Коротко

Новости

Подробно

«Будь у нас хоть один шанс, войны было бы не избежать»

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 44

Исход выборов в Сербии и возможная реакция нового руководства на провозглашение независимости Косово породили разговоры о том, что в случае нежелательного для Белграда развития событий Сербия может выйти из Дейтонских соглашений по Боснии и Герцеговине, а входящая в БиГ Республика Сербская также объявить о своей независимости. Насколько реальна такая перспектива, выясняла корреспондент "Власти" Марина Батинич, побывавшая в Республике Сербской.


На въезде в Боснию и Герцеговину со стороны Черногории путешественников встречает красный придорожный щит с белым орлом и надписью: "Добродошли у Републику Српску". На ближайшем перекрестке указатель: Белград — туда, Баня-Лука — сюда, Требинье — прямо. О Сараево, столице БиГ, ни слова.

Неподкованные туристы могут вообразить, что попали в суверенное государство под названием Республика Сербская (РС). Эту иллюзию поддерживает в себе добрая половина жителей РС, и послевоенная реальность, закрепленная в 1995 году Дейтонскими мирными соглашениями, создает для этого определенную почву.

В соответствии с этими соглашениями Босния и Герцеговина состоит из двух государственных образований — мусульмано-хорватской Федерации Боснии и Герцеговины и Республики Сербской. В отличие от многонациональной федерации население Республики Сербской после 1995 года почти на 80% состоит из боснийских сербов (точной статистики нет). Ведущие мусульманские партии БиГ объясняют это просто: РС, по их мнению, является "производной геноцида". "Республика Сербская — продукт войны, преступлений против человечества и этнических чисток",— не устает повторять один из лидеров боснийских мусульман Сулейман Тихич.

Новая волна подобных заявлений последовала за вынесением в феврале 2007 года Международным трибуналом по бывшей Югославии вердикта по делу о геноциде в Сребренице. Убийство в 1995 году по меньшей мере 8 тыс. мусульман военизированными формированиями боснийских сербов под командованием Ратко Младича было признано геноцидом. Однако вины Сербии как государства суд не усмотрел. В Белграде и Баня-Луке вердикт встретили ликованием. Сребреница же заявила о невозможности далее оставаться в составе Республики Сербской.

Выход Сребреницы из состава РС, оправданный в глазах многих мусульман и хорватов, неизбежно подорвал бы всю дейтонскую систему, закрепляющую послевоенный статус-кво и отказывающую административно-территориальным образованиям БиГ в праве на суверенитет и отделение.

На угрозу передела территории боснийские сербы ответили многочисленными демонстрациями протеста. За месяц было собрано более 9 тыс. подписей в пользу референдума об отделении РС от БиГ. Лидер активистов референдума Дане Цанкович заявлял, что "РС должна выйти из состава Боснии прежде, чем боснийские мусульмане отберут у нее гимн, герб и статус". Масла в огонь подливали и в Белграде, где премьер-министр Воислав Коштуница неоднократно заявлял о необходимости защитить РС.

БУККВНа Сербию делают ставку и сами жители РС — детей отправляют учиться в Белград, в отпуск ездят на курорт в Копаоник, в магазинах покупают отечественное, то есть свое и сербское.

Помню, как поразил меня ассортимент придорожного магазинчика в Тесличе — крохотном городишке недалеко от Баня-Луки, угрюмом от вечных туманов и черном от угольной копоти (дома здесь обогревают по старинке — углем). В лавке не оказалось ни одного боснийско-мусульманского или хорватского наименования. Из газет присутствовали только "Глас Српске" и "Политика". Из соков — только своя Vitaminka, а из сигарет — сербская "Морава". Почему-то не было даже папирос Aura, хотя это такой же символ Боснии и Герцеговины, как чевапы (кебабы) или сараевская Олимпиада 1984 года.

Разумеется, жители РС пристально следят за белградской политикой — и главным образом за событиями вокруг Косово. "У сербов, в том числе и сербов из РС, эмоциональные и психологические резоны стоят не на последнем месте. Косово — объединяющая нас святыня, и реакция на ее потерю будет крайне болезненной",— утверждает политолог из Баня-Луки Радмила Стоянович.

В ходе избирательной кампании кандидат в президенты Сербии Борис Тадич несколько раз посетил Баня-Луку, где подчеркивал, что самопровозглашение независимости Косово всколыхнет этнический сепаратизм на Балканах. Выступив в поддержку Тадича 17 января, харизматичный премьер РС Милорад Додик пригрозил, что Республика Сербская имеет возможность заблокировать признание Боснией и Герцеговиной суверенного государства Косово в случае провозглашения независимости.

Однако в отличие от жесткой прошлогодней риторики Додика на сей раз этими заявлениями дело и ограничилось. Последние несколько месяцев в политике РС наблюдается трезвый прагматизм. Маневрируя между избирателями, проникнутыми чувством солидарности с Белградом, и теми, у кого преобладает стремление к стабильности, политики РС воздерживаются от резких шагов. По крайней мере, подрывом Дейтона и новой перекройкой карты уже никто не угрожает.

Более того, в начале декабря прошлого года Додик несколько раз подчеркнул, что "Республика Сербская есть и будет составной частью БиГ" и что он не позволит косовским событиям повлиять на ситуацию в РС. "Это отдельные вещи, их нельзя смешивать",— предупредил премьер.

"Люди просто устали от большой политики — так объясняет мне перемену властной риторики предприниматель из города Требинье Предраг Раич.— Да, когда-то идея "великой Сербии" будоражила умы, и многим моим землякам нравилось играть в героев-гайдуков. Тем более что все запасы вооружений боснийских отделений Югославской народной армии тогда были в руках сербов. Но теперь "калашниковы" продают по объявлению в газетах. Причем с предложением купить оружие в наших газетах соседствуют душераздирающие объявления о продаже почек. Работы нет, а людям нужны деньги. Поверь, здесь, в РС, это намного больше волнует нас, чем родство с сербскими сербами и обязанность вместе с ними отвоевывать нашу святыню — Косово".

Конечно, для Баня-Луки крайне важно сохранить хорошие отношения с Белградом. Однако РС, как и БиГ в целом, ориентирована теперь на европейскую интеграцию. В марте, по некоторым данным, ожидается подписание соглашения о стабилизации и сотрудничестве с ЕС, что станет первым шагом на пути вступления в Евросоюз. Как предполагают обозреватели, за относительную покладистость в косовском вопросе премьер РС может ожидать от международного сообщества гарантий положительного для сербов решения болезненного вопроса о будущем статусе Республики Сербской при новом государственном устройстве.

Именно поэтому боснийские сербы опасаются возможной победы на выборах в Сербии радикала Томислава Николича. И именно поэтому того, чего так боится мировое сообщество,— новой войны в Боснии, скорее всего, не произойдет. "Определенным кругам в РС, конечно, хотелось бы отделиться от Боснии, но новой войны не будет",— заявил в ноябре прошлого года в интервью боснийской газете Dnevni Avaz аналитик International Crisis Group Джеймс Лайон. По мнению солидарных с Лайоном экспертов, дейтонской системе послевоенного устройства Боснии и региона ничего не угрожает — во всяком случае, пока в БиГ сохраняется институт верховного представителя ООН.

"Несмотря на моральное значение Косово для боснийских сербов, все разговоры в прошлом о радикальной реакции РС на независимость края — обычный популизм,— вторит Лайону Радмила Стоянович.— Хотя чем-нибудь Баня-Лука обязательно ответит — длительными протестами, определенными политическими заявлениями или даже маневрами, может быть, каким-то бунтом. Возможны различные сценарии, особенно после того, как Босния и Герцеговина, и в том числе РС, обретет большую независимость от мирового сообщества. Но вооруженного конфликта не будет. У РС нет таких военных и политических возможностей".

И после паузы добавляет: "Если бы только у боснийских сербов был хоть один шанс, войны было бы не избежать".

подпись

В Баня-Луке признают руководящую и направляющую роль Сербии (на фото — президент Сербии Борис Тадич), но в Европу предпочитают идти своим путем


Комментарии
Профиль пользователя