Пример для неподражаемости

Лучио Далла в Московском международном доме музыки

Концерт поп

64-летний Лучио Далла, автор песни "Caruso", значение которой для цивилизации можно сравнить разве что с "Yesterday" или "Besa Me Mucho", дал грандиозный концерт в Московском Международном доме музыки. Рассказывает БОРИС Ъ-БАРАБАНОВ.

"Caruso" — эталонное произведение в стиле classic-crossover. Поп-мелодия для оперных певцов и идеальный способ для эстрадников выдвинуться в "серьезном" жанре. Даже из России, где авторское право, как известно, отнюдь не Библия, отчисления автору "Caruso" текут рекой. Здесь эту песню включили в свой репертуар Николай Басков, Витас, Леонид Агутин и многие другие. Если же брать мир в целом, то авторские от одной этой песни обеспечили ее создателя Лучио Даллу навсегда.

Но итальянцы узнали о таланте господина Даллы задолго до 1986 года, когда была выпущена песня "Caruso". Призовое третье место на фестивале в Сан-Ремо он занял, когда фестиваль еще и не думали каждый год транслировать по советскому телевидению, в 1971 году. Самый большой успех выпал на долю Лучио Даллы в конце 1970-х — начале 1980-х. В этот период он до предела отточил мастерство "кантауторе" — автора-исполнителя. Позже были опыты на режиссерской и продюсерской ниве, без отрыва от сочинения песен он создавал рейтинговые телевизионные шоу, но, к счастью, на первые полноценные гастроли в Россию ему удалось привезти, не расплескав, атмосферу лучших представлений с собственным песенным материалом.

Привести пример столь же органичного сочетания вокальных, актерских и авторских способностей сложно, даже если не ограничиваться одной лишь Италией. Фредди Меркьюри? Но господин Далла все же не рокер, несмотря на использование в шоу полноценной громкой группы с двумя электрогитарами. Шарль Азнавур? Что ж, у них даже в чем-то схожи манеры написания песен. Речитатив, в котором излагается история, и мелодичный припев. Но господину Азнавуру, конечно, далеко до роскошного тенора Лучио Даллы, до его способности мгновенно переключаться из разговорного регистра в эстрадный, оперный или в скэт, играть голосом с самим собой и с аудиторией. В России аналогов, пожалуй, и нет. Таким автором мог бы быть у нас Александр Градский, если бы не был занят большую часть времени не видной остальному миру сочинительской работой и бесконечными нравоучениями. Пожалуй, господин Далла такой один.

Маленький человечек, одновременно напоминающий внешне Элтона Джона, Романа Виктюка и Богдана Ступку, выбрал для начала выступления песни с большим количеством низкоголосого речитатива, который потерялся в неотстроенном звуке. К середине первого отделения дело пошло на лад. К тому же в Светлановском зале дворца выстроили прекрасный концертный свет, явно запрограммированный отдельно под каждую песню. Когда Лучио Далла пел, стоя у микрофона, его можно было сравнить с лучшими итальянскими комиками. Господину Далле свойственны "та самая" жестикуляция из неореалистических фильмов, "тот самый" образ обаятельного плута.

Когда он утирал лоб алым платком и садился за синтезатор, это уже больше было похоже на Стиви Уандера, тем более что на клавишных Лучио Далла играет не хуже. В отличие от других, не вылезающих из гастролей по бывшему СССР героев Сан-Ремо типа Ricchi e Poveri и Аль Бано, на концерте Лучио Даллы действительно хотелось вникать в тексты. Однако аудитория, похоже, получала отдельное наслаждение от того, что маэстро общался с ней преимущественно по-итальянски. Вообще, это был третий вечер подряд (после концертов Элен Сегара и Gipsy Kings), когда к московской публике обращались не по-русски и не по-английски, а она этому только радовалась.

В конце первого отделения Лучио Далла оставил публику наедине с пышнотелой черной бэк-вокалисткой Искрой Менарини, которая исполнила фрагмент "Тоски" — оперы, сочиненной господином Даллой в 2003 году под впечатлением от классического произведения Джакомо Пуччини. Во второй части вечера господин Далла тоже не ограничивался чисто песенным жанром. Во время исполнения песни "Henna" к певцу подключился молодой актер Марко Алеманно, который участвовал в недавней сценической интерпретации господином Даллой "Пульчинеллы" Игоря Стравинского. Господин Алеманно прочитал актерский монолог из "Henna", а затем уже автор сел за клавиатуру. В этой вещи аккомпанирующий состав Лучио Даллы развернулся во всю свою роковую мощь и под финал звучал не хуже U2.

Исполнение "Caruso", как и следовало ожидать, произвело впечатление божественного откровения, а утверждение о том, что автор поет эту вещь даже лучше, чем сам Лучано Паваротти, уже не казалось красивыми словами из пресс-релиза. Зал встал, приветствуя гениальную песню. Лучио Далла даже несколько сократил легкомысленное танцевальное попурри, припасенное для финиша. Ясно было, что публика уже получила все, за чем пришла.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...