Афган, война и медные руды

Самым впечатляющим бизнес-проектом квартала стоит признать проект разработки Айнакского меднорудного месторождения в Афганистане. Победитель конкурса — консорциум китайских компаний — обязался вложить более $3 млрд в страну, которая с 1978 года находится в состоянии гражданской войны.

Добыча и переработка меди в Афганистане началась в доисторическую эпоху. На территории южных провинций страны встречаются древние рудники и медеплавильные печи, эксплуатация которых, по оценкам археологов, велась еще до нашей эры. В I-IV веках н. э., во времена Кушанского царства, на территории современного Афганистана чеканили монету из меди, добытой на территории нынешней провинции Логар. Впоследствии, после того как этот район Центральной Азии пришел в упадок, добыча меди в Афганистане практически прекратилась.

В 1970-х годах, незадолго до Апрельской революции, залежами медной руды в провинции Логар, недалеко от Кабула заинтересовались советские геологи. В 1973-1974 годах здесь работала советская геологоразведочная миссия, которая подготовила геофизическое описание месторождения Айнак в 35 км к юго-востоку от Кабула. Его запасы геологи оценили в 705 млн т руды с содержанием металла 1,56%, что соответствует приблизительно 11 млн т меди. Дальнейшие исследования были приостановлены в связи с Апрельской революцией, свергнувшей короля Захир-шаха, и обычными для постреволюционного периода разборками между революционерами, которые завершились гражданской войной и вводом на территорию страны советских войск в декабре 1979 года. В 1980-х годах геологоразведочные работы возобновились и, несмотря на военные действия, продолжались до 1989 года (боевые действия в провинции Логар были не слишком активными). В связи с выводом советских войск работы вновь были свернуты.

В последующее десятилетие про айнакские залежи все забыли. О них вспомнили в 1998 году, после того как политический режим в стране несколько стабилизировался (по местным меркам), а исламское движение "Талибан" утвердило свою власть на большей части ее территории. В декабре 1998 года представители нового режима объявили, что месторождением Айнак интересуется консорциум западных инвесторов во главе с германским концерном Siemens. Среди участников проекта в Кабуле называли британский банк Barclays и ряд менее известных компаний (Offshore Power Corp. Ltd., Wilken Group, Euro Growth). Для реализации проекта в Афганистане была зарегистрирована компания Afghan Development. Примечательно, что всю информацию о проекте СМИ давали представители талибов, главным образом старший эксперт по геологическим вопросам Мандар Хаиль, а сами участники консорциума своего участия не отрицали, но подробностей проекта не разглашали. В частности, до сих пор ничего не известно о том, на каких условиях должна была вестись разработка месторождения, какие инвестиционные обязательства брал на себя консорциум, где и как планировалось перерабатывать добытую руду и реализовывать конечную продукцию (концентрат или рафинированную медь). Вместе с тем Мандар Хаиль огласил оценку залежей, которая в целом совпадала с советской: более 700 млн т руды с содержанием металла от 0,7 до 2,3%. Предполагалось, что более подробную оценку перспектив месторождения подготовят южноафриканские компании Jeffares & Green и Parkman, с которыми Afghan Development якобы заключила соответствующий контракт. Дальнейшая судьба этого проекта неизвестна. Обстановка в стране в очередной раз дестабилизировалась, США нанесли ракетные удары по лагерям исламистов в Афганистане, и правящему режиму стало не до горнорудных проектов.

В последующие несколько лет название месторождения упоминалось в СМИ только в связи с лагерем боевиков "Аль-Каиды" Мес-Айнак, который был разбит среди геологоразведочных шахт, пробуренных еще советскими специалистами.

В очередной раз про Айнакское месторождение в Афганистане вспомнили уже после свержения режима "Талибана" — во многом с подачи тогдашнего посла России в соседнем Иране Александра Марьясова. В январе 2002 года он заявил на международной конференции "Афганистан: восстановление и развитие" в Тегеране, что российская сторона готова "поделиться уникальным многолетним опытом экономического сотрудничества с Афганистаном", и, в частности, упомянул об имеющихся в России геологических данных о "запасах меди на месторождении Айнак".

Новые власти страны намек поняли, однако за уникальным опытом обратились не к России, а к тем, чье присутствие в стране на тот момент было более весомым. В 2003 году в Афганистан прибыли специалисты Британской геологической службы, которые провели новое геофизическое обследование месторождения. В этих работах принимали участие и специалисты геологической службы США при поддержке Пентагона (для подготовки карт американские военные предоставили геологам самолет метеорологической разведки WB 57). В начале 2006 года министерство горнодобывающей промышленности Афганистана объявило, что западные специалисты в целом подтвердили выводы советских геологов и объявили, что Айнак является одним из крупнейших в мире меднорудных месторождений. В июне Всемирный банк выделил афганскому правительству грант в $30 млн на разработку нормативной базы для лицензирования горнодобывающей деятельности и проведение конкурсов на разработку залежей, в том числе (и в первую очередь) Айнакского месторождения. Афганские чиновники обязались подготовить тендер к концу 2006 года.

В августе того же года министерство горнодобывающей промышленности Афганистана пригласило международных инвесторов подавать заявки. В министерском пресс-релизе указывалось, что предварительные заявки будут приниматься до 30 сентября, а к концу ноября специальная комиссия объявит наиболее квалифицированных претендентов, от которых в дальнейшем будут приниматься технико-экономические обоснования и подробные планы эксплуатации месторождения. В ноябре министр горнорудной промышленности Мохаммед Адель Ибрагим объявил, что в шорт-лист попали девять из 13 претендентов: австралийский консорциум Bahar, индийская Hindalco Industries, канадская Hunter Dickinson, зарегистрированная в Великобритании казахская горнодобывающая компания "Казахмыс", две китайские компании — Zijin Mining и государственная China Metallurgical Group Corporation (MCC), американская Phelps Dodge, а также два российских претендента — государственное объединение "Тяжпромэкспорт" и "Союзметаллресурс" (структура "Базового элемента").

Подведение итогов конкурса заняло целый год. В ноябре 2007 года был объявлен результат: победитель — китайский консорциум во главе с MCC.

Условия, на которых китайский консорциум взялся разрабатывать Айнак, обескуражили остальных участников тендера и озадачили экспертов. MCC с партнерами получила права на эксплуатацию афганских залежей в течение 30 лет и обязалась инвестировать $3 млрд в строительство и оборудование рудника и ГОКа. Кроме того, они взяли на себя обязательство построить за свой счет угольную теплоэлектростанцию установленной мощностью 400 МВт, чтобы обеспечивать рудник и ГОК электроэнергией, а также железную дорогу (по сути, первую в стране), связывающую Айнак с городами Хайратан на границе с Узбекистаном и Торхам вблизи пакистанской границы. Китайский консорциум планирует начать добычу и переработку медной руды к 2012 году. Годовой объем производства меди должен составить 220 тыс. т. Размер ежегодных платежей за право эксплуатации месторождения составит $400 млн. Мощность ТЭС запланирована на уровне, значительно превышающем потребности будущего горнодобывающего предприятия. Излишки будут поставляться в Кабул, жители которого сейчас получают электроэнергию в течение четырех часов один раз в два дня.

Сумма капиталовложений сопоставима с совокупным объемом всех иностранных инвестиций в экономику страны за 2002-2006 годы (около $4 млрд). Это дало основание министерству горнодобывающей промышленности страны объявить состоявшийся тендер самым успешным и доходным проектом за всю историю страны. Заметим, что это неплохая сумма не только по афганским, но и по международным меркам. Для сравнения: инвестиции в чилийский рудник Escondida — крупнейший в мире медный ГОК, обеспечивающий 8% совокупных поставок медного концентрата на мировой рынок — за 1988-2006 годы (в 1988 году началось освоение месторождения) с учетом неоднократного расширения производственных мощностей составили немногим более $4 млрд.

Между тем осенью 2006 года отраслевые аналитики российских инвестбанков говорили, что с учетом специфических афганских рисков месторождение должно стоить недорого. В частности, аналитик Денис Нуштаев из ИФК "Метрополь" тогда предположил, что Айнак может достаться разработчикам "за копейки" — несколько миллионов долларов.

Экономическая обоснованность заключенной китайцами сделки вызывает сомнения и у представителя британского банка HSBC Пола Мактаггарта. Он подсчитал, что с учетом ожидаемых объемов добычи суммарные капиталовложения, которые предстоит сделать китайскому консорциуму, неоправданно высоки. "Они вкладывают из расчета $17 тыс. на тонну годовой добычи — это просто огромная сумма. Несколько лет назад, до начала нынешнего бума на мировых рынках металлов, нормальным был бы показатель $4-5 тыс. на тонну годовой добычи. Сейчас представляется приемлемым уровень $7-8 тыс.",— пояснил "Власти" Мактаггарт. По его словам, британская компания Nikanor, которая в январе 2007 года приступила к разработке меднорудного месторождения Конго-Замбийского медного пояса в Демократической Республике Конго, планируя в дальнейшем добывать 230 тыс. т меди в год, вкладывает в его освоение $1,8 млрд, или $7,8 тыс. на тонну добычи.

Почти одновременно с подведением итогов тендера — 24 ноября 2007 года — китайские СМИ сообщили, что власти КНР выдали компании Jiangxi Copper (одному из участников консорциума во главе с MCC) лицензию на разработку меднорудного месторождения Юлун в труднодоступном районе Тибета. Сумма инвестиций в рамках лицензионного соглашения составила 1,82 млрд юаней ($250 млн) при запланированном годовом объеме добычи 30 тыс. т меди, то есть получатель лицензии обязался вложить всего около $8 тыс. на тонну будущей добычи.

Аналитик "Атона" Марат Габитов подсчитал, что с учетом всех инвестиций и выплат совокупные запасы Айнака достались китайскому консорциуму по цене $4-5,5 тыс. за тонну меди. Рыночные цены на этот металл, по оценкам "Атона", в долгосрочной перспективе составят около $5,5 тыс. за тонну, поэтому получается, что добыча руды и производство меди в Афганистане будут балансировать на грани рентабельности. Между тем эти расчеты не учитывают транспортных расходов, которые, учитывая расстояние между Афганистаном и Китаем, также будут значительными. Габитов полагает, что китайские инвесторы пренебрегли экономическими соображениями, исходя из государственных интересов: потребности экономики КНР в меди растут вместе с объемами производства в машиностроении и металлургии.

Тем временем в самом Афганистане, судя по публикациям в местных СМИ, многие готовы выдвинуть китайским инвесторам дополнительные требования. В начале декабря газета "Арман-э-Мели" сообщила, что ряд предварительных условий в связи с реализацией проекта намерены предъявить власти провинции Логар. Они хотят, чтобы китайские инвесторы в дополнение к уже взятым инвестобязательствам привели в порядок и заасфальтировали все дороги местного значения, построили больницу и обеспечили приоритет для местных жителей при трудоустройстве, а в оплате их труда "исходили из международных стандартов". При этом от правительства страны они потребовали учредить в Логаре специальный банк, подконтрольный местным властям, для обслуживания всех денежных потоков, связанных с разработкой месторождения.

В Кабуле поспешили дать отпор зарвавшимся провинциалам. Правительственные чиновники заявили, что природные ресурсы принадлежат всему народу Афганистана, а не только местным жителям. Однако с учетом слабости центрального правительства, которое лишь отчасти контролирует территорию страны (да и то лишь с помощью иностранного военного контингента), можно предположить, что китайским инвесторам в дальнейшем придется потратить немало усилий, чтобы договориться с местными чиновниками и контролирующими их племенными вождями. К тому же в Логаре хватает и других проблем. В частности, в провинции есть острая нехватка водных ресурсов, которая зачастую приводит к ожесточенным межплеменным спорам и даже вооруженным конфликтам, и появление столь крупного потребителя воды, как медный ГОК, вряд ли будет способствовать стабилизации ситуации.

Самым же значительным риском для китайских инвесторов по-прежнему являются царящая в стране анархия и продолжающаяся гражданская война. Интенсивность боевых действий в Афганистане отнюдь не идет на убыль — об этом свидетельствуют растущие потери среди военнослужащих НАТО. Вполне возможно, что кабульским властям удастся наладить эффективную охрану самого рудника в Логаре и теплоэлектростанции, однако, как отмечают наблюдатели, маловероятно, что они смогут в ближайшие годы обеспечить безопасность железнодорожной ветки, которая должна пересечь всю страну с севера на юг и без которой разработка Айнакского месторождения не имеет смысла: реализовать такие объемы меди можно только за пределами страны.

МАКСИМ СОРЧИНОВ

Чем встретит китайцев Афганистан

Военная операция США и их союзников в Афганистане против талибов и "Аль-Каиды" началась 7 октября 2001 года. Боевые действия в стране продолжаются до сих пор, и в последние годы ситуация только ухудшается.

В декабре 2001 года в Афганистане погибли первые солдаты коалиции. По данным сайта www.icasualties.org, занимающегося подсчетом потерь на основе официальной информации и сообщений СМИ, общее число погибших на декабрь 2007 года составляет 746 человек из 19 стран. Самые большие потери понесли США (473 человека) и Великобритания (86 человек). В 2002-2004 годах погибли 69, 57, 58 человек соответственно. В 2005-2007 годах отмечен резкий всплеск — погибли 130, 191 и 229 военнослужащих соответственно.

Об ухудшении ситуации свидетельствуют данные отдела безопасности ООН. В 2003 году количество терактов в стране (нападений боевиков, взрывов, похищений) не превышало 100 в месяц, в 2004-м и большую часть 2005 года — 200 в месяц. В 2006 году уже фиксировалось в среднем 425 происшествий ежемесячно, в 2007 году — 525. По данным военной разведки США, за 2005-2006 годы более чем в два раза увеличилось число подрывов автотранспорта (с 783 до 1677), почти утроилось количество нападений боевиков (с 1558 до 4542).

Human Rights Watch предупреждает о резком росте числа атак террористов-смертников, ранее для страны несвойственных. В 2003 году таких было отмечено две, в 2004-м — шесть, в 2005-м — 21. В 2006 году в шесть раз больше — 136 терактов, в которых погибли 272 мирных жителя. По данным ООН, за первые шесть месяцев 2007 года было совершено 77 атак смертников, в которых погибли 193 человека (121 из них мирные жители).

О том, что правительство стало хуже контролировать ситуацию в стране, свидетельствует и резкий рост производства наркотиков. По данным комитета ООН по наркотикам, площадь опиумных плантаций в стране увеличилась с 74,1 тыс. га в 2002 году до 165 тыс. га в 2006 году, производство опиумного мака выросло с 3,4 тыс. т до 6,1 тыс. т (92,5% мирового производства).

Крупнейшие медные месторождения мира

МесторождениеЗапасы меди, млн
тонн
Страна
Грасберг32Индонезия
Эскондида28Чили
Эль-Тениенто22,5Чили
Пеббл22,2США
Удокан19,7Россия

Крупнейшие бизнес-проекты Афганистана

Афганские власти уже объявляли еще о нескольких крупных проектах, требующих значительных вложений.

Проект Трансафганского газопровода был разработан в 1993 году, в 1997 году был создан международный консорциум для его реализации. Газопровод протяженностью 1680 км должен соединить туркменское месторождение Довлетабад (запасы оцениваются в 1,7-4,5 трлн кубометров газа) с Пакистаном и Индией. Пропускная способность трубопровода составит до 30 млрд кубометров, стоимость строительства — $4 млрд. Афганистану он принесет доход $400 млн ежегодно и создание 12 тыс. рабочих мест. В свое время строительство поддержало даже правительство талибов, получившее от иностранных инвесторов $400 млн "за анализ технического обоснования проекта". После начала конфронтации талибов с США проект был заморожен. Вновь о нем вспомнили в мае 2002 года на встрече лидеров Туркмении, Пакистана и Афганистана. В феврале 2006 года свое участие в проекте подтвердила Индия.

В феврале 2006 года Таджикистан, Афганистан и Иран договорились о строительстве Трансафганской линии электропередачи. ЛЭП протяженностью 1100 км пройдет от таджикской ГЭС на реке Вахш и позволит экспортировать 300 МВт электроэнергии в год. Общая стоимость проекта составляет $109,5 млн. На его реализацию Азиатский банк развития выдал кредиты Таджикистану ($21,5 млн) и Афганистану ($35 млн). В марте 2007 года началась работа по технико-экономическому обоснованию проекта.

В феврале 2007 года афганское правительство заявило о начале строительства микрорайона Новый Кабул, который будет расположен на востоке столицы. На территории площадью 250 га планируют построить жилье для 3 млн человек. На первоначальном этапе строительства государство выделит $200 млн. Инфраструктура города будет возводиться на бюджетные деньги, а для строительства жилья власти планируют привлечь частные инвестиции.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...