Коротко

Новости

Подробно

Непереместимые ценности

Картины из российских музеев не отпускают в Лондон

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Михаил Швыдкой вчера собрал в Москве экстренный брифинг, чтобы сообщить, что выставка "Из России: шедевры французской и русской живописи 1870-1925" из российских музеев в Лондоне отменяется. Российские юристы сочли недостаточными гарантии британского правительства от посягательств на картины третьих лиц. Но британцы надежды увидеть шедевры из Эрмитажа, Русского музея, Третьяковки и ГМИИ имени Пушкина в залах Королевской академии художеств не теряют.


Глава ФАККа сразу опроверг инсинуации в политической подоплеке внезапно разгоревшегося скандала вокруг, казалось бы, благополучнейшего, обреченного на успех музейного проекта: "Отношения к политической ситуации между Великобританией и Россией эта история не имеет. В более острый момент, летом, мы настояли на гастролях Большого театра в Лондоне". Как уже сообщал во вчерашнем номере Ъ, 26 января в Королевской академии художеств в Лондоне должна была открыться выставка шедевров русской и французской живописи из Эрмитажа, Русского музея, Третьяковской галереи и ГМИИ имени Пушкина. По точному замечанию господина Швыдкого, "эти картины — визитная карточка России, это то, что печатается на марках и на конфетных коробках". Репин, Левитан, Врубель, Кустодиев, Петров-Водкин, Малевич, Шагал, Кандинский — и все лучшие вещи. Плюс отборные французские модернисты — работы из коллекций Щукина и Морозова, национализированных большевиками.

Сейчас эта выставка, инициированная немецкой компанией eON и нашим "Газпромом", под названием "Бонжур, Россия" открыта в музее Kunst Palace в Дюссельдорфе. Уже на немецком вернисаже в начале сентября, на котором присутствовал корреспондент Ъ (рецензию на выставку см. Ъ от 15 сентября), куратор выставки британский искусствовед сэр Норман Розенталь из Королевской академии художеств объявил, что после Германии выставка отправится в Великобританию и, более того, этот проект поддерживают президент России и премьер-министр Великобритании. Казалось бы, при таком высоком покровительстве какие еще требуются гарантии сохранности и возврата работ?

Как признался на брифинге господин Швыдкой, опасения в том, что картины могут быть арестованы в Британии по претензиям третьих лиц, возникли у Росохранкультуры лишь в конце октября, после статьи в The Guardian (см рубрику No comment в Ъ от 24 октября), автор которой напомнила, что у русских коллекционеров Щукина и Морозова, приобретениям которых посвящен едва ли не самый большой и эффектный раздел выставки — Гогены, Пикассо, Ренуары и попавший на афиши "Танец" Матисса,— могут быть наследники, а у этих наследников могут быть претензии, а в Британии нет закона "о защите от конфискации".

Британское правительство, в свою очередь, напомнило, что существует закон 1978 года "О государственном иммунитете", который может служить гарантией сохранности и возврата иностранного культурного имущества. Правда, действие этого закона ограничено странами ЕС. С другой стороны, параграф 1 статьи 15 этого закона гласит, что "ее величество может правительственным декретом ограничить или в зависимости от обстоятельств расширить иммунитет и привилегии до той степени, которую ее величество сочтет необходимой...". Но российским юристам из Росохранкультуры и МИДа этого показалось недостаточно. Не удовлетворила российскую сторону и солидная страховка, предложенная за выставку,— £900 млн. Как сказал вчера господин Швыдкой, "они предлагали нам $2 млрд в залог — но нам не нужны деньги, нам нужны гарантии возврата".

Единственное, по мнению господина Швыдкого, что может служить такой гарантией, это "локальный акт, составленный на основе акта 1978 года, в соответствии с которым решение любого суда Великобритании о наложении ареста на экспонаты нашей выставки будет принято только после их возвращения в Россию. Мы ни в коей мере не просим принять законодательный акт, поскольку понимаем, что на это уже нет времени". О чем он и сообщил в официальных письмах госсекретарю Великобритании по культуре и спорту Джеймсу Пернеллу и послу ее величества в России сэру Энтони Брэнтону. Отвечая на вопросы Ъ после брифинга, господин Швыдкой и вовсе разоткровенничался: "Для меня судебные приставы важнее любого патроната. Некая духовная крыша тут ничего не значит. Я вам скажу, у меня тут свой субъективный интерес. Через год мне будет 60 лет, и я уйду на пенсию. Я не хочу, чтобы ко мне приходили из прокуратуры и спрашивали, зачем я выпустил выставку, которую задержали в Великобритании..."

Вчерашнее решение "Росохранкультуры", естественно, обескуражило куратора выставки господина Розенталя. В телефонном разговоре с Ъ он сказал: "Все мои друзья в России очень хотят, чтобы эта выставка все-таки состоялась. Мне очень жаль, что все эти события похожи на 'политический футбол', как мы это называем в Англии. Если выставку все же отменят, это будет просто катастрофой, настоящей рождественской катастрофой". Отмена выставки должна расстроить и российских музейщиков — не говоря уже о том, что предоставление шедевров на международные выставки одна из главных статей музейного дохода, такие эпохальные проекты случаются нечасто. В Лондоне подобной выставки не было никогда, и обидно упускать возможность лишний раз прорекламировать русское искусство.

Впрочем, вчера британское посольство в Москве сделало достаточно обнадеживающее заявление. Там корреспонденту Ъ еще раз повторили, что "данные ранее заверения, ключевым из которых было письмо государственного секретаря департамента по культуре, средствам массовой информации и спорту Джеймса Пернелла от 7 декабря, предоставляют более чем достаточные гарантии сохранности работ, участвующих в экспозиции". Тем не менее, учитывая "исключительную важность культурных связей между Британией и Россией, правительство Великобритании перенесет на более ранний срок введение в действие нового закона, находящегося на рассмотрении в парламенте. Мы ожидаем, что он будет принят в начале января 2008 года, когда парламент вернется с каникул. И выставка откроется, как и планировалось, 26 января".

Теперь все будет зависеть от расторопности британских парламентариев.

Мария Ъ-Мазалова, Милена Ъ-Орлова, Алла Ъ-Шендерова, Евгений Ъ-Хвостик



Комментарии
Профиль пользователя