Коротко

Новости

Подробно

Осень без патриарха

Фестиваль шведского кино в Санкт-Петербурге

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

Гастроли кино

В Доме кино в Санкт-Петербурге фильмом Оке Сандгрена "Любить кого-нибудь" (Den man alskar) открылся Фестиваль шведского кино, на котором представлены главные шведские кинохиты 2006-2007 годов. Комментирует МИХАИЛ Ъ-ТРОФИМЕНКОВ.


Фестиваль-2007 имеет символическое значение. Шведское кино вступило в свой первый год без умершего в конце лета Ингмара Бергмана, чья колоссальная фигура полвека заслоняла собой прочих режиссеров-соотечественников. Даже покинув кино, он оставался арбитром, задавшим уровень режиссуры, доступный немногим. Его не раз пытались низвергнуть, но своего главного и младшего соперника Бу Видерберга Бергман пережил на десять лет. Теперь же все шансы стать лицом шведского кино имеет 64-летний Рой Андерссон, чей фильм "Ты, живущий" (Du levande) — главное событие фестиваля.

Одно из главных качеств Роя Андерссона — поистине адское терпение. Снявший два фильма в начале 1970-х, он считался яркой звездой шведской новой волны. Но ушел на четверть века в рекламу с единственной целью — добиться абсолютной творческой независимости. Лишь в 2000 году он сенсационно вернулся с "Песнями со второго этажа", после чего опять исчез на семь лет. Свобода от рутинного кинопроизводства действительно нужна Рою Андерссону как воздух. О нем говорят, что он похож то ли на Александра Сокурова, то ли на Яна Шванкмайера, то ли на Аки Каурисмяки, то ли на Отара Иоселиани. Короче говоря, ни на кого он не похож. Его фильмы можно назвать черными комедиями, но слово "комедии" лучше закавычить. Это хитросплетение гротескных микроновелл, сюрреалистических зарисовок, пророчеств о конце света, иллюстрирующих беспомощность человека и слепоту толпы, но и сложность любого человеческого существа, чья свобода воли может принимать крайне эксцентрические формы.

Остальные фестивальные фильмы сняты словно на другой планете, не на той, где живет Рой Андерссон: после его видений вернуться к простым, земным сюжетам — облегчение. Даже если эти сюжеты весьма мрачны, как три новеллы, составляющие фильм Андерса Нильссона "Когда сгущается тьма" (Nar morkret faller). Самые разные по своему этническому происхождению шведы страдают в нем от консервативных традиций, доводящих девушку до самоубийства, от домашнего насилия и от террора рэкетиров. Домашнее насилие, способное вызвать почти мазохистскую зависимость от него, и в центре фильма "Любить кого-нибудь": покой героини смущает бывший муж, отбывший срок за избиения супруги.

Семья — главный герой и драмы об эгоистичной буржуазке Юхана Клинга "Дорогая" (Darling), и "Детей окраин" (Forortsungar) Ильве Густавссона и Катти Эдфельд, истории рок-музыканта, удочерившего девятилетнюю беженку. С этой камерной историей перекликается "Черная гвоздика" (Svarta nejlikan) Ульфа Хультберга, единственный фильм, вышедший за порог дома и страны. В залитом кровью Чили 1973 года, где власть захватил генерал Пиночет, шведский посол, забыв о дипломатической сдержанности и нейтральности, прилагает усилия за гранью возможного, чтобы спасти как можно больше оппозиционеров от пыток и казней. И эта подлинная история не может не вызвать в памяти другого шведского дипломата, спасителя венгерских евреев Рауля Валленберга, погибшего в первые послевоенные дни в камере КГБ. У него, судя по фильму, остались достойные наследники.


Комментарии
Профиль пользователя