Со своим уставом

"Монастырь" Ио Стромгрена в Москве

рекомендует Роман Должанский

Современный театр отличается не только тем, что жанры представлений часто не укладываются в привычные рамки, но и тем, что афиши могут озадачить зрителей обилием незнакомых названий. Смотришь на название и не понимаешь — кто тут автор, кто режиссер, кто хореограф и где можно прочитать пьесу. Чаще всего никакой пьесы и нет вовсе, а все упомянутые выше профессии соединились в одном-единственном человеке, который сочинил тот или иной спектакль от начала до конца. Буквально соткал его из своих фантазий. Такой, авторский, театр наверняка никогда не вытеснит из жизни привычный, литературный театр. Но зато время от времени театр таких вот сочинителей дарит примеры увлекательного и неординарного взгляда на жизнь. Одним из самых больших оригиналов этого направления является норвежский режиссер Ио Стромгрен.

Ему 37 лет. Почти двадцать лет тому назад он поступил в Национальный колледж балета и танца Норвегии, потом три года проработал в танцевальной труппе города Бергена, после чего стал свободным хореографом, а десять лет назад основал свою собственную труппу. Ныне она гастролирует не только по родной Норвегии и по Европе, но и по всему миру, с завидной регулярностью выпуская новые спектакли в постановке Ио Стромгрена. "Монастырь" — одна из последних его работ.

Небольшая долина в Альпах. Три далеко не юных монашки наслаждаются покоем и тишиной в своем маленьком, затерянном в горах, вдалеке от мирской суеты, монастыре. Их единственная пища — сухой хлеб и обычная вода, ежедневно они славят господа в своих молитвах, трудятся от зари до зари, не покладая рук. Но это хрупкая гармония, Как известно, многообразие католических ритуалов время от времени приводит в замешательство даже профессиональных верующих. Вот и монашек, скрывшихся за высокими каменными стенами, начинают обуревать страхи, сомнения и искушения.

Ио Стромгрен и три его актрисы, Гурии Гланс, Гунхильд Опдал и Улла Брох, воплощают эти состояния с энтузиазмом, сосредоточенностью и юмором — иногда легким, добрым, а иногда и черным, почти издевательским. Если они говорят — то на каком-то тарабарском языке, равно непонятным в любой стране. Если танцуют — то по законам не хореографии, а пластической драмы. Год назад эти же три актрисы играли в Москве смешной и страшноватый "Госпиталь" Стромгрена — сцены из жизни трех медсестер, мающихся в заброшенном военном госпитале в ожидании пациентов, ждущих войну и репетирующих встречи, которым так и не суждено сбыться.

"Монастырь" — словно вторая серия "Госпиталя": тоже три женщины, тоже маются в отсутствие мужчин. Что происходит с человеком, оказавшимся вне общества? Что случается, когда нет выхода у социальной и психологической энергии? Ответы на эти вопросы Ио Стромгрен ищет не в каком-нибудь скучном назидании, а в умной, забавной, метафорической и отчасти абсурдной полуклоунаде. В этот "Монастырь" зрителю очень даже стоит "сунуться" — потому что "устав" Ио Стромгрена оригинален, убедителен и незабываем.

Театр наций (в рамках фестиваля NET, 1-3 декабря)

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...