Коротко

Новости

Подробно

Военная выправка

Коллекция часов De Witt в Москве

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 77

о марке — Екатерина Истомина


Жером де Витт, создатель часовой марки собственного имени, решительно вошел в нашу московскую жизнь. Вернее будет, правда, сказать так: он не вошел, он вернулся. Дело в том, что у Жерома де Витта много русских корней, и он не прочь о них поговорить при любом случае. Такой случай ему выпал на прошлой неделе, когда мы по приглашению компании De Witt оказались на мануфактуре марки, расположенной в Вернье под Женевой (это здание принадлежало когда-то Rolex, о чем свидетельствуют кое-где забытые таблички).

Жером де Витт начал разговор не с последних коллекций своих часов, а с фигуры выдающего царского министра Витте, одного из самых заметных своих родственников. Сергей Юльевич Витте сделал много для государства Российского, последовательно занимая посты то министра путей сообщения, то Министра финансов. Министра Витте наравне с другими русскими Виттами (а они начали служить России приблизительно с эпоху Александра I) Жером де Витт справедливо причисляет к своим российским предкам. От себя мы можем добавить, что имя Витта упоминает также и Пушкин в "Капитанской дочке". После революции Витты эмигрировали из России, а отец нашего сегодняшнего героя, большой коллекционер часов (у семьи выдающаяся коллекция старинных часов), всю жизнь боялся коммунистов.

У Жерома де Витта были и другие великие родственники, среди которых особенно блистают имена императора Наполеона Бонапарта и его сестры Каролины Мюрат (именно этой женщине, Каролине-Аннонсиаде Мюрат, жене генерала Йохима Мюрата, великий Бреге посвятил свои часы, которые в современное время более известны как Reine de Naples, или "Королева Неаполя"). Словом, со всех сторон и с самого рождения месье де Витт окружен фигурами значительными. Имея такую родословную, он не смог остаться в стороне от родных и близких и сам сделался фигурой значительной.

Жером де Витт организовал в 2003 году часовую марку, придумал философию и дизайн, и вот его грандиозные труды были оценены с той стремительностью, на которую вообще только способен часовой мир тихой и трудолюбивой Швейцарии. Так, например, Tourbillon Differentiel Academia работы мастеров De Witt в 2005-м победил в номинации "Инновации" в Grand Prix d`Horlogerie de Geneve, главной часовой премии мира.

К слову, Жером де Витт сумел собрать и превосходную команду — так, например, у него работает бывший президент Vacheron Constantin Клод-Даниэль Проллокс, энергичный Паскаль Бранд, трудившийся ранее в Officine Panerai и Vacheron Constantin, а также видные специалисты из мануфактуры Patek Phillipe.

Задача De Witt очень непроста — сделать сложные часы, внутри которых была бы серьезная механическая начинка, однако внешний вид которых обязан просто-таки кричать об авангарде. Собственно, задача сколь сложна, столь и размыта — очень многие молодые марки хотят ровно того же самого, создавать очень сложные и дорогие часы в авангардном стиле. Жером де Витт справедливо полагает, что часы De Witt должны быть видны на руке издалека. Ради этого для подавляющего числа моделей De Witt был придуман характерный формы корпус. Это круглая бобина с ритмичными разрезами по ободку (безелю, besel), откровенно напоминающая шипованное колесо или шестеренку. Скорее даже шестеренку — и эта метафора вполне ясна, корпус словно уподобляется шестеренке, важной части любого часового механизма. Кстати, этот фирменный рисунок на ободке запатентован и носит немного вычурное название "Императорские колонны". Корпус-бобина широк и увесист — иными словами, будет хорошо заметен на руке, как и хочет того де Витт. Циферблаты часов De--Witt совершенно лишены покоя — здесь и там разбросаны рисунки-гильоши, мерцают перламутры, темнеет кремний (использовать кремний в отделке циферблата одним из первых стал именно де Витт), зияют бездонные провалы (то есть это часы, у которых одна часть циферблата прозрачна). На одном большом циферблате мы можем увидеть сразу несколько маленьких циферблатов, наложенных друг на друга, словно слои в пироге.

Однако на выходе часовой пирог выпечки Жерома де Витта получается отнюдь не сладким. Все без исключения его часы обладают каким-то мрачным и тяжелым наполеоновским прищуром, они воинственны, умны, агрессивны и опасны. Жером де Витт обычно выбирает для часов пассионарные палитры — сочетания красного, черного, золотого, но в последнее время он заинтересовался и менее могучими оттенками — некоторые, более бюджетные и менее музейные, модели окрашены в спортивные желтые, красные и синие цвета.

Несмотря на то что коллекций у De Witt, по сути дела, немного — это дебютная Academia, женская линия Alma, серия часов, украшенных драгоценными камнями под названием Pieces d`Exception,— выбрать при желании часы не составит труда. Каждая коллекция обильна по числу представленных моделей, словно хороший часовой музей. Все цвета золота, платина, еще более твердый, чем платина, палладий, кремний. Центральной коллекцией De Witt является линия Academia (именно часы-"академики" снабжены корпусом в виде шестеренки). Жером де Витт держит слово — любую из его моделей легко можно считать сложными часами. Так, в линии Academia есть часы Grande Date, Silicium (с корпусом из кремния, или Silicium по-латыни), Hora Mundi (часы с 24 часовыми поясами, соответствующими 24 столицам мира), самые знаменитые Tourbillon Force Constante (турбийон с регулятором) и часы с минутным репетиром. Женские часы De Witt строги, выдержаны во взыскательном ампирном стиле — кстати, моделей много, с корпусами из разного цвета золота, с главными драгоценными камнями и перламутром.

Общий стиль De Witt можно охарактеризовать как требовательный, пассионарный, мрачноватый, тяжеловесный, парадный и с переменным успехом спекулирующий на ампирных, военно-императорских образцах. Эти часы можно было бы прописать людям с армейской выучкой и статью, например генерал-губернаторам. В любом случае часы De Witt — это часы с военной выправкой. Как и сам основатель марки Жером де Витт, наследник Наполеона.

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя