Коротко

Новости

Подробно

Флойд Мейуэзер стал лучшим по профессии

Нокаутировав Рикки Хаттона в бою года

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 23

профессиональный бокс

Флойд Мейуэзер и Рикки Хаттон сделали все, чтобы их субботний бой в Лас-Вегасе действительно стал боем номер один 2007 года. Хаттон доставил Мейуэзеру столько трудностей, сколько не доставлял американцу ни один из его соперников. Флойд Мейуэзер все равно оказался слишком хорош даже для Рикки Хаттона и, нокаутировав британца в десятом раунде, отстоял и официальный титул — чемпиона мира по версии Всемирного боксерского совета в категории до 66,7 кг, и неофициальный — лучшего бойца по всем без исключения версиям во всех без исключения категориях.


Если брать все факторы, то в один ряд с этим боем можно поставить лишь несколько самых легендарных в истории профессионального бокса. Ту же "Рубку в джунглях" в 1974-м между Мохаммедом Али и Джорджем Форменом, например. Или поединок в мае этого года между Флойдом Мейуэзером и Оскаром де ла Хойей в том же лас-вегасском казино MGM Grand.

В матч были вложены колоссальные деньги (гонорар Мейуэзера составил около $20 млн, Рикки Хаттона — $10 млн), но организаторы, подводя его коммерческие итоги, наверняка зафиксируют и колоссальную прибыль. Потому что ажиотаж вокруг боя вполне соответствовал суммам, потраченным на его проведение. На VIP-местах в MGM Grand разместились актеры Анджелина Джоли, Брэд Питт, Брюс Уиллис, Сильвестр Сталлоне, Уэсли Снайпс, Дензел Вашингтон, футболист Дэвид Бекхем, боксеры Леннокс Льюис, Шейн Мосли и Бернард Хопкинс. А британский гимн для умудрившихся скупить половину из 16,5 тыс. билетов соотечественников Хаттона исполнял Том Джонс.

Но главным боем года этот матч стал, конечно, не благодаря антуражу и финансовой составляющей, а благодаря тому, что делали на ринге два его участника. Два человека, прекрасно понимавших, за что они дерутся: не только за пояс Всемирного боксерского совета и большой гонорар, а за титул лучшего боксера мира, принадлежавший, по всем неофициальным рейтингам, Флойду Мейуэзеру.

После этого боя никто уже точно не скажет, что ему отдают первую строчку напрасно. Такое могли говорить те, кто видел матч Флойда Мейуэзера с Оскаром де ла Хойей, и в самом деле закончившийся довольно спорной победой Мейуэзера. Победой, во всяком случае не убедившей в его полной неуязвимости. Как и выигранные в прошлом году тоже по очкам поединки против Заба Джуды и Карлоса Балдомира. Во всех этих боях Мейуэзер демонстрировал выдающееся движение, выдающуюся точность ударов, выдающееся умение защищаться, но никто из оппонентов не заставил его демонстрировать выдающуюся стойкость и способность "сломать" играющего в свою игру противника.

Рикки Хаттона ему пришлось именно "ломать". В первых двух раундах Флойд Мейуэзер столкнулся с тем, с чем ему не приходилось сталкиваться ни в одном из предыдущих своих 38 профессиональных поединков. С чемпионом чемпионов Хаттон творил то же самое, что и с другими — менее искусными, менее титулованными — своими противниками. "Бокс в телефонной будке". Придуманное кем-то из комментаторов HBO определение идеально иллюстрирует положение, в котором очутился Флойд Мейуэзер. Хаттон все время рядом, все время бьет, хотя вроде бы пространства и у него нет,— и из-под этого огня никуда не денешься.

Британская половина зала, глядя на попавшего под "бульдозер" Мейуэзера, встала и отказывалась садиться. Этой половине наверняка казалось, что еще раунд, еще минутка, еще одна серия ударов в исполнении Хаттона — и американец "поплывет". Если бы еще рефери Джо Кортес так часто не вмешивался в ход поединка и не разводил оппонентов в стороны, позволяя Мейуэзеру отдохнуть...

В любом случае поединок проходил по сценарию, удобному скорее Хаттону. И требовалось его переписывать. Переписывать его Мейуэзер начал в третьем раунде. Величайших из бойцов как раз ведь и отличает умение адаптироваться к стилю соперника, найти у него слабые места.

В третьем раунде Мейэузер уже стал регулярно открывать "телефонную будку" и выходить в центр ринга. В четвертом — перебивать Хаттона в обмене ударами. В шестом британец, все еще не желавший останавливаться, борцовским приемом перегнул Мейуэзера через канат и нанес ему вдогонку удар по затылку. Толком у Хаттона он не вышел, но Кортес, уже вынесший ему до этого предупреждение, снял с боксера очко.

Рикки Хаттон потом говорил, что оно сыграло важную, может быть, роковую роль в матче. Боксер объяснял: он чувствовал, что уже безнадежно уступает по очкам, и был вынужден рисковать, а значит, раскрываться. Раскрываться же против Мейуэзера, к удивлению британца, великолепно смотревшегося и на дистанции, и в ближнем бою, как выяснилось, смерти подобно.

Все-таки Рикки Хаттон, видимо, преувеличивал значение выписанного ему наказания. С каждым раундом превосходство Мейуэзера в скорости — ног, рук, мысли — становилось все очевиднее. В восьмом американец уже просто избивал Хаттона — один удар в голову, второй, третий, четвертый, пятый... В первых двух раундах он сыграл — и выстоял — на поле соперника, теперь играл на своем.

На поле Флойда Мейуэзера его смелому сопернику не светило ничего. Статистика HBO ярче телевизионной картинки, ярче слов самих участников рассказывает почему. Рикки Хаттон нанес в этом бою больше ударов, чем Мейуэзер,— 372 против 329. Мейуэзер попадал в цель вдвое чаще: в 129 случаях против 63.

Но он признавался, что после упреков за бои с Джудой, Балдомиром, де ла Хойей, выигранных на технике, классе, но не мощи и характере, желал нокаута, желал, как он сформулировал, доказать, что сила у него не только в ногах и голове, но и кулаках. Он добился его в десятом раунде, резко уйдя в углу от продолжавшего искать счастья в давно бессмысленном натиске Хаттона и проведя левый хук в челюсть. Британец по инерции врезался в стойку, и Джо Кортес в принципе уже в этот момент имел право останавливать бой: претендент, судя по его взгляду, потерял ориентацию в пространстве. Но Кортес предоставил британцу возможность еще несколько секунд побыть небитым, с неиспорченным поражением рейтингом из 43 побед бойцом, а Мейуэзеру — свалить Хаттона на пол серией ударов. Сигнал Кортеса о прекращении боя совпал с появлением на ринге выброшенного из угла Рикки Хаттона белым полотенцем.

Интрига в процессе выявления лучшего боксера мира умерла в ту же секунду. Возражать против того, что это Флойд Мейуэзер, просто глупо. Сохранилась другая интрига: захочет ли Мейуэзер, заработавший в этом году за бои с де ла Хойей и Хаттоном около $50 млн, еще раз рисковать своей репутацией? Ну, допустим, в поединке против не проигрывавшего пока полусредневеса Мигеля Котто? Сам он сказал, что устал от бокса: "По-моему, я сделал в нем все, и не собираюсь ни с кем драться". Затем все же уточнил: "А вообще, многое зависит от того, какова будет цена". Похоже, вероятность того, что его карьера не закончена, довольно велика.

Алексей Ъ-Доспехов



Комментарии
Профиль пользователя