Коротко

Новости

Подробно

Мэрилин Мэнсон не так страшен, когда малюет

Рисунки рок-музыканта в галерее Марата и Юлии Гельман

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

выставка графика

В галерее Марата и Юлии Гельман в московском культурном центре "Винзавод" открылась выставка Мэрилина Мэнсона с бодлеровским названием "Цветы зла", на которой рок-музыкант представил свои акварели. В том, что в изобразительном искусстве Мэрилин Мэнсон совсем не так страшен, как на музыкальной сцене, убедилась ИРИНА Ъ-КУЛИК.


Вернисаж проходил при усиленной охране — дополнительные силы были вызваны, чтобы сдерживать предполагаемый натиск фанов Мэрилина Мэнсона. Впрочем, особо устрашающих почитателей "короля гротеска" в окрестностях "Винзавода" не наблюдалось. А несколько юных готических девочек, заглядывавших в галерею с улицы, выглядели жалостно, как беспризорники, засмотревшиеся на елку. Ждать появления кумира им пришлось долго. "Гримируется",— отвечали сотрудники галереи на все вопросы, когда же наконец художник пожалует на открытие собственной выставки.

Выход звезды задержался на полтора часа. А когда Мэрилин Мэнсон наконец появился, одна из готочек не выдержала и сиганула в галерею прямо через окно. Девушка наверняка не осталась разочарованной. Над своим самым известным произведением, а именно над собственным лицом, Мэрилин Мэнсон потрудился тщательно, как для концерта. Мертвенно-белая кожа, неправдоподобно огромный темно-кровавый рот, скрывающие глаза зеркальные очки и волосы звезды, напоминающие вороново крыло не только цветом, но и похожими на острые перья прядями, были точно такими же, как на фотографиях и в клипах.

Мэрилин Мэнсон сам создает собственный мэйк-ап, а также эскизы для своих многочисленных и весьма обдуманных татуировок. Так что поневоле возникает искушение увидеть в его графике, а на московской выставке представлены почти исключительно портреты, продолжение тех упражнений в рисовании лица, в которых экстравагантная рок-звезда, никогда не появляющаяся на людях без грима, практикуется ежедневно. Тем более что в галерее были, разумеется, и автопортреты, явные и неявные.

Мэрилин Мэнсон открыто признает себя, например, в пепельно-сером изможденном существе с провалами глаз и рта. Но его без особых усилий можно идентифицировать и с зеленым, цвета абсента (который Мэнсон, кстати, время от времени использует как краску) созданием с буквально снесенным черепом: его голова имеет форму бокала. Еще один такой же персонаж изображен рядом с бутылкой. "Не смотри на меня так, ты мешаешь мне сосредоточиться",— называется работа, правда, похоже, что это высказывание исходит от бутылки. Но далеко не все гротескные персонажи Мэнсона являются проекциями автора. Среди его героев есть монструозного вида не то дети, не то карлики, некоторые из которых судорожно сжимают бесполезно-маленькие пистолеты. Есть создания с полустертыми лицами, напоминающие персонажей из "Восставших из ада". Есть злобно и бессмысленно ухмыляющийся персонаж в костюме супермена, озаглавленный, однако, по-немецки "Ubermensch", и двухголовое создание, выросшее из руки с пальцами, сложенными в V.

Мэрилин Мэнсон не чужд и женским чарам. Правда, его ню измождены, макияж кинозвезд по-вампирски размазан, а у кэрроловской Алисы (о которой он только что снял фильм) прямо из чрева вырывается поросенок. Впрочем, акварели эти вовсе не кажутся эскизами к фильмам ужасов — здесь Мэрилин Мэнсон вовсе не стремится напугать или шокировать публику, даже если от него ничего другого и не ждут. Он создает вполне себе изящное и убедительное искусство — с уверенной, не теряющей напряжения линией, хорошим чувством цвета. И, более того, отнюдь не наивное, как можно было бы ожидать от звездного дилетанта.

У публики было достаточно времени, чтобы рассмотреть акварели Мэрилина Мэнсона в его отсутствие, сопоставляя их не с самим автором, а, собственно, с историей современного искусства: вспоминали и Эгона Шиле, и Фрэнсиса Бэкона, и Франческо Клементе. Конечно, графику Мэрилина Мэнсона трудно назвать откровением. Но нет в ней и самоуверенности звезды, считающей равно достойными восхищения все свои проявления. Мэнсон-художник куда маргинальнее, чем Мэнсон-рок-звезда. Но его графика порождена не прихотью, а какой-то настоятельной внутренней потребностью выучить язык другого искусства, потому что только на нем автор может выяснить какие-то очень важные для него взаимоотношения с миром. И в этом смысле акварели Мэрилина Мэнсона, как и, скажем, проза Ника Кейва,— произведения искренние, подлинные и достойные уважения.


Комментарии
Профиль пользователя