Альфа-панк

New York Dolls в клубе "Б2"

приглашает Егор Галенко

Считается, что New York Dolls играли панк. Наверное, так получилось оттого, что они хотели играть глэм-рок, хотели красиво наряжаться, но и то и другое получалось у них просто отвратительно. В самом начале видео "Personality crisis" есть один довольно забавный момент: несколько секунд вокалист Дэвид Йохансен стоит спиной к камере, покачиваясь в такт вступлению; сзади на его кожаной куртке красуется лицо какой-то блондинки, отдаленно напоминающей Мэрилин Монро; внезапно Йохансен разворачивается лицом в камеру, чтобы прокричать свои первые "Ой-йе-йе!"; сходство его лица и обшарпанного лица блондинки ошарашивает зрителя на добрую половину песни.

Все члены группы выглядели как декоративные пудельки, которых решила нарядить школьница на показ мод для своих подружек: розовые приталенные пиджачки, под ними обтягивающие футболки в сеточку, брюки-клеш, платформы, на которых и устоять-то сложно, не то что ходить. Плюс куча побрякушек, подведенные глаза, грим и накрашенные ногти. Они были еще и клинические раздолбаи, весь этот ядреный глэм носили неделями, спали в одежде, напивались каждый божий вечер, что тоже благотворно сказывалось на внешнем виде. В лучшие свои годы New York Dolls напугали бы даже Сергея Зверева.

Своими тряпочками группа затоваривалась в лондонском магазине Sex Малкольма Макларена — там же на пару лет позже ошивались Sex Pistols. Макларен был продюсером New York Dolls на закате их карьеры, в 1975 году. Он удачнее всех высказался о своих подопечных: "Будучи бесполезными ублюдками, они вцепились в нарциссическую идею, которая была в крови у поколения шестидесятых,— никогда и ни за что не стать взрослыми. Они хотели остаться куклами, маленькими куклами". New York Dolls были катастрофически безыдейной группой; в белой стене больше смыслов, чем в их песнях и имидже. Они не имели в виду ничего, кроме желания одеваться в блестящие шмотки и играть музыку, причем все равно какую. Первые два альбома New York Dolls — маловнятное бухтение, какие-то мямлящие гитары и анемичные блюзовые риффы, которые не спасает даже прелесть сырого звука.

Позже New York Dolls записали два ударных альбома, выпили галлоны пива в нью-йоркском CBGB, где их приметил Макларен, а потом, уже под его чутким руководством, рассорились и распались. Их выступлениями восхищались все коллеги, последователи и собутыльники из CBGB: Television, Патти Смит, Ramones, Talking Heads, в конце концов. Что и говорить, если даже Моррисси не раз перепевал песню "Trash" и признавался в искренней любви к этой группе, при том что вообще коллег-музыкантов в общем и целом недолюбливает.

Моррисси, собственно, и повинен в воссоединении New York Dolls, он зазвал их выступать на фестивале в 2004 году. В сегодняшней группе из оригинального состава остались только Йохансен и гитарист Сильвиан Сильвиан. Дэвид Йохансен божится, что этот состав не продержится дольше тех New York Dolls, что были в семидесятых: "Сейчас, подождите, только в тур съездим". В прошлом году они выпустили альбом "One Day It Will Please Us to Remember Even This" (типа ирония), рассказывать о котором еще скучнее, чем дослушивать его до конца. Звучит он словно гипотетический сборник би-сайдов группы Aerosmith. Ума у New York Dolls не прибавилось: играют что придется. Ну и наряжаются, разумеется.

"Б2", 5 декабря (21.00)

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...