Коротко

Новости

Подробно

Советское искусство вышло за рамки дозволенного

"Искусство XX века" объединило официоз и нонконформизм

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

Ярмарка

В Центральном доме художника открылась ярмарка "Искусство ХХ века", в предыдущие два года своего существования называвшаяся "Полвека советского искусства". О том, как изменилась ярмарка, сменив вывеску, рассказывает ИРИНА Ъ-КУЛИК.


По словам Василия Бычкова, директора компании "Экспо-парк", проектом которой является ярмарка, отказаться от вполне успешного, судя по итогам предыдущих ярмарок, брэнда "советское искусство" захотели сами галереи-участницы, которым показались слишком тесными предполагавшиеся прежним названием концептуальные рамки. Конечно, нонконформисты наряду со вполне кондовым соцреализмом были представлены и на предыдущих двух ярмарках, хотя, возможно, и не так широко, как на этот раз, когда чуть ли не весь первый ряд стендов посвящен искусству, которое явно не принято называть советским.

Галерея "Элизиум" представляет подборку произведений классиков нонконформизма, в том числе ранние пуантилистские полотна Владимира Яковлева, куда менее известные и расхожие, чем его цветы (которые встречались на стендах других галерей), и масштабное, еще фигуративное, 1970-х годов полотно Евгения Чубарова — произведение автора, чьи поздние работы стоят на западных аукционах несколько сотен тысяч долларов, здесь предлагают за $50 тыс. Галерея "Ковчег", одной из первых ставшая пропагандировать авторов, не ангажированных ни официальным, ни нонконформистским искусством, представляет живопись Екатерины Григорьевой, которую можно назвать предшественницей Натальи Нестеровой, и Ирины Затуловской, которая у нее училась (стоимость каждой картины порядка $10 тыс.). Здесь же акварели классика советской книжной иллюстрации Марка Клячко, графика перестроечного сюрреалиста Гарифа Басырова ($4-6,5 тыс.) и масштабные рисунки Александра Максимова, представляющие ноги граждан, стоящих в очередях или спешащих на поезд (своего любимого автора галерея продает по $15 тыс. за рисунок).

Галерея "Старые годы", в прошлом сезоне показывавшая в новом зале Третьяковки в Толмачах выставки Ольги Розановой и Владимира Уфимцева, знакомит публику со вновь открытыми художниками поколения, промежуточного между первым и вторым авангардом. Николай Мамонтов (1891-1974) — в начале 1920-х член омской авангардной группы "Червонная тройка", уехавший в Италию, откуда вернулся в 1931 году, чтобы на родине вести маргинальное существование. Он рисовал явно неуместные полусюрреалистические полотна с циркачами, пробирающимся через джунгли охотником в пробковом шлеме, на которого того и гляди прыгнет пантера, или населенным ангелами и причудливыми зверями раем, в котором художник расположился и сам, с мольбертом и стаканом, над которым парит в воздухе неиссякающая бутыль. Еще одно открытие галереи — абстракционист Валентин Окороков (1891-1974), в 1920-х последователь Малевича, а в 1960-х участник студии Элия Белютина, его работы даже были представлены на знаменитой выставке МОСХа в Манеже, разгромленной Никитой Хрущевым.

На стенде галереи Г.О.С.Т. на редкость убедительно соседствуют два автора, вряд ли знавшие друг о друге при жизни. Это недавно показанный в Третьяковке советский монументалист Борис Чернышев (1906-1969), рисовавший для души обнаженных натурщиц с зыбкими силуэтами и призрачные пейзажи и натюрморты, часть которых написана на газетной бумаге с проступающими заголовками (его работы стоят от $10 тыс. до $50 тыс.), и мэтр нонконформизма Михаил Рогинский, представленный работами на бумаге 1970-х годов ($6-10 тыс.). На стенде "АртКоминтерна" вполне непротиворечиво висят рядом поздний натюрморт с тучными сиренями Давида Бурлюка и развесистый пейзаж Дмитрия Налбандяна. Произведение вождя кубофутуристов стоит $70 тыс., ровно в два раза дороже, чем работа придворного художника Сталина и Брежнева ($35 тыс.).

На ярмарке по-прежнему можно найти множество занятных "сувениров" советской эпохи, от стеклянного пресс-папье в виде буденновки (20 тыс. руб.), выпускавшегося в 1920-х годах Ленинградским заводом художественного стекла (галерея "Среди коллекционеров") до весьма актуального оригинала плаката 1985 года, призывающего на последние советские выборы (галерея "Аист", €3 тыс.). Но, сменив название, ярмарка явно сменила и отношение к советскому искусству.

Кондовый официоз предлагается уже не в качестве исторических реликвий, но как некая вневременная художественная ценность. Галереи, представляющие самый что ни на есть соцреализм, называют свои экспозиции "Романтический реализм" или "Мастера лирического пейзажа". А в весьма разношерстной предаукционной выставке "Совкома" генералы советского искусства вроде Сергея Герасимова и Аркадия Пластова перемешаны с концептуалистами Эриком Булатовым и Виктором Пивоваровым. Уровень рыночных цен заменяет собой все же принципиально несводимые системы ценностей официального и оппозиционного искусства.

Уникальность советских ценностей исследует только специальный некоммерческий проект ярмарки "Комбинат искусств". Предоставленные музеями Иванова, Твери и Ярославля картины, прославляющие освобожденный труд, художников утопического соцреализма 1920-х — ранних 1930-х Александра Дейнеки, Константина Юона, Александра Самохвалова помещены рядом с образчиками продуктов этого самого труда. А именно: с ивановским ситцем того же времени, на котором аэропланы разбросаны среди пышных мальв, а ряды пионеров издали кажутся цветочным орнаментом. Вот уж где традиционные и новые реалии, ценности и представления о прекрасном сочетаются хоть и причудливым, но на редкость убедительным образом.


Комментарии
Профиль пользователя