Коротко

Новости

Подробно

Смех из прошлого

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 54

На российские экраны выходит франко-испано-германский фильм "Астерикс на Олимпийских играх", третья серия приключений Астерикса и Обеликса. О том, что притягивает зрителя к авантюрно-комедийным псевдоисторическим блокбастерам, задумался обозреватель "Власти" Андрей Плахов.


50 лет до Рождества Христова. Вся Галлия под властью Римской империи, только одна деревня продолжает героическое сопротивление. Исторический сюжет подкреплен интимным — сердце Влюбленикса пленено греческой принцессой Ириной. Но большая политика толкает Ирину в объятия к Брутусу, сыну Юлия Цезаря. Чтобы оттянуть нежеланный брак и дать шанс Влюблениксу, Ирина объявляет, что выйдет замуж за победителя Олимпийских игр. Влюбленикс приступает к тренировкам под руководством ветеранов национально-освободительного движения Астерикса и Обеликса. А хитрый Брутус — к разработке коварного плана.

Язык рекламной аннотации, которую мы использовали, дает почти полное представление о характере этого кинокомикса, если добавить, что в нем есть изрядное количество гэгов, и учесть, что даже в некоторых второстепенных ролях заняты важнейшие поп-персонажи. Цезаря играет Ален Делон, Обеликса, естественно, Жерар Депардье, идеально вжившийся в роль народного богатыря, еще в детстве упавшего в котел с волшебным варевом и способного теперь сокрушить любую гору во славу своего маленького, но гордого народа. В титрах мы встречаем уже покойного Жан-Пьера Касселя (еще одного "идеального француза"), Клаудиу Кардинале, Монику Крус (сестру Пенелопы, с которой они вместе рекламируют косметику) и даже Михаэля Шумахера.

Предыдущая серия называлась "Астерикс и Обеликс: миссия "Клеопатра"" и отличалась сенсационным открытием: оказывается, египетскую историю творили не столько египтяне или римляне, сколько, кто бы мог подумать, французы. Юлия Цезаря в том фильме играл не Делон, а его тезка Ален Шаба, Моника Беллуччи была Клеопатрой. Египетская "фаталь" заключала пари с Цезарем, обещая всего за три месяца отгрохать посреди пустыни роскошный дворец — чудо архитектуры и инженерной мысли. Хотя именно в этом дворце царской влюбленной парочке предстояло предаться любовным утехам, надменный римлянин делал все, чтобы сорвать стройку века и утереть нос амбициозной египетской царице. Однако нос Клеопатры, бесподобно правильный, недаром вошел в историю и был воспет Паскалем как важный фактор развития человечества. Вопреки проискам врагов и интригам римского друга Клеопатра таки выиграла спор. Выиграла с помощью находчивых галлов и их секретных снадобий-стимуляторов, удесятеряющих человеческую силу.

От старой голливудской — тяжеловесной и патетической — "Клеопатры" французская отличается легкомыслием, как и вся серия об Астериксе и Обеликсе. Улыбка и взгляд из современности сквозят буквально в каждом кадре. Сцены спровоцированной "классовой борьбы" египетских рабов или десанты древнеяпонских туристов на местный рынок, где торгуют штампованными сувенирами сфинксов,— только самые явные примеры легкой и незамысловатой исторической пародии.

У сериала есть вполне реальная основа. В 52 году до нашей эры предводитель галлов Версинжеторикс поднял восстание против Цезаря и попытался собрать соплеменников в единую нацию, а кончил тем, что был пленен и задушен в римской тюрьме. Два месяца он со своим войском выдерживал осаду римлян на горе Аксуа в Бургундии, где теперь стоит его величественный памятник. В путеводителях сказано, что чертами он напоминает Наполеона III, но мне сдается, что усатый местный герой больше похож на Тараса Бульбу или Обеликса-Депардье.

В фильмах о древних галлах есть одна проблема для зарубежного проката — языковые игры с именами героев, которые не так-то просто перевести на чужое наречие. Помимо главных героев — могучих Астерикса, Обеликса, друида Панорамикса и героической собачки Идефикс — в действии участвуют персонажи, которых по-русски окрестили Номер-на-бис, Поцелуйчикс, Антивирус и На-ка-выкусис. Красного словца ради в сериале упоминаются актер Матье Кассовикс (Кассовиц), негритянский лидер Малькольм Икс и так далее, лишь бы было на "икс". А французские шутки по поводу мобильной телефонной связи вызвали к жизни творческие неологизмы авторов дубляжа типа Билайникса. Добавим, что в русской версии героев нового фильма дублируют Тина Канделаки, Анфиса Чехова и Андрей Фомин, а также резиденты Comedy Club Владимир Турчинский и Вадим Галыгин.

"Астерикс и Обеликс" — экранизация популярного комикса, которая длится вот уже много лет. Юмор, постановочные эффекты и имена суперзвезд принесли ей неслыханную популярность во Франции. Фильм Алена Шаба о Клеопатре достиг самой высокой цифры сборов за всю историю французского кино после знаменитой комедии "Большая прогулка". Хотя "Астерикса на Олимпийских играх" делали уже другие режиссеры — Фредерик Форестье и Томас Лангманн, раскрученный брэнд продолжает работать на успех и этой ленты.

Стоящая за ней мифология призвана возвысить имидж современных французов, которые давно не совершали ничего особенно героического. В дешевых парижских отелях можно встретить буклеты с таким примерно текстом: "У нас маленькие комнаты, маленькие душевые кабины и нет королевских кроватей (они надоели нам еще во времена Французской революции). Сами мы французы, тоже маленькие росточком, зато наделены большим сердцем". В серии про Астерикса и Обеликса маленькие французы вырастают в гигантских самцов, наделенных богатырским аппетитом, несгибаемым мужеством и выдающейся половой активностью.

Французская индустрия экрана последних лет, постоянно наращивая посещаемость национального кинопродукта, твердо стоит на почве массового зрелища. Реанимирован старый жанр исторического анекдота, костюмного фильма плаща и шпаги. Детектив "Видок" о знаменитом сыщике, или новая версия похождений Арсена Люпена, знаменитого авантюриста, или ремейк "Фанфана Тюльпана", или авантюрная "Бланш" — история благородной грабительницы, племянницы Анны Австрийской, которой суждено с детства нажить кровного врага в лице кардинала Мазарини и встретить на жизненном пути самого Д`Артаньяна. Все это напоминает и старые экранизации романов Дюма-отца, и киносерию про Анжелику — маркизу ангелов, которая в свое время вызывала яростное презрение эстетов.

Французские критики, особенно периода режиссерской "новой волны" и расцвета cinema d'auteur, часто упрекали свое кино в том, что оно внеисторично, использует историю сугубо как авантюру или фривольный фон и не создало собственной мифологии (подобной вестерну у американцев). Именно эти прогрессивные критики, боровшиеся с коммерческой рутиной, вместе с водой выплеснули и ребенка — кино плаща и шпаги на несколько десятилетий захирело и возрождается только теперь, в XXI веке. И именно с ним возвращается мифология. Это поняли во Франции. Это начинают понимать и у нас в России. Вряд ли кто-то будет задавать гневные вопросы, подобные тем, которые звучали в начале перестройки: зачем пришла к нам Анжелика? Пришла — значит, надо.

Появление в русской литературе Бориса Акунина, а в кинематографе его экранизаций — неопровержимый сигнал того, что и наша история становится площадкой для популистских жанровых игр. Еще примеры из области кино — "1612" и "1814", где вынесенная в названия точность исторических дат контрастирует с условностью исторического апокрифа, анекдота, авантюрного сюжета, в который наряду с вымышленными вписаны реальные исторические фигуры.

В отсутствие традиции делать такое кино и сложнее, и проще. Вновь возвращаясь на французскую территорию, приходишь к выводу, что грубоватый комиксовый стиль "Астерикса и Обеликса" — единственное ноу-хау галльской киноиндустрии в псевдоисторическом жанре. Большинство других картин заставляют говорить не только о просчетах кастинга и режиссуры, но и о том, как небогато сегодняшнее кино актерскими предложениями на авантюрные роли — от рыцарей без страха и упрека до femmes fatales. Не только на Жане Маре или гении второго плана Жане Рошфоре, но даже на какой-нибудь не вошедшей ни в одну историю кино Милен Демонжо плащ авантюрного жанра сидел как влитой. В той же "Анжелике" были эпизодические роли, которые породили отдельные культы и помнятся до сих пор. И даже скромная режиссура Андре Юнебеля или Бернара Бордери вполне успешно обслуживала потребности такого рода кинематографа.

Прелесть той режиссуры и того актерства была в простодушии. И еще в полной выкладке. В новых образцах жанра даже неплохие актеры, если они не на главных ролях, часто играют вполсилы, и ни один из них не набирает знаков отличия. Зачем стараться? Сегодня актерскую индивидуальность подстраховывают новейшими технологиями и техно-музыкой. Место актера занял трюк, а острого диалога — компьютерный спецэффект. Это все равно как если бы Арсен Люпен грабил церкви и соблазнял богатых клиенток через интернет.

Комментарии
Профиль пользователя