"Фигура Медведева в массовом сознании остается пока непонятной"

Политический психолог Елена Шестопал считает неизбежной "кадровую революцию"

Власть потеряла доверие людей, но сможет вернуть его при новом президенте, если перестанет опираться исключительно на вертикаль. В этом корреспондента "Ъ" ВИКТОРА Ъ-ХАМРАЕВА убедила заведующая кафедрой политической психологии факультета философии МГУ ЕЛЕНА ШЕСТОПАЛ.

— За Дмитрия Медведева готовы голосовать чуть ли не три четверти россиян. Народ так сильно доверяет власти?

— Доверяют лично Владимиру Путину. Вокруг его фигуры мы и наблюдаем максимальную за постсоветские времена консолидацию общества. Фигура Медведева в массовом сознании остается пока непонятной. Когда мы спрашиваем людей, за кого они будут голосовать (а наши опросы совсем не те, что у социологов), то фамилию Медведев слышим в редких случаях. Обычно отвечают: "Понятно за кого, зачем спрашиваете?" или "А куда мы денемся?" Такие ответы означают обреченность общества и в то же время раздражение тем, что "за нас решили". Мы наблюдаем за предвыборными настроениями в обществе с начала 90-х годов. Прежде могло быть раздражение на то, что "нас обманывают" и др. Но такое — "за нас решили, нам навязали" — возникло впервые.

— Если народ голосует "как надо", велика ли разница, чем он там раздражен?

— Любой власти нужна настоящая, эмоциональная поддержка населения. Нынешнее же раздражение означает: народ прекрасно понимает, что им манипулируют. Значит, все те PR-технологии, которыми достигалась консолидация общества, дошли до своего предела. И если власть не откажется от них, начнутся совершенно иные процессы.

— Что за процессы?

— Общество, которое всерьез не верит власти, но мирится с ней, очень цинично. Народ как бы говорит руководству: "Мы делаем вид, что вам доверяем, но вы тогда сделайте вид, что нас уважаете". После этого люди становятся намного требовательнее, чем были до сих пор. А власть сможет давать им не больше, чем могла раньше. Вот здесь и начнет накапливаться во власти и в обществе взаимное недовольство.

— Вы же сказали, что люди по-прежнему верят Путину. А он остается у руля государства.

— Массовое сознание еще не решило, как ему реагировать на будущий тандем. Путину доверяют, а власти — нет, потому что президент в массовом сознании отделен от системы власти по вековой традиции отделять царя от бояр. Президент это символ власти, а премьер — всего лишь менеджер. Смена должности для Путина может обернуться и сменой его качества в глазах общества, которое приучено к тому, что царь может быть только один.

— Значит, общество полюбит "нового царя", то есть президента Медведева. И нынешняя команда сможет удержать за собой власть еще лет на восемь.

— Если власть по-прежнему будет опираться только на свою вертикаль, она не прибавит доверия к себе в обществе. Команде нужно скорее приступать к профилактике.

— Профилактика — это гайки закручивать?

— Наоборот. Я же сказала, нельзя опираться только на вертикаль власти, возможности которой для консолидации общества исчерпаны. Теперь, чтобы общество доверяло власти, нужно, чтобы и власть начала доверять людям, позволив им строить горизонталь гражданского самоуправления.

— Но она восемь лет строила совершено иную конструкцию. Вы думаете, эта команда захочет теперь перестраивать систему?

— Эта команда вряд ли. Она, похоже, свято верила, что обществом правильнее манипулировать, а не позволять ему самоорганизовываться. Поэтому власти потребуются другие люди, способные управлять в плюралистической системе. Так что в ближайшее время неизбежна кадровая революция. Придут в основном молодые люди. Медведеву, которому 42 года, будет удобнее работать со сверстниками и с теми, кто младше.

— Вы полагаете, Медведеву позволят решать кадровые вопросы? Его же назначили преемником на время, чтобы просидел до следующих выборов и уступил место Путину?

— Знаете ли, массовое сознание, конечно, еще не разглядело личности Медведева. Но я, как психолог, не могла не заметить, как изменился преемник за три месяца предвыборной кампании. Как тверже становились его взгляд и речь, как все четче в его взгляде и жестах читается, что опека "старшего товарища" его начинает тяготить. Словом, это не тот политик, который примет роль зиц-председателя или мальчика для битья. К тому же не стоит забывать, что, оказавшись в кресле, любой, даже самый исполнительный и преданный команде политик очень быстро усваивает, что в его руках есть все инструменты для того, чтобы пресечь любые попытки манипулировать собой.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...