Коротко

Новости

Подробно

Музей обязан быть Новым

В Нью-Йорке появился новый художественный центр

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

Открытие современное искусство

Новый музей современного искусства в Нью-Йорке отметил свое 30-летие переездом в новое здание в район Бауэри — при невероятном наплыве голливудских звезд, политиков и журналистов. Прибывавших гостей встречала огромная радужная инсталляция "Hell, yes!" ("Катитесь к черту!") Уго Рондиноне на фасаде здания. Из Нью-Йорка — АЛЕКСАНДР Ъ-ЗОЛОТАРЕВ.


Актриса Мэгги Гилленхол призналась, что инфернальный лозунг неожиданно напомнил ей о приближающемся Рождестве. На актрису Гвинет Пэлтроу, казалось, произвел куда большее впечатление крестообразный меч, воткнутый в исполинскую цементную глыбу,— одна из 30 работ в собрании Unmonumental, посвященном современной скульптуре. Столь же скульптурна и сама сияющая молочной белизной башня музея — работа молодых японских архитекторов Кузуйо Седжима и Руйе Нишизава.

Основательнице Нового музея Марше Такер не суждено было увидеть здание достроенным. Она умерла в конце прошлого года, но уже смертельно больная полностью отдавала себя новому проекту, который в результате стал ее наследием и завещанием. В 1977 году Марша Такер открыла в Музее Уитни, где она тогда работала куратором, выставку художника-минималиста Ричарда Таттла. Ее в пух и прах разнес влиятельный критик The New York Times, и Маршу Такер уволили. Но уже на следующий день в однокомнатной квартире она открыла свой собственный музей, посвященный исключительно современному искусству.

Долгое время музей скитался по Нью-Йорку, неоднократно менял адрес, пока наконец не приземлился на улице Бауэри, в прошлом бившей все городские рекорды по числу дешевых ночлежек и притонов. Однако именно концентрированный радикализм, сокрытый в неизбежном соседстве музея с трущобами, привлек в 2002 году Маршу Такер и попечителей музея, которые до этого целый год тщетно искали место для строительства нового здания. "Заброшенная автомобильная парковка на Бауэри показалась нам идеальной точкой",— рассказывает директор музея Лиза Филиппс. Район лишился одной парковки, зато город получил еще один музей.

В смысле ребрэндинга Новый музей сделал для Бауэри никак не меньше, чем Билл Клинтон сделал в свое время для Гарлема, открыв там свой офис. Увидев Бауэри, архитекторы Седжима и Нишизава сначала в недоумении скривили губы, но потом прониклись духом анархического квартала и выполнили свой первый (и если судить по успеху, не последний) проект в Нью-Йорке.

Здание, упакованное в сетчатую алюминиевую шкуру, снаружи — прозрачно и аскетично. Это асимметричное нагромождение объемов, в четырех из которых находятся просторные залы с белоснежными стенами и выглаженным цементным полом, в двух — офисы, а в одном — мультимедийный образовательный центр-лаборатория. Коридор на первом этаже — памятник рукотворный компаниям и отдельным личностям, поддерживавшим современное искусство. Стены пестрят именами и брэндами: в филантропы записаны десятки крупнейших американских корпораций. Соседнее фойе отведено лишь Марше Такер и носит ее имя. Проект обошелся в $65 млн. Это единственный в даунтауне музей, построенный с нуля. С верхнего, седьмого, этажа открывается вид на груду уолл-стритовских небоскребов.

Нью-Йоркское арт-сообщество с воодушевлением следило за трансформацией здания музея: веб-камера, установленная напротив строительной площадки, выдавала видеоотчет на сайт музея. Правда, директора с "музейной мили" скептически отнеслись к попытке Нового музея с ними посоперничать. Наживший аристократическое брюшко MOMA (Музей современного искусства) только-только выстроил свой элегантный дворец с бюджетом в $850 млн и совсем недавно подписался на проект Жана Нувеля, призванный умножить музейные залы. А Музей Уитни тоже строит выставочный комплекс в Гринвич-Виллидже.

Однако Новый музей неожиданно бросил собратьям вызов: его штат вырос вдвое, а совет директоров публично пообещал в своей программной политике придерживаться основных принципов музея — поддерживать молодых художников, демонстрируя только самое современное искусство. В конце концов кураторы Нового музея в свое время открыли Джеффа Кунса и Ричарда Принса, и нет оснований подозревать их во лжи. Что вызывает особую симпатию, так это их стремление напомнить о том, что предметы искусства это не только аукционные лоты. Неудивительно, что прогрессивное арт-сообщество возлагает большие надежды на Новый музей.


Комментарии
Профиль пользователя