Коротко

Новости

Подробно

Героин социалистического труда

Передовик наркобизнеса в "Гангстере" Ридли Скотта

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

Премьера кино

Сегодня в прокат выходит производственная драма "Гангстер" (American Gangster), которая вопреки названию содержит очень мало блатной романтики. Фильм про торговлю героином в промышленных масштабах получился у режиссера Ридли Скотта настолько скучным, насколько вообще может быть скучным кино про трудовой героизм. Воздала ему должное ЛИДИЯ Ъ-МАСЛОВА.


Основанный на реальных событиях "Гангстер" вдохновлен журнальной заметкой о жизни замечательных людей: выдающегося нью-йоркского наркодельца 1960-1970-х Фрэнка Лукаса и полицейского детектива Ричи Робертса, который вывел его на чистую воду. Экранное время равномерно распределено между двумя героями, которые лично знакомятся только в конце, но сразу понимают: порядочных людей осталось так мало, что они должны держаться друг друга, пусть даже один из них — крупнейший импортер героина из Индокитая, а другой живет всю жизнь на одну зарплату и лишнего наркодоллара себе в карман не положит.

Дензел Вашингтон, играющий Фрэнка Лукаса, вроде бы находится в более выгодном положении, чем Рассел Кроу, чья роль по определению менее колоритна, но авторы стараются уравнять их, изображая наркобаронские будни столь же серыми, как полицейские. Фрэнк Лукас, сравнивавший себя с Санта-Клаусом и раздававший малоимущим индеек на рождество, но больше прославившийся тем, что засыпал весь Гарлем фирменным героином с гарантией качества, в "Гангстере" выглядит не как дьявол во плоти, а как обычный крепкий хозяйственник и ловкий снабженец. Удивительно, что на каждом пакетике с торговой маркой Blue Magic, под которой Лукас распространяет свою дурь, не стоит его личная подпись, а внутрь не вложена бумажка с номером укладчицы, одной из тех голых негритянок, которые в "Гангстере" придают в остальном унылому и неинтересному наркобизнесу хотя бы минимальный привкус порочности. Впрочем, и он быстро снимается вопросом: "Вы что, голых баб никогда не видели?", который одна из обнаженных фасовщиц, рассыпающих героин по банкам с надписью "сухое молоко", задает кому-то из заглянувших в цех знакомых Лукаса.

Повидали мы, честное слово, немало голых баб, наркобаронов, обожающих старушку-мать, неподкупных полицейских и антисанитарных игл, вонзающихся в раздолбанные вены. Увидев младенца на руках у чернокожей матери-наркоманки, машинально ждешь, когда бедные негры потащат в ломбард последний телевизор, чтобы вмазаться, но это немножко не вписывается в авторскую концепцию, по которой Фрэнк Лукас обнищания своих соплеменников не хотел и боролся как раз за то, чтобы потребитель со скромными финансовыми возможностями мог рассчитывать на качественный товар.

Секрет неуловимости человека, опутавшего своей наркосетью весь Нью-Йорк и уже примерявшегося в кооперации с итальянскими партнерами к другим культурным центрам, в "Гангстере" чрезвычайно прост и объясняется бытовой скромностью и умеренностью героя. Строго придерживавшийся этих принципов, Фрэнк Лукас запрещал своим дилерам одеваться вызывающе и сам старался не привлекать внимания внешним видом, благодаря чему герой Рассела Кроу до последнего момента не знает, за кем именно он охотится. Прокалывается осторожный Лукас самым дурацким образом — из-за жены, подарившей ему шиншилловую шубку для похода на статусный боксерский матч, где собрались сливки общества. Там-то дотошный полицейский и вычисляет своего клиента, который, опомнившись и вернувшись домой, швыряет шубу в камин с досады, что забыл важную заповедь спокойной жизни в обществе: стоит человеку один раз прилично одеться — и на него сразу заводят дело.

Кроме этого, довольно советского, принципа поменьше выделяться, "Гангстер" пропагандирует еще и вполне социалистическую идею, что всякий труд почетен. А если он нечаянно входит в противоречие с уголовным кодексом, то это недоразумение вполне преодолимо с помощью хорошего, по-настоящему заинтересованного в своем подзащитном адвоката. В чьем именно лице находит беззаветного защитника главный американский гангстер — неожиданный и парадоксальный ответ на этот вопрос, по замыслу авторов, должен поражать зрителя в финале, который, будучи заимствован из самой что ни на есть настоящей жизни, тем не менее абсолютно подпадает под уголовную статью "искусственный хеппи-энд".


Комментарии
Профиль пользователя