Коротко


Подробно

"Не надо никого уговаривать делать бизнес в России — рынок уже сделал это"

В начале октября группа "Илим" закрыла сделку по продаже 50-процентного пакета акций компании International Paper. О том, как проводилась самая крупная сделка в отечественном ЛПК, BG рассказал председатель совета директоров группы ЗАХАР СМУШКИН.

BUSINESS GUIDE: Зачем нужна была сделка с International Paper и почему она проведена именно в такой форме?

ЗАХАР СМУШКИН: В последние несколько лет по разным причинам мы не имели возможности активно заниматься инвестиционной политикой. Это был период стабилизации бизнеса, но если посмотреть с другой стороны — это можно назвать стагнацией. Ведь рынок не стоял на месте, появлялись новые возможности. Стало очевидно, что наряду с китайским российский рынок продукции ЦБП стал весьма динамично развиваться. Рост доходов населения, с одной стороны, и оживление экономики в ритейловом секторе, с другой, привели к тому, что потребление бумаги и упаковки стало ежегодно расти, что открывает хорошие возможности для бизнеса и инвестиций.

Это привело нас к необходимости изменить продуктовый фокус компании, которая до сего дня большую часть продукции продавала на экспорт. За счет постоянной точечной модернизации мы вывели компанию на уровень, перекрывающий 100% мощности. Однако для существенного изменения качества производственных активов требовались миллиардные инвестиции. Создание новых продуктов, выход на новые рынки сбыта — это серьезные изменения, и они потребовали резких качественных и агрессивных решений. Это основная причина. Кроме того, нам, как акционерам, стал интересен вопрос ликвидности.

У нас было три варианта — делать ставку исключительно на собственные силы, продать часть акций через публичное размещение или привлечь стратегического инвестора. IPO долго оставалось у нас на повестке дня, поскольку имеет ряд преимуществ. Удачно сделанное IPO позволяет продавать акции частями с интервалом в два-три года, и мы видели, что это может давать хороший эффект для blue chips — энергетики, финансов. Что же касается IPO компаний второго уровня, то к ним другое отношение. В частности, акции компаний ЛПК никогда не являются высокодоходными с точки зрения инвесторов и используются для наполнения консервативной части пакета, за исключением компаний, которые успешно работают на ритейловом рынке, как Kimberly Clark, например. С другой стороны, смысл IPO в том, чтобы бумаги были доступны не только андеррайтерам, но и широкому кругу инвесторов, поэтому такой инструмент хорошо работает в компаниях, бизнес которых этим инвесторам понятен и прозрачен. Принимая во внимание эти два фактора, я не считаю, что в нашем секторе IPO — самое эффективное решение.

BG: Почему в СП не вошли деревообрабатывающие активы "Илима"?

З. С.: Это было обоюдное желание. Для IP механическая деревообработка — непрофильный бизнес. Мы, в свою очередь, считаем, что эта часть нашего бизнеса недооценена сейчас. Необходимо его структурировать и нарастить стоимость. Кроме того, национальные проекты по деревянному домостроению, которые сейчас формируются, позволяют рассчитывать на то, что мы сами можем достаточно много сделать в этом бизнесе, прежде чем говорить об инвесторах.

BG: Как вы можете прокомментировать недавние заявления IP по поводу их желания докупить акции "Илима"?

З. С.: Наши переговоры в общей сложности длились около трех лет, и в этот период рассматривались различные варианты — от 25 до 75%. В результате стороны согласились на паритет, и никакие другие пропорции в настоящее время не обсуждаются. Конкретные заявления, о которых вы говорите, продиктованы скорее условиями взаимоотношений с акционерами и инвесторами на бирже. Кроме того, подтверждают желание IP активно участвовать в развитии "Илима", а это хороший знак.

BG: Вы не думали о том, чтобы приобрести предприятия за рубежом?

З. С.: Мы всегда специализировались исключительно на лесопереработке, а в этой области было бы странно покупать что-то за рубежом, в то время как все стремятся покупать в России. Единственное, что нас могло бы интересовать за рубежом,— это предприятия, которые будут работать на нашем сырье. Но на сегодняшний день у нас достаточно возможностей и преимуществ на внутреннем рынке, да и доходность здесь выше.

BG: Не собираетесь отдать управление компанией кому-то другому и остаться только владельцем?

З. С.: Это частично уже реализовано. Сегодня я работаю председателем совета директоров, и по нашему соглашению есть четкая граница между советом и исполнительной дирекцией. IP — ветеран рынка публичных компаний в США, имеет отработанные практики корпоративного управления, и на совместное предприятие будут распространятся основные нормы и политики, принятые в публичной американской компании, включая закон Сорбейнса--Оксли. С учетом того что эти законы не должны входить в противоречие с российским законодательством. По этим правилам совет директоров участия в оперативном управлении компанией не принимает. Однако утверждение стратегии компании, решения по продаже или приобретению активов, распределение прибыли — классическое занятие акционеров, и я собираюсь дальше в этом участвовать.

BG: Вы ожидаете, что кто-либо в отрасли последует вашему примеру и проведет IPO или сделку, аналогичную вашей? Это вообще возможно?

З. С.: Меня бы сильно удивило, если бы какой-то российский комбинат в ЛПК сделал сейчас IPO. Может быть, за исключением конъюнктурных действий с целью получить публичную оценку, чтобы затем продать компанию или пригласить стратега. Что же касается дальнейшего привлечения стратегических инвесторов, то это весьма реальный процесс. Если те тенденции, которые сейчас доминируют на российском рынке, и государственная политика (я имею в виду прежде всего таможенно-тарифное регулирование) в этой области сохранятся, то только такой вариант и возможен — либо приход иностранных игроков для строительства новых производств, либо приобретение какого-то базового актива и его наращивание.

BG: Иностранцы очень агрессивно настроены по отношению к экспортным пошлинам на круглый лес. А каково ваше отношение к ним?

З. С.: Агрессивная реакция иностранцев показывает, что решения эти правильные. Иначе выстрел был бы вхолостую. Надо действовать в этом направлении и дальше. Иностранные отраслевые компании имеют три интереса в России. Во-первых, наш круглый лес: по официальным данным, из России поставляется 20% сырья для, например, скандинавских целлюлозно-бумажных комбинатов. Во-вторых, импорт в Россию готовой продукции, так как есть дефицит на рынке, а таможенные пошлины на ввоз товаров высокой степени переработки еще достаточно низкие. И третье — поставка оборудования. Если к 2009 году пошлины на вывоз круглого леса станут, по сути, запретительными, то для той же Скандинавии это означает 20-процентную потерю сырья, а значит, и сокращение производства, увольнения и так далее. Это будет иметь серьезные последствия для экономики этих стран. Одновременно это позволит больше древесины использовать внутри России, и прежде всего для производства продукции высокого передела, которая должна вытеснить импорт продукции ЦБП. Суть совместного предприятия в том, что мы именно это собираемся сделать в области белых бумаг, потребительской упаковки. Что же касается оборудования, то здесь мы останемся в определенной зависимости, так как практически все предприятия по производству техники для лесоперерабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности расположены в западных странах.

BG: Президент призывает к переработке древесины на территории РФ. А для предприятий что выгоднее — вывозить сырье или продавать высокий передел?

З. С.: Экспорт сырья был выгодным бизнесом и частично еще остается таким. Но рост отечественной экономики дает новые возможности по производству товаров более высокого передела, и это становится не менее привлекательным. В то же время контроль над заготовкой сырья критически важен для сохранения конкурентоспособности. Использование древесины должно носить комплексный характер. Я имею в виду не только деловую древесину и балансы, но и отходы, которые должны использоваться для других целей. Я думаю, что по мере роста емкости рынка вся линейка продукции лесопереработки будет достроена и здесь еще много возможностей для бизнеса.

BG: Может ли вообще российская продукция конкурировать на западном рынке? У нас даже бесхлорная отбелка появилась недавно. Может, имеет смысл сохранить сложившиеся позиции: продавать целлюлозу, картон и газетную бумагу?

З. С.: Ключ к развитию любого бизнеса — это спрос. Есть рынок, где существует самый высокий в мире спрос на полуфабрикаты и где мы имеем доминирующую позицию,— это Китай. Наша компания удерживает там 22% рынка по хвойной целлюлозе. Разумеется, мы не собираемся от этого отказываться, более того, намерены добавить поставки других товаров. Внутренний же рынок России должен быть насыщен товарами массового спроса: здесь есть емкость рынка, у нас есть возможности произвести эту продукцию, значит, в этом сегменте есть смысл изменить сложившиеся позиции. Мы будем постепенно снижать экспорт нашей продукции. В 1992 году мы 90% продукции отправляли на экспорт, в 2000-м — 70%, в 2007-м — 50%, а в 2012-м, надеюсь, только 20-30% нашей продукции пойдет на экспорт — и это нормальная тенденция.

BG: На чем вообще сейчас можно заработать в ЛПК? Что наиболее выгодно?

З. С.: Я бы и сам не отказался послушать хороший совет на этот счет. В ЛПК три вектора — лесозаготовка, лесохимия (то есть ЦБП) и механическая переработка, включая мебель. Заработать можно на всем. Сегодня высокую доходность приносит продажа круглого леса, но долгосрочной перспективы в этом нет. Я думаю, что наиболее перспективное направление — ритейл на внутреннем рынке. Все страны проводят протекционистскую политику и не пускают иностранных участников на свои рынки конечной продукции. Сырье — пожалуйста, дорогие продукты — мы сами справимся. Мы должны поступать так же и отвоевать наш внутренний рынок конечной продукции ЦБП — офисной бумаги, конвертов, упаковки, сангигиены, бумаги для журналов — у импортеров. Никто лучше нас не сможет ориентироваться на этом рынке, а он уже сегодня очень выгодный. Не надо нас уговаривать делать бизнес в России — рынок уже сделал это. 7-10% роста в год в потребительском секторе — лучший аргумент. При этом тенденция будет только нарастать. Несколько лет назад потребление в России продукции ЦБП было 18 кг на человека в год, сейчас уже 36 кг. Но в США — 230 кг, в Европе — 180 кг. Простое умножение этих цифр на число населения дает емкость рынка.

BG: Какие у вас планы на будущее? Что вы рассчитываете получить от IP кроме технологий? Может, новые рынки сбыта?

З. С.: Главный план — реализовать инвестиционную программу объемом $1,6 млрд. Заручиться поддержкой российского инвестиционного фонда в плане развития инфраструктурных проектов, грамотно освоить деньги, вывести оборудование на новый технологический уровень, добиться производства бумаги и упаковки на уровне мировых стандартов. Поддержка IP в этом потребуется. Что же касается организации сбыта, то целлюлозу и картон на экспорт, в чем "Илим" традиционно силен, компания будет продавать самостоятельно. А вот в бумаге потребительского формата, в которой IP является мировым лидером, мы объединим усилия с ОАО "Светогорск", принадлежащем IP,— он расположен в Ленинградской области. Объединив усилия, через пять лет мы будем производить каждый второй лист офисной бумаги, продаваемый на российском рынке, и каждую третью картонную коробку.

Интервью взяла Екатерина Гришковец

ОАО "Группа "Илим"" было зарегистрировано 27 сентября 2006 года в Санкт-Петербурге. В 2007 году к группе были присоединены ОАО "Котласский ЦБК", ОАО "Целлюлозно-картонный комбинат", ОАО "Братсккомплексхолдинг" и ОАО "ПО "Усть-Илимский ЛПК"" путем перехода на единую акцию. 2 июля ОАО "Группа "Илим"" начало работу как объединенная компания.

Производственные активы группы структурированы по продуктовому и географическому принципу и включают следующие бизнес-единицы: "Илим-Запад", "Илим-Восток" и "Гофроупаковка". Бизнес-единица "Илим-Запад" включает филиал ОАО "Группа "Илим"" в Коряжме (Архангельская область), предприятия по лесообеспечению, региональные сервисные предприятия, а также Санкт-Петербургский КПК (Ленинградская область), дистрибутора продукции комбината "ПетроБорд Трейдинг" и "Альт Папир". В бизнес-единицу "Илим-Восток" входят филиалы ОАО "Группа "Илим"" в Братске и Усть-Илимске, а также региональные сервисные и лесозаготовительные предприятия, расположенные в Иркутской области. В бизнес-единицу "Гофроупаковка" входит гофропредприятие "Илим Гофропак", а также компания "Илим Гофра", которая реализует проект группы по созданию новых гофрозаводов. Компания также включает централизованные сервисные предприятия, оказывающие услуги предприятиям и филиалам группы.

Смушкин Захар Давидович, председатель совета директоров группы "Илим"

Родился в 1962 году в Ленинграде. Окончил Ленинградский государственный технологический институт целлюлозно-бумажной промышленности. По окончании аспирантуры работал в профильном научно-исследовательском институте. В 1992 году с группой единомышленников основал лесопромышленную компанию "Илим Палп". Будучи генеральным директором, участвовал в создании крупнейшей в России вертикально интегрированной лесопромышленной корпорации. В 2001 году избран председателем совета директоров "Илим Палп". Занимается вопросами стратегии и идеологии развития бизнеса в долгосрочной перспективе. Член президиума Российского союза промышленников и предпринимателей, член попечительского совета Санкт-Петербургского государственного технологического университета растительных полимеров и президиума Конфедерации лесопромышленников Северо-Запада. В 2003 году удостоен звания почетного доктора Санкт-Петербургской лесотехнической академии. С июля 2007 года председатель совета директоров ОАО "Группа "Илим"".

Тэги:

Обсудить: (0)

"Business Guide (Лесная промышленность и упаковка)". Приложение от 29.10.2007, стр. 30
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение