Коротко

Новости

Подробно

"Единственной пострадавшей в этой истории оказалась Россия"

Посол Великобритании о Британском совете

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Вчера министр иностранных дел Великобритании Дэвид Миллибэнд заявил о приостановке работы региональных отделений Британского совета в России. На ультиматум МИД РФ, пообещавшего не выдавать визы сотрудникам консульств, симметричного ответа не последовало. О том, почему Лондон решил пойти на уступки, британский посол в России ЭНТОНИ БРЕНТОН рассказал корреспонденту "Ъ" ЮЛИИ Ъ-ТАРАТУТЕ.


— Почему вы решили уступить?

— Как сказал господин Миллибэнд, мы сочли, что единственной пострадавшей в этой истории оказывается Россия. Народ России. Передача наших культурных и образовательных технологий приносит пользу россиянам, а не британцам. К сожалению, власть здесь решила, что пользы от нас, от Британского совета, нет. Нам же полезно присутствие российских культурных атташе. Нам полезно массовое присутствие россиян в Великобритании, полезно получение россиянами нашего образования. То есть теряете только вы.

— Российская сторона обвиняла совет в том, что он незаконно претендует на дипломатический статус и ведет коммерческую деятельность.

— У нас действительно были проблемы со статусом, были и вопросы к нашей коммерческой деятельности. В результате Британский совет ее завершил. Он продолжил лишь культурные просветительские проекты. Два года назад совет прекратил платные языковые курсы. Британский совет шел по пути переговоров и по налоговой проблеме. Мы готовы изучать любые предложения МИДа РФ о том, как Британский совет может продолжить работу в России. Но у нас уже есть модель, по которой совет до этой недели прекрасно работал в России. И по той же модели он работает во всех странах мира. Настаиваю, что работа совета в России была абсолютно законна.

— Будете ли вы настаивать на том, чтобы на Россию по вопросу Британского совета оказал влияние Евросоюз?

— Многие наши партнеры по Евросоюзу уже выразили озабоченность по поводу действий России. Нас поддержал президент Евросоюза. У нас и у наших коллег особое сожаление вызвала форма действий России. Эти интервью посреди ночи с налоговой полицией, приглашения на интервью в ФСБ. Это напоминает действия Советского Союза в период холодной войны, к сожалению. Во время этих бесед было безусловное запугивание наших сотрудников. Причем страны, как мне кажется, не должны действовать против своих граждан. А в России запугивали россиян. То, что случилось, просто скандально.

— Сотрудником совета угрожали?

— Они все были приглашены на интервью. Многие поздно вечером. Налоговая и ФСБ интересовались их личной жизнью. Эти действия нельзя расценивать иначе, как запугивание. И сам факт вызова, и место проведения интервью создают впечатление угрозы.

— Как вы оцениваете инцидент с директором Санкт-Петербургского филиала британского совета Стивеном Кинноком, которого задержали инспекторы ГИБДД?

— Мы думаем, что он совершил мелкое правонарушение на дороге. Но такое случается и в России, и в Великобритании. Зато я считаю, что это впечатляющее совпадение: с господином Кинноком это случилось в тот же вечер, когда происходили вызовы наших сотрудников в ФСБ. Наш главный долг — обеспечивать безопасность наших сотрудников. И поскольку появились угрозы в их адрес, мы были обязаны их защитить.

— Сергей Лавров напрямую связал историю вокруг совета с Андреем Луговым и нежеланием Великобритании сотрудничать с Россией в борьбе с терроризмом. И главное — сотрудничать с российскими спецслужбами, наделять сотрудников статусом партнеров.

— Мы после невыдачи Лугового действительно заморозили связи с ФСБ. Это естественная реакция. Но мы готовы продолжать связи с другими агентствами. Все прочие связи в этой сфере были заморожены уже по инициативе России.

— Повлияет ли скандал с Британским советом на другие сферы российско-британских отношений?

— Нет. У нас есть проблема с Британским советом. Есть проблема с Луговым, есть проблема по поводу господина Березовского. Это отдельные проблемы. И мы их решаем отдельно. В других областях отношения между нашими странами очень позитивны. Например, в сфере экономики. Мы поддерживаем вступление России в ВТО. Мы тесно работаем с Россией по поводу проблемы Ирана. Не только нам, но и России полезно продолжение этой работы. У нас действительно очень твердая позиция в отношении Лугового. Это для нас болезненно. Нам очень не нравится то, что случилось в Лондоне. И реакция на его невыдачу отличается от реакции на закрытие Британского совета и от нашей позиции по Ирану. Просто у каждой проблемы свой вес.

— Вы упомянули, что напряженность в российско-британских отношениях пока не влияла на экономическое сотрудничество. Но в России ходит упорный слух о возможной продаже активов ТНК-BP — речь идет как минимум о продаже российской доли одной из крупных госкомпаний.

— Я, конечно, этот слух знаю. И это дело компании. Меня, конечно, интересует судьба BP. Но я думаю, что она может работать и с нынешними российскими совладельцами — Вексельбергом и Фридманом, и с крупными госкомпаниями — "Газпромом", "Роснефтью". Политическая напряженность, конечно, может сыграть свою роль. Но, повторюсь, это будет решение компании. А правительство Великобритании готово работать и с господами Вексельбергом и Фридманом, и с "Газпромом", если так будет провозглашено. Вообще, мы в последние годы занимали первые строчки среди российских инвесторов. Россия — очень привлекательное для нас экономическое пространство. Но и российские компании используют наши ресурсы. Связи между вашим и нашим экономическим миром и очень тесны.

— Правда ли, что дочь главы российского МИДа Сергея Лаврова получала образование в Великобритании?

— Это правда. И это личное дело Лаврова. Большая часть вашей элиты — бизнесмены и чиновники или их дети живут или учатся в Великобритании. И мы это приветствуем. Мы открытая страна. Но почему же они препятствуют тому, чтобы обычные россияне тоже могли воспользоваться возможностями британского образования, которые им предоставлял Британский совет. Ведь такую возможность получило около миллиона россиян.

— Возможно ли возобновление работы Британского совета в российских регионах?

— Я очень надеюсь, что Россия признает факт очевидной ошибки. Официально. Мне пишут письма из образовательных организаций вашей страны. Я на Рождество был в Томске. Власть организовала встречу с образовательными организациями. Люди там просили меня, чтобы Британский совет работал в их городе.

Беседовала Юлия Ъ-Таратута



Комментарии
Профиль пользователя