Коротко

Новости

Подробно

Красота по-стариковски

Ювелирные коллекции Frank Gehry for Tiffany & Co.

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 58

представляет Екатерина Истомина


Американский ювелирный дом Tiffany & Co. и архитектор Фрэнк Гери представляют несколько новых ювелирных коллекций, объединенных линией Frank Gehry for Tiffany & Co. Этот союз дома и дизайнера можно назвать вполне ожидаемым. Tiffany & Co. помимо своих классических текущих коллекций уже много десятилетий выпускает дизайнерские, именные ювелирные линии и серии аксессуаров для стола.

Одним из первых "специально приглашенных гостей" стал Джин Шлюмбергер, чье сотрудничество с домом началось в 1956 году и с успехом продолжалось до самой смерти дизайнера в 1987-м. В самой компании принято даже говорить об эпохе Шлюмбергера, что справедливо, ведь Джин Шлюмбергер сформировал новый стиль Tiffany — мощные, помпезные, истинно американские украшения, демонстрирующие одновременно и богатство композиции, и отменные драгоценные камни. Ювелирный стиль Джина Шлюмбергера мы бы охарактеризовали как фантастическую буржуазность, так как из-под его ювелирного резца выходили диковинные птицы, звери, растения, которые имели свойство удивлять публику, но при этом никак не шокировать.

В 1974 году в Tiffany & Co. появился новый приглашенный дизайнер — легендарная модель и художница Эльза Перетти. С ее именем тоже связана целая эпоха, так как Перетти, натура артистичная, ввела в высокую ювелирную моду украшения из серебра. В ее вещах всегда было много американского демократизма, духа субкультуры хиппи, единожды выбранного стиля и совершенно исключительного внимания к природе. Эльза Перетти, словно Жан-Жак Руссо, отринула все искусственные, придуманные обществом формы и обратила свое внимание на формы природные. Так, культовыми украшениями работы Эльзы Перетти стали браслет в виде человеческого запястья, кулоны в виде бобов, а также подвеска под названием "Открытое сердце", являющаяся символом ювелирного искусства Tiffany второй половины XX века. Кумиром Перетти был Антонио Гауди, великий барселонский зодчий. Из почтения к мастеру Эльза Перетти навсегда поселилась в Барселоне и в Нью-Йорк наведывается редко.

В 1979 году на службу в Tiffany & Co. поступила еще одна неординарная женщина — дочь Пабло Пикассо Палома. Богемная красавица, актриса, позволившая себе сняться в ряде эротических фильмов, художница, модель и дизайнер несколько лет назад сама призналась нам в интервью: "Я тогда очень боялась, что дом Tiffany не возьмет меня на работу. Кем я была для них? Известной светской особой, сделавшей несколько ювелирных линий, в то время как дом Tiffany олицетворял для меня весь Нью-Йорк. Но мне невероятно повезло, меня взяли на работу по итогам большого конкурса, и потом я создала для этого дома свои лучшие ювелирные вещи". Ювелирные украшения, созданные Паломой Пикассо, отразили 1980-е годы, эту сложную в стилистическом плане эпоху, время расцвета бижутерии. Палома Пикассо предпочитала ярко-желтое золото, гигантские цветные камни и резкие, острые формы. Ее украшения и были чем-то похожи на бижутерию, однако невероятно драгоценную.

Следующим guest star оказался Фрэнк Гери. Договоренность о том, что Гери будет делать коллекции для Tiffany & Co., была достигнута в 2006 году. Как говорится, лучше поздно, чем никогда, ведь почтенный Фрэнк Гери — это архитектор, которого иначе как легендарным уже не называют. Он родился в Торонто в 1929 году, получил образование в университете Лос-Анджелеса и в Гарвардской школе дизайна. В 1962 году Гери открыл в Лос-Анджелесе дизайнерскую мастерскую Frank Gehry Associates, которая выпускала различные арт-объекты и предметы интерьера. Наиболее известными из них стали стулья, сделанные из гофрированного картона, именно они принесли Гери славу выдающегося дизайнера (см. стр. 72). О том, что ему интересна архитектура, Гери впервые заявил в 1972 году. И первые десять лет своей работы в этом качестве он брался за весьма малобюджетные проекты, среди них специалисты особо отмечают Музей авиации, дом Нортона и дом Вагнера (все — в Калифорнии). В 1989 году Фрэнк Гери получает Притцкеровскую премию, и с этого момента его ждут только грандиозные проекты международного масштаба. Гери начинает активно строить не только в США, но и в Японии, Германии, Испании и Чехии. Наиболее известными для европейцев творениями Гери являются так называемые "пьяные дома" в модном районе Дюссельдорфа Media Harbour, "танцующий дом" на пражской набережной Влтавы (этот дом посвящен легендарной танцевальной паре Голливуда Джинджер и Фреду) и, конечно, Музей Соломона Гуггенхайма в Бильбао, построенный в 1997-м. Именно это здание, напоминающее НЛО, оказалось в итоге визитной карточкой всего творчества Гери. Кстати, о музее в Бильбао существует один архитектурный анекдот. Аэропорт в этом городе построил другой великий архитектор Сантьяго Калатрава, и вот архитекторы шутят, что подчас здание, которое построил Калатрава, не справляется с потоком туристов, приезжающих посмотреть на здание, которое построил Гери.

Союз Фрэнка Гери и Tiffany & Co. выглядит логичным не только потому, что дом традиционно привлекает к работе guest star. И сам великий архитектор на склоне лет стал говорить о том, что был бы не прочь вновь приступить к созданию арт-объектов. Когда ему такая возможность была предоставлена руководством дома, Гери приступил к работе с рвением неофита, успев за один год создать четыре коллекции. Это Fish, Torque, Axis и Orchid. В ювелирном творчестве Фрэнка Гери можно выделить две ярко выраженные темы — геометрическую (это коллекции Axis и Torque) и "природную" (коллекции Fish и Orchid). Все украшения Frank Gehry for Tiffany & Co. подчеркнуто дизайнерские, созданные рукой одного мастера, спутать их с иными драгоценностями, выходящими в Tiffany & Co., невозможно. За основу Гери берет два своих любимых направления — это промышленный дизайн 1950-1960-х годов и ар-деко. С точки зрения эмоции эти украшения очень холодны, медитативны, математичны, выверены до миллиметра. Для их создания были использованы белое золото и серебро, полудрагоценные и поделочные камни, а также черепаховый панцирь, иными словами — никакой броской роскоши.

На самом деле еще большой вопрос, можно ли считать ювелирные украшения, созданные Фрэнком Гери, драгоценностями в полном смысле этого слова. Конечно же, нет. Это ювелирные аксессуары, это драгоценные штрихи, подобные тем, что делает Пьер Арди для дома Hermes. Однако, несмотря на крайне легкий ювелирный вес штрихов, из этих вещей можно извлечь много пользы. И пользы эстетической, ведь Фрэнк Гери, которому в следующем году исполнится 80 лет, настоящий мастер всякого дела, за которое берется.

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя