СПИДом и раком лимфосистемы и нуждается в срочном лечении. После шумной кампании в СМИ и многочисленных протестов правозащитников ранее непреклонные прокуратура и суд согласились приостановить процесс и перевести Алексаняна на лечение в обычную больницу. На этом скандал, казалось бы, должен был утихнуть. Однако Федеральная служба исполнения наказаний сначала скрывала место его госпитализации, а когда адвокаты, прочесав всю Москву, нашли подзащитного в гематологическом отделении больницы N 60, отказывалась пропускать их к нему. В ведомстве ссылались на справку главврача СИЗО о нецелесообразности проведения с больным судебно-следственных действий, хотя встречи с защитой таковыми не являются. Наконец, 16 февраля адвокат Геворг Дангян получил свидание со своим подопечным. Алексанян рассказал ему, что к врачам у него претензий нет, но есть к охраняющим палату сотрудникам ФСИН, которые держат его прикованным цепью к кровати.

Это вызвало новую волну возмущения, и всю прошлую неделю руководство ФСИН только и делало, что оправдывалось. Глава службы Юрий Калинин заявил, что приковывание производится "во избежание побега в случае, если охранник на какое-то время должен покинуть свой пост" и "предусмотрено инструкциями". Начальник центра общественных связей ФСИН Александр Сидоров подтвердил слова шефа и добавил, что наручники оберегают Алексаняна не только от побега, но и от "самоубийства", а также "опасных подельников, сообщников и прочих". Более того, больного приковывают к кровати так, чтобы ему было предельно комфортно — "за руку или за ногу, как он сам попросит". В четверг побывавший в больнице омбудсмен Владимир Лукин сообщил, что "цепь убрали". Однако во ФСИН заявили, что все же продолжат приковывать Алексаняна, но только в случае необходимости и ненадолго.

По просьбе "Власти" Александр Сидоров назвал инструкции, предусматривающие такое обращение с подсудимым. Это приказ Минздравсоцразвития и Минюста от 17.10.05 N640/190 "О порядке организации медпомощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу", закон "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" и некая внутренняя инструкция, название и содержание которой представитель ФСИН раскрыть отказался.

В ходе внимательного изучения первых двух документов (с анонимным третьим по понятным причинам ознакомиться невозможно), в них не удалось обнаружить норм, прямо разрешающих приковывать больных к койкам. Пункт 132 приказа гласит, что подсудимых можно госпитализировать в гражданские больницы "при условии обязательного обеспечения в отношении этих лиц установленных для следственных изоляторов требований изоляции, охраны и надзора". Статья 45 "Применение спецсредств в местах содержания под стражей" закона о содержании под стражей раскрывает эти требования. В частности, использовать наручники разрешается только для пресечения (а не предупреждения) попыток побега, самоубийства и причинения вреда окружающим. Так как Алексанян таких попыток не совершал, то очевидно, что об их пресечении речи идти не может. Таким образом, ФСИН, мотивируя наручники необходимостью предотвратить побег, толкует закон очень расширительно.

Отметим, что та же статья закона для пресечения побега позволяет использовать еще и служебных собак (их ни в палате, ни возле нее пока не нет) и применять газовое и огнестрельное оружие (в больного пока никто не стрелял). Поэтому справедливости ради стоит признать, что с Алексаняном обходятся более чем гуманно.

Рубрику ведет Александр Куколевский

Комментарии
Профиль пользователя