Кремлевское подворье

легенды

"Дом на набережной" — самый близкий к Кремлю жилой дом в Москве. И в географическом, и в идеологическом смысле. Изначально он строился для тех людей, местом работы которых был Кремль. Да и многие из его нынешних обитателей если и не работают в "сердце родины", то частенько его посещают.

В первую очередь

Москва всегда страдала от перенаселения. А когда после Октябрьской революции к ней вернулся статус столицы, стало очевидно, что не избежать наплыва чиновников. И, действительно, с весны 1918 года основными местами обитания служащих госаппарата являлись Кремль, в котором к 1926 году проживали 1257 человек, а также гостиницы "Националь", "Метрополь" и другие, где разместились еще 5191 человек из числа ответственных работников и заслуженных революционеров. На очереди еще 1417 человек, а свободных комнат всего 29. Выход из создавшейся ситуации виделся один — строительство дома правительства, причем такого, чтобы признаки новой жизни проступали в нем во всем коммунистическом величии. И место под застройку требовалось отыскать с определенным условием — оно должно быть недалеко от Кремля. Такое место нашлось на так называемом Болоте — территории за Большим Каменным мостом, на противоположном берегу Москвы-реки.

В 1927 году, к началу строительства, пейзаж этого уголка столицы был следующим: на стрелке острова изящным символом Москвы располагался домик в стиле модерн со ступенями, сбегающими к воде. За ним — красные кирпичные корпуса цехов фабрики товарищества "Эйнем", учрежденного в 1867 году ("Красный Октябрь"). Потом — первая московская ТЭЦ, управление трамваев и трамвайный круг, а за ними — остатки винно-соляных складов, пролет Якиманки и Каменного моста и, наконец, "каменный рынок", расположенный как раз на месте бывших царских садов. В общем, место должно было быть торгово-заводским, но по стечению обстоятельств в начале 30-х годов здесь вырос грандиозный памятник социалистической эпохи.

Правда, комиссия по постройке дома правительства вначале планировала возвести его в районе между Никитскими воротами и Кудринской площадью. В нем должно было быть 200 квартир, семь этажей, квартиры 3- и 5-комнатные. Однако вскоре планы изменились. Новое решение гласило: строить в районе Старого Ваганьковского переулка, улиц Воздвиженка и Моховая (не трогая здания старого архива); на 400 квартир, в 7 этажей, квартиры 3-, 4- и 5-комнатные; 1-й этаж отдать под магазины; иметь клуб, столовую, прачечную. Квартиры распределять между участниками строительства, которые должны предоставлять их своим номенклатурным работникам. Каждый "пайщик" обязан был часть площади выделить старым большевикам (которые к этому времени из-за преклонного возраста не занимали руководящих постов). Наконец, 24 июня 1927 года комиссия принимает окончательное решение — под строительство "дома для ответственных работников ЦИК и СНК Союза ССР, ВЦИК и СНК РСФСР" выделить участок на правом берегу реки Москвы, на Болоте. На строительство предполагалось затратить 6,5 млн руб. Архитектору Борису Иофану предлагалось немедленно приступить к нивелировке участка, исследованию грунта и другим предварительным работам. В середине декабря 1927 года проект постройки рассматривался в Замоскворецком райсовете и был одобрен. Официальная комиссия для руководства и наблюдения за работами по строительству дома создана постановлением правительства только 17 февраля 1928 года.

Аскетичная "элита"

И вот на месте бывшего Винно-Соляного двора, на участке более трех гектаров, ограниченном Берсеневской набережной, Всехсвятской улицей и Обводным каналом, на трех с половиной тысячах свай было возведено около полумиллиона квадратных метров жилых и общественных помещений, что даже по сегодняшним масштабам является огромной постройкой. Планировалось, что здание будет состоять из четырех частей: жилой части (корпуса 1-7), клуба без сцены на 1000 человек (корпус 8) , универмага (корпус 9) и кинотеатра на 1500 человек (корпус 10). Первоначально предполагалось, что в доме будет 440 квартир. В каждой — телефон, кухня с газовой плитой и холодным шкафом, круглосуточная подача горячей воды; передняя комната-прихожая, соединенная застекленной раздвигающейся перегородкой с отдельным светлым помещением,— из них легко образуется холл. Во дворе предусмотрено устройство для снеготаяния, в подвальных помещениях — печи для сжигания мусора.

Дом правительства был первым и последним объектом элитного жилья, к которому применимо определение простой, аскетичный. Все последовавшие за ним дома для советской элиты были тесно связаны с изменившейся творческой направленностью архитектуры, взявшей курс на освоение классического наследия.

Планы на протяжении строительства менялись. Так, в ноябре 1929 года комиссия одобрила планы Иофана "расширить вместимость кинозала до 2000 человек" и использовать верхнюю часть дома для оборудования дополнительного количества квартир. Получилось 505 квартир (ранее было утверждено 440). Предлагалось перевести в другое место Болотный рынок, привести в порядок набережную, окончить строительство дома к 7 ноября 1930 года.

Весной 1930 года Замоскворецкий райком партии поддерживает ходатайство Иофана о сносе церкви Николая Чудотворца для возведения на месте строений 20 и 22 по Берсеневской набережной детских сада и яслей. Письма с протестами по этому поводу от реставрационных мастерских и Института культуры, располагавшихся на Берсеневке, направлялись в разные правительственные инстанции в 1930-1932 годы, пока окончательно не решили водить "правительственных" детей в деткомбинат 2-го Дома Советов, который решено было строить по другую сторону Всехсвятской улицы.

В феврале 1931 года была сдана 1-я очередь дома (вместо конца 1929 года — задержка, по нынешним стандартам, совсем небольшая). Вскоре въезжают первые жители. Срок окончания организации хозяйства дома был намечен на 1 июля 1932 года, фактически же последнее помещение — Новый театр — было сдано в эксплуатацию 16 ноября 1932-го. Тогда в доме проживало 2745 человек — в иных городах жителей меньше. 1933 году еще не были оборудованы дворы, тротуары, набережная. Так что у разных частей дома были и разные "дни" и даже "годы рождения".

Серая громада на берегу Москвы-реки стала символом советской эпохи со всеми ее достижениями и кровавыми потерями. Судороги раздираемой коллективизацией и индустриализацией страны здесь не ощущались. Кто же тогда мог предположить, что врагами окажутся сами его обитатели — революционная элита, первопроходцы коммунизма — работники наркоматов, высшее военное руководство, руководство НКВД, герои-летчики, полярники, поэты, писатели, журналисты. И...сами идеологи репрессий, которые тоже жили в этом доме.

Официальное название комплекса было "1-й Дом советов ЦИК и СНК". Потом он становился 2-м, потом снова 1-м, переходил из управления ЦИКа в СНК, а в народе его неизменно именовали домом правительства. Но каких только прозвищ не давали ему москвичи: и "расстрельный дом", и "этап ГУЛАГа", и "кремлевский крематорий", и "Допр" (это означало одновременно и "дом правительства", и "дом предварительного заключения")... После публикации в 1976 году повести Юрия Трифонова (он жил в этом доме с 1931 года до ноября 1939-го) дом получил новое имя — его стали называть "Домом на набережной".

Свидетель смены эпох

В конце 1970-х в "Доме на набережной" произвели капитальный ремонт. Во многих квартирах с потолков были сбиты уникальные росписи — замечательной красоты пейзажи и натюрморты, выполненные мастерами Эрмитажа, уничтожен паркет, прекрасные дубовые двери заменены стандартными. Тогда же произошли и некоторые перепланировки. Например, квартира Юрия Трифонова (он прожил в ней 12 лет) в подъезде N 7 была поделена на две. Вообще, это был единственный подъезд, в котором тогда поделили все квартиры. Неизмененным остался только его внешний облик.

Сегодня огромный серый дом на Берсеневской по-прежнему остается знаком высокого престижа, сюда стремятся, здесь хотят жить. Несмотря на то, что квартиры стоят очень дорого, они все равно продаются. Практически всегда появляются предложения, и есть из чего выбрать. Есть как роскошные квартиры, так и относительно скромные варианты. Средняя цена квадратного метра — $14-15 тыс., максимальная на данный момент — $23 тыс. Стоимость зависит главным образом от видовых характеристик и состояния. Квартиры с видом на Кремль и Храм Христа Спасителя с качественным ремонтом значительно дороже тех, откуда виден лишь внутренний дворик, а состояние помещений можно обозначить как "среднее". Потенциальные покупатели понимают, что проживание здесь — это компромисс. Да, имеются восхитительные виды на исторический центр города, но придется жертвовать, например, парковкой.

Генеральный директор компании Blackwood Константин Ковалев сообщил, что в данный момент компания занимается продажами трех квартир в "Доме на набережной", площадью 102, 135 и 118 кв. м., на верхних этажах с хорошей панорамой. Он считает, что спрос на уникальный объект будет всегда, так как в Советском Союзе не было больше элитных домов, кроме двух — в Романовом переулке. Сравнивать его с современным жильем было бы не совсем правильно, поскольку к этому дому всегда складывается особое отношение: либо он вызывает остро отрицательные эмоции из-за своего "серого" прошлого, либо люди просто "влюбляются" в него и до сих пор считают одним из самых престижных в Москве. Особой популярностью "Дом на набережной" пользуется у иностранцев. Видимо потому, что помимо интересного исторического прошлого, развитой инфраструктуры, он "попадает под проект" "Золотой остров", где будет строиться самое дорогое жилье в российской столице, и, стало быть, приобретение в нем жилья — выгодная инвестиция.

Правда, господин Ковалев подмечает особенность поведения некоторых продавцов: утверждение "я продаю не квартиру, я продаю свою жизнь" в ряде сделок проявляется весьма четко. И завышенные цены на подобное жилье диктуют именно жильцы, а не рынок.

Нынешний комплекс на Берсеневской набережной всячески стремится успеть за временем: теперь в нем есть и салон красоты, и фитнес-клуб, и большие магазины, и кинотеатр, и казино "Ударник", и другие прелести современного мира. Однако красочные рекламные вывески сложившийся образ Дома изменить не могут: до сих пор он напоминает какой-то фантастический серый город. Возможно, дома с похожей судьбой не было не только в истории России, но и вообще в человеческой истории. Он, шагнувший из прошлого, вместе с нами молчаливо перелистывает очередные страницы своей биографии уже нового века.

Александр Георгиев

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...