Коротко

Новости

Подробно

Николай Тырса в "Галеев галерее"

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 64

"А как верно, с каким необыкновенным проникновением в то, что называется духом эпохи, написан Петербург начала двадцатых годов! Какое все точное и какое все тогдашнее — и Нарвские ворота, и старая Петергофская дорога, и шофер таксомотора, и малолетние уличные торговки и — в первую очередь — сами шкидцы! У Тырсы Шкида одета так, как она и одевалась в те суровые годы,— в поношенную, потертую и бесцветную одежду. Художник не любуется этим рубищем, но он знает и любит каждую деревянную пуговку на холщовой рубахе, каждую складку, каждую вмятину на штанах из чертовой кожи. Он знает, так сказать, не только художественную, но и потребительскую, рыночную цену всем этим предметам. И потому все это так долго живет и так глубоко трогает",— вспоминал автор "Республики ШКИД" Леонид Пантелеев. Под этими словами могли бы подписаться Самуил Маршак, Виталий Бианки, Борис Житков и многие другие советские писатели, особенно детские, книги которых иллюстрировал Николай Тырса. Он был из той знаменитой детгизовской компании: Чуковский, Маршак, Хармс, обэриуты, Владимир Лебедев и другие "художники-пачкуны", как назвала их газета "Правда" в одной передовице 1935 года. Из тех, кто, как пишут в энциклопедиях, "стоял у истоков советской детской книги". Еще Тырса — вместе с Георгием Верейским — стоял у истоков Экспериментальной литографской мастерской при ЛОСХе, из которой вытекало все лучшее в ленинградском искусстве до- и послевоенного времени. Уход в графику и книжную иллюстрацию спас Николая Тырсу — ученика Бакста, художника мирискуснической культуры, поклонника Матисса и фовистов — от вполне возможных репрессий. Галерея Ильдара Галеева, знающая толк в "тихом искусстве" Ленинграда 1920-1930-х годов, пытается спасти Николая Тырсу от репутации графика. Покажут куда менее известную тырсовскую живопись — из собраний дочерей художника и других частных коллекций. И раннюю, 1910-х годов, сделанную под впечатлением от фресок Дионисия в Ферапонтове, которые он копировал. И позднюю, 1930-х годов: пейзажи, натюрморты, интерьеры, натурщиц — с легким, "французистым" дыханием.

"Архстояние" в галерее "ВХУТЕМАС"


Выставка "Архстояние" проходит в галерее "ВХУТЕМАС" в Московском архитектурном институте. История фестиваля ландшафтной архитектуры "Архстояние" началась много лет назад, когда художник Николай Полисский поселился в полузаброшенной деревне Никола-Ленивец. Мобилизовав сельчан, он начал возводить на берегах реки Угры зиккураты из соломы, выстраивать в шеренги снеговиков и плести башни из лозы. Год назад по инициативе молодого архитектора Юлии Бычковой в уже прославленном Никола-Ленивце организовали архитектурный фестиваль — сначала российский, а теперь и международный.

В этом году темой фестиваля стала "Граница". Проект самого Николая Полисского по масштабности вполне соответствует своему названию ("Граница Империи"). Границы, установленные художником,— это лес деревянных колонн-тотемов, то с двуглавыми птицами, то с не менее зловещими цилиндрами и конусами. У главной западной звезды фестиваля, нидерландского архитектора и мастера ландшафтного дизайна Адриана Гезе, границы менее монументальны. Один из отцов-основателей знаменитого роттердамского архитектурного бюро West8 построил небольшой павильон из шишек, насыпанных в проволочные сетки. Изучением границ занимались наравне с мастерами и студенты. В рамках фестиваля прошел семинар "Infinity in Russia". Его устраивала немецко-белорусская организация KAJA, через архитектурные проекты помогающая детям осмыслить социальные процессы. Его участники три недели обсуждали разнообразные мировые проблемы, а итогом стали несколько очередных "границ": украинские ребята натянули разноцветные веревки между двумя березами, а их итальянские коллеги прибегли к занавескам.

Фестиваль в Никола-Ленивце уже знаменит — в этом году паломничество в деревню было массовым, но вот теперь наконец главные работы участников можно будет посмотреть рядом и под одной московской крышей. Можно будет понять, что границы у каждого свои: кому-то достаточно веревочки, другой будет чувствовать себя незащищенным и за каменной стеной.

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя