Коротко


Подробно

Цена вопроса

Борис Макаренко


первый замгендиректора Центра политических технологий


В факте американского посредничества во внутригрузинских делах многие усмотрят подтверждение того, что Грузия несуверенна. Но это ли главное? Вспомним, что американцы, как и западные европейцы, все прошлое и нынешнее десятилетие осуществляли схожую миссию во многих центральноевропейских и балканских странах. Все это — государства, родившиеся из обломков коммунистических федераций или возродившиеся из положения сателлитов СССР. Оба этих состояния не предполагали не только суверенности, но даже навыков политического поведения. Зато у многих постсоветских государств при этом было другое: твердое желание войти в демократическую Европу.

По меткому замечанию моего европейского коллеги, поляки и чехи, румыны и венгры быстро выучили словарь демократии, но долго оставались не в ладах с ее грамматикой. Поэтому западные посредники были востребованы ими во внутренних делах, как уличная цветочница востребовала профессора Хиггинса, чтобы научиться правильно говорить на родном языке.

Чтобы посредничество оказалось эффективным, нужны как минимум два условия. Во-первых, посредник должен быть сильным, чтобы иметь возможность вознаградить за успехи и наказать за нарушение "правил игры". Во-вторых, он должен быть авторитетен для всех конфликтующих сторон. А последнее достижимо только тогда, когда предметом конфликта являются личные амбиции и "куски власти", но не стратегический курс развития. Иначе говоря, когда весь политический мейнстрим устремил взоры на Запад, а Запад считает и власть, и оппозицию своими потенциальными союзниками.

Собственно, а почему только Запад? В этот сценарий вписывается и посредничество России на этапе прекращения гражданской войны в Таджикистане, разрешение Москвой спора между Сергеем Багапшем и Раулем Хаджимбой после президентских выборов в Абхазии, содействие в урегулировании в Киргизии после "тюльпановой революции". Да и мирное удаление с внутригрузинской арены Эдуарда Шеварднадзе и Аслана Абашидзе тоже не обошлось без российского посредничества. И во всех этих случаях — кроме последнего — противоборствующие стороны видели в России единственного посредника, который был одновременно сильным и дружественным. Увы, сегодня мало что можно добавить к этому списку стран, где не Запад, а именно Россия способна выступить в такой роли.

Честно говоря, шансов на успех у американского посредника не так много. Тбилиси — не Будапешт и не Скопье. А Саакашвили — не Гавел и даже не Илиеску. Грузия — не становящаяся на ноги демократия, а демократия несостоявшаяся. Добавим: Грузия — страна с нерешенной проблемой строительства нации, неспособная восстановить свою целостность. Обратите внимание, насколько деликатно Дэниел Фрид обошелся с этой темой в Тбилиси: с одной стороны, пожурил Россию, с другой — предостерег грузинских политиков от "немирных" путей решения территориальной проблемы.

Миссия Фрида — серьезный повод задуматься. Американцам — о том, что представляет собой их грузинский союзник, нам — о том, почему так мало осталось стран, где посредником во внутренних делах видят не нас, а США ли Европу.


Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" №202 от 02.11.2007, стр. 9

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение