Коротко

Новости

Подробно

Дмитрия Медведева ввозят в курс дел

Владимир Путин захватил его с собой в Болгарию

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Президент России Владимир Путин и президент Болгарии Георгий Пырванов вчера договорились об участии Болгарии в газовом проекте "Южный поток", а специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ услышал в выступлении болгарского президента недвусмысленные намеки на безразмерно выросшую в связи с этими договоренностями состоятельность Болгарии.


Накануне вечером болгарскую общественность взбудоражило отсутствие Людмилы Путиной на трапе самолета, которым президент России прилетел в Болгарию. Для госпожи Путиной была предусмотрена большая культурная программа, и об этом все знали. К тому же визит был официальным, и отсутствие первой леди на трапе грозило дипломатическим скандалом. Впрочем, из скупых комментариев членов российской делегации стало известно, что Людмила Путина прямо накануне визита почувствовала себя нехорошо и что врачи не рекомендовали ей перелеты.

Впрочем, с поставленными задачами господин Путин во время этого визита справился и без жены. Он открыл Год России в Болгарии и, стоя на сцене, выслушал 20-минутную речь президента Болгарии. Господин Пырванов большую часть этого времени потратил на то, чтобы объяснить, что формула "Болгария может быть либо с Европой, либо с Россией" порочна (действительно: что ей, разорваться, что ли?).

Кроме того, он многозначительно заметил, что у Болгарии появился шанс вернуться на энергетический рынок Европы в качестве крупного игрока. Он говорил об этом так, словно Болгария уже когда-то таким игроком была и по трагическому недоразумению оказалась на какое-то время на скамейке запасных.

Уже вчера утром стало известно, что господин Пырванов сказал все это не случайно. За ужином, на который президент Болгарии пригласил президента России, обсуждалась перспектива участия Болгарии в проекте строительства газопровода "Южный поток" (соглашение о нем недавно подписали Италия и Россия). Договоренность о присоединении Болгарии готовилась уже не одну неделю, но окончательное решение откладывалось до начала визита. А вчера утром решалось, кому будет отдана честь огласить это амбициозное решение.

Дело в том, что вместе с Владимиром Путиным (но не вместо Людмилы Путиной) в Софию прилетел Дмитрий Медведев. И, конечно, для него важнее было произнести этот вслух. Но и господин Путин не должен был остаться в стороне. Проблема решилась таким образом: было объявлено, что в какой-то момент к обедавшим господам Путину и Пырванову присоединился господин Медведев, а потом и его коллега, глава правительства Болгарии господин Станишев, и они вчетвером обо всем принципиально и договорились: Болгария становится транзитной страной для "Южного потока" (теперь эстафету из ее рук очень хочет перехватить Сербия, и "Газпром" просит за это полный контроль над государственной газовой компанией Сербии, но предлагает всего полмиллиарда долларов вместо двух, на которых пока еще находит в себе силы настаивать Сербия).

Поздним утром решение было оглашено на встрече Дмитрия Медведева и Сергея Станишева. Днем соглашение о транзите через территорию Болгарии газопровода "Южный поток" подписали министр промышленности и энергетики России Виктор Христенко и министр экономики и энергетики Болгарии Петр Димитров. Владимир Путин и Георгий Пырванов выглядели при этом чрезвычайно удовлетворенными.

Чрезвычайное оживление на церемонии вызвал тот момент, когда Владимир Путин подозвал к себе Дмитрия Медведева, и тот наклонился к нему. Десятки фотокамер просто взорвались вспышками, которые, к моему удивлению, заставили сильно покраснеть первого вице-премьера, казалось, уже испытавшего себя на прочность в публичной реализации нацпроектов.

Между тем Владимир Путин на этом не успокоился и еще раз подозвал к себе Дмитрия Медведева — на этот раз только для того, чтобы тот дал ему авторучку. Судя по всему, президент России хотел продемонстрировать, что он уже вообще ни в каких мелочах не может обходиться без Дмитрия Медведева.

Кроме того, тогда же было подписано "соглашение акционеров в отношении трубопроводного проекта Бургас--Александруполис" и контракт между "Росатомом" и правительством Болгарии о строительстве АЭС в Белене.

После церемонии я спросил у российских переговорщиков, как все-таки удалось договориться. Замглавы Минпромэнерго Анатолий Яновский сказал, что на самом деле закончили разговаривать только в пять утра. Виктор Христенко добавил, что в окончательном виде документы были подготовлены за 15 минут до подписания, потому что их надо было перевести на русский, английский и болгарский.

— И там надо было учесть все "дедушкины оговорки", из-за которых дело и затянулось,— добавил господин Христенко.— Это касается тарифообразования...

— Сменяющегося европейского законодательства,— прибавил Анатолий Яновский, в некоторой ажитации переминаясь со своей ноги на мою.

По мнению Виктора Христенко, Россия не пошла в переговорах ни на какие более или менее серьезные уступки.

Но так, казалось, не считал президент Болгарии господин Пырванов.

— Я высоко ценю позицию российской стороны, которая согласилась с собственностью Болгарии на газопровод на нашей территории,— заявил он на пресс-конференции.

Впрочем, правы были все-таки российские переговорщики. Позже у информированных источников в "Газпроме" удалось выяснить, что трубу по территории Болгарии "Газпром" и правительство Болгарии поделили ровно пополам.

— Считаю, что все эти проекты способствуют диверсификации энергетических потоков,— произнес Георгий Пырванов и еще одну фразу, предназначенную тоже прежде всего для внутреннего потребления.

На самом деле очевидно, что о диверсификации, о которой говорят многие чиновники ЕС, то есть об избавлении от газовой зависимости Европы от России, говорить у честного человека язык в такой ситуации не повернется.

Господин Пырванов и сам, видимо, понял, что на этом не следует заострять внимания.

— В частности,— добавил он,— это существенный вклад в обеспечение безопасности энергетических поставок не только для Болгарии, но и для всех стран балканского региона.

Теперь он был честнее со своими телезрителями, так как после реализации "Южного потока" между Россией и этими странами не будет проблемных транзитеров, одним из которых для России, безусловно, является Украина.

Но это были не все темы, которые был намерен раз и навсегда закрыть господин Пырванов на этих переговорах. Так, он добавил, что необходимо наконец "утвердить место кириллицы в интернете", и заверил, что постарается сделать это на встрече с первым вице-премьером российского правительства Дмитрием Медведевым.

Господин Путин вспомнил о том, что померкло было на фоне газовых договоренностей, и заявил, что если Болгарии потребуется кредит на строительство АЭС "Белене", то "мы готовы предоставить этот кредит".

В общем, в какой-то момент у меня сложилось впечатление, что российская делегация в этот раз приехала в Софию, чтобы купить эту страну на корню.

Напоследок Владимир Путин поблагодарил болгар за "очень добродушный прием". Ему, видимо, ничего не сказали о том, что накануне в Софии прошел митинг протеста против его приезда. Правда, массовым его назвать было нельзя даже при всем желании.

Президент России решил, очевидно, приободрить болгар и помочь президенту Болгарии ратифицировать достигнутые соглашения в болгарском парламенте. Он добавил, что не является секретом: "За сооружение Россией газовых мощностей в Европе идет жесткая конкуренция" и "Кроме всего прочего, они приносят доходы в бюджет".

Тут господин Путин обратил внимание на человека, который вошел в зал перед самым подписанием документов:

— Хочу поприветствовать президента итальянской компании ENI Паоло Скаррони. Сегодня был подписан документ между "Газпромом" и ENI о строительстве морского участка "Южного потока" (позже господин Миллер пояснил, что вчера в Швейцарии была зарегистрирована компания South Stream AG, которая до конца 2008 года разработает ТЭО проекта, а в 2013-м по газопроводу в Центральную Европу пойдет первый газ).

Господин Скаррони объяснил потом, что он опоздал, потому что его самолет не сажали в Софии из-за тумана (хотя по моим наблюдениям, все утро над Софией было безоблачное небо и яркое солнце).

Тут слово взял Георгий Пырванов и устами своего переводчика заявил на русском:

— Позвольте использовать неспецифическую терминологию и сказать, что подписание всех этих договоренностей обеспечило нашей стране большой член.

По сути высказывание выглядело верным, но форма заставляла задуматься насчет того, что президент Болгарии как-то все-таки переволновался за эти два дня.

Через несколько минут один болгарский журналист, задавая вопрос своему президенту, сказал:

— Бридж — игра сложная, и выложить "большой шлем" непросто...

Только теперь стало ясно, что господин Пырванов имел в виду "шлем", а не то, чем в России измеряется как твоя собственная состоятельность, так и состоятельность твоей страны.


Комментарии
Профиль пользователя