Коротко

Новости

Подробно

"На политические процессы мы никакого влияния не оказываем"

"Business Guide (Лесная промышленность и упаковка)". Приложение от , стр. 34

Компания UPM — один из ведущих западных игроков на российском рынке бумаги. Недавно вице-президентом компании стал Андрей Васюков. О том, как работает западная компания на российском рынке и к каким последствиям может привести введение импортных пошлин на бумагу, господин Васюков рассказал BG.

BUSINESS GUIDE: В чем заключаются ваши основные обязанности в новой должности вице-президента UPM по России?

АНДРЕЙ ВАСЮКОВ: Главная обязанность — это продолжение успешного бизнеса в России в условиях меняющегося рынка, в первую очередь меняющегося законодательства, нахождение новых возможностей для этого развития, интеграция бизнеса в России. Изначально компания UPM была представлена в России направлениями, фактически между собой не связанными. Была закупка леса, продажа бумаги, отдельно существовали производственные предприятия, которые сами занимались реализацией своей продукции. Около трех лет назад начался процесс интеграции российского бизнеса — централизация всех бизнес-функций. Появилась единая функция финансов, продаж, служб HR, логистики и лесосырьевого обеспечения. Процесс интеграции протекает успешно.

У вице-президента обязанности в большей степени административного толка. Есть отличная команда профессионалов, которым нужно обеспечивать поле для развития и операционного взаимодействия. Не вижу никакой необходимости менять что-либо в существующей системе и стиле управления. Но, безусловно, перед нами стоят важные стратегические задачи. Наша стратегия и политика очень взвешенные. Как и в любой международной, особенно в скандинавской, компании, смена руководителя не влечет за собой каких-то серьезных изменений. В бизнесе UPM важны согласованные решения, выработанные командой.

BG: Чем сильна позиция UPM в России? Какие моменты требуют мобилизации усилий?

А. В.: Позиция UPM в России сильна хорошей клиентской базой. У UPM репутация компании, которая динамично развивается, прогнозируема, заботится о клиентах и выполняет свои обещания. Причем заботится о своих клиентах больше, чем они сами о себе позаботятся! Нам ни в коем случае нельзя терять эти позиции, надо их только развивать.

Если говорить о наших ценах, они скорее выше среднего и определяются отличным качеством продукции, а также высоким уровнем сервиса. К сожалению, мы вынуждены ограничивать круг клиентов в России в силу того, что наши предприятия загружены на полную мощность. Мы постоянно расширяем эти мощности, "расшиваем бутылочные горлышки", но пока весь объем производимой продукции заранее распределен, особенно продукция нашего фанерного завода в Чудове.

Чтобы изменить ситуацию, нужно как можно быстрее выходить на проектные мощности и бесперебойное обеспечение заводов сырьем. У нас очень хорошие отношения с поставщиками леса, многие из которых стали нашими партнерами. Но из-за погодных условий, из-за изменений в законодательстве лесной рынок потряхивает — бывают перебои с поставками. Безусловно, такая ситуация влияет на объемы производства.

BG: Как вы относитесь к новому Лесному кодексу? Оказывает ли компания UPM какое-либо влияние на ту ситуацию, которая сложилась в связи с его принятием?

А. В.: В российской лесной промышленности давно назрела необходимость изменений. Сам факт принятия нового Лесного кодекса я воспринимаю положительно. Но, как часто бывает, принятие этого закона излишне политизировано. Из-за столкновения разных интересов часть содержания кодекса была выхолощена, что-то было недоделано. К сожалению, те ведомства, которые разрабатывают комплекс мер в лесном секторе, действуют несогласованно, иногда даже как конкуренты и предлагают разные варианты развития, что ведет к ослаблению инновационной сущности изменений и заинтересованности потенциальных инвесторов. До сих пор все еще не приняты многие подзаконные акты, необходимые для того, чтобы кодекс наконец заработал. Ситуация нестабильности сильно влияет на лесной рынок. Но тем не менее я настроен позитивно. На политические процессы мы никакого влияния не оказываем, да и не собираемся оказывать. Мы живем в России в рамках российского законодательства. Безусловно, мы стараемся влиять на наш бизнес, то есть на наши отношения с партнерами и т. д.

BG: Как по-вашему, нужны ли импортные пошлины на бумагу?

А. В.: UPM выступает за свободную торговлю и отмену торговых барьеров на всех рынках, где работает компания. Российский рынок печати сейчас растет очень высокими темпами, однако существующие пошлины сводят его преимущество перед другими рынками Восточной Европы практически к нулю. Чтобы привлечь инвестиции в Россию, пошлины на бумагу необходимо снизить, потому что инвестору всегда интересен растущий рынок. Например, в Европе тонна бумаги стоит {euro}600, а в России — {euro}700.

BG: Влияют ли пошлины на экономику производства и вообще на рынок бумаги?

А. В.: В настоящее время 50% журнальной продукции печатается в России, 50% — за рубежом, в основном ежемесячники. Вдоль границы с Россией — на Украине, в Прибалтике, Польше, Финляндии, Китае — возникает большое количество новых типографий, которые обслуживают российский рынок. При этом они создают рабочие места и платят налоги не в России.

Высокие импортные пошлины на бумагу тормозят развитие российской полиграфической базы, внутри страны не возникают новые типографии.

По данным Содружества бумажных оптовиков, из-за разницы в ценах издатели размещают заказы на печать за рубежом. Весь прирост рынка полиграфии — 20% в год — уходит в соседние страны. Из-за высокой пошлины на бумагу, льготного НДС на ввоз части продукции и нулевой или меньшей, чем на бумагу, ввозной пошлины на продукцию производство продукции в России дороже на 15-30%. Соответственно, нет растущего спроса на полиграфию в стране, и нет смысла инвестировать в полиграфию.

BG: Можно ли ожидать от импортных пошлин негативных последствий?

А. В.: Пошлины могут привести к тому, что полиграфическая база будет развиваться за пределами России.

BG: Предполагаются ли какие-то изменения в политике компании на рынке РФ в связи с пошлинами?

А. В.: Каждая страна определяет для себя ставку импортных пошлин. Мы готовы поделиться со всеми заинтересованными лицами своим опытом работы на других рынках.

BG: Сколько вообще вы сейчас производите и продаете продукции в России?

А. В.: UPM — один из ведущих производителей бумаги. Наши финансовые показатели растут. По миру объем продаж за прошлый год превысил {euro}10 млрд, прибыль выросла на 30%. Продажи в России составили 2% от общего объема. Мы ожидаем улучшения этих финансовых показателей в этом году, и результаты первого полугодия 2007 года тому подтверждение.

BG: А для вас российский рынок имеет стратегическое значение?

А. В.: UPM — международный концерн, поэтому мы работаем в глобальном масштабе. По нашему мнению, сейчас главное — найти свою нишу и все усилия направлять именно на свой сегмент рынка. Для нас это прежде всего полиграфические бумаги. Мы выпускаем журнальную, газетную, чистоцеллюлозную и специальную бумагу, изделия из обработанной бумаги и продукцию из древесины. Россия для UPM является очень важным рынком. Здесь мы одни из лидеров по поставкам высококачественной бумаги для печати, копировальных аппаратов, промышленной упаковки и этикетки.

Россия является важным поставщиком леса. UPM ежегодно закупает здесь около 5 млн куб. м древесного сырья. Из этого количества около 4 млн куб. м поступает на заводы компании в Финляндии, остальная часть — на российские заводы UPM в Пестове и Чудове, а также на лесопильный завод "Свирь Тимбер", принадлежащий Botnia, акционером которой является UPM.

Что касается строительства, например, целлюлозной или бумажной фабрики, то для этого нужны огромные инвестиции, причем не только в само строительство. Например, на завод мощностью 1 млн тонн бумаги необходимо каждые три минуты круглосуточно подвозить сырье (лес) и каолин. А для этого требуются, во-первых, хорошие дороги, а во-вторых, источник каолина, которого в России на сегодня нет.

Кроме того, минимальная стоимость предприятия, выпускающего мелованную бумагу, составляет $1 млрд. При этом на нем будет размещена одна бумагоделательная машина, способная удовлетворить потребности всего российского рынка. Но машина может выпускать лишь один вид бумаги. А бумага нужна разная, каждый рекламодатель хочет видеть свою рекламу на особенном виде бумаги, каждый издатель хочет, чтобы его продукция отличалась от продукции конкурентов. Соответственно, нам необходимо гораздо больше заводов, а выпускаемая ими бумага не найдет спроса на внутреннем рынке. А на внешнем рынке эта бумага точно не нужна, так как в мире наблюдается перепроизводство бумаги.

BG: Каковы планы по развитию компании?

А. В.: Мы инвестируем в Россию. К концу 2006 года инвестиции превысили {euro}140 млн. И мы будем продолжать, в первую очередь развивая производственную и лесосырьевую базы. В настоящее время компания рассматривает разные сценарии своего развития в России. Как только у нас появятся конкретные планы, мы ими с вами обязательно поделимся.

Интервью взяла Екатерина Гришковец

Комментарии
Профиль пользователя