Коротко

Новости

Подробно

Фрэнсис Форд Коппола: я не стремился сделать фильм, понятный на сто процентов

Блицинтервью

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

После премьеры фильма "Молодость без молодости" на вопросы АНДРЕЯ Ъ-ПЛАХОВА ответил ФРЭНСИС ФОРД КОППОЛА.


— Тема фильма — возвращение молодости, но, похоже, проще помолодеть физически, чем творчески, поскольку нажитый опыт тяготеет над каждым даже в его следующих воплощениях. Это так?

— Все-таки главная тема фильма — время и сознание. С временем в кино трудно что-то сделать, поскольку всегда есть объективный показатель — метраж картины. А вот сферу сознания можно попытаться расширить. Иногда это делается примитивно — с помощью введения так называемого внутреннего голоса. Я же следовал идеям Мирчи Элиаде, согласно которым время — это и есть сознание, а сознание — это внутренний архаичный язык, живущий внутри нас.

— У Элиаде отчетливо проглядывает автобиографический пласт. А вы внесли в свой фильм какие-то личные мотивы?

— Я всегда хотел быть режиссером так называемых личных фильмов, именно личных, а не авторских. В свое время, следуя этому стремлению, я снял "Людей дождя". Моими ориентирами в ту пору были великолепные режиссеры из Франции, Италии, Греции, России, Японии, других стран Европы и Азии. Я никогда не думал, что стану режиссером "Крестного отца".

— А его продолжений? В прессе появились известия о готовящемся "Крестном отце-4".

— Я хотел ограничиться еще первым. Решение делать второго и третьего было продиктовано интересами бизнеса, а это значит — ничего личного. Меня стали считать индустриальным режиссером развлекательного кино, но это занятие меня не очень устраивало. Мне по-прежнему хочется самому делать и поддерживать в качестве продюсера фильмы, настроенные на индивидуальную волну. И сейчас я возвращаюсь к молодости, это и есть мой личный мотив в моем личном фильме. Быть молодым само по себе неплохо, но чувствовать себя молодым кинематографистом завидно вдвойне именно по этой причине: на вас еще не давит груз индустрии.

— Иными словами, ваш новый фильм можно считать малобюджетным?

— Я бы не стал этого утверждать. Посмотрите, чего там только нет: съемки в горах Индии, старые поезда, ходившие при нацистах, исторические костюмы, автомобили и даже некоторые спецэффекты.

— Процесс удешевило то, что значительная часть фильма снималась в Бухаресте?

— Да, но роль этой страны в нашем кинопроекте гораздо более значительна. Со мной работал мой постоянный монтажер Вальтер Мурх, который участвовал в съемках "Холодной горы" Энтони Мингеллы, проходивших в Румынии. Румын Михай Малаймаре-младший был оператором и будет опять на съемках "Тетро". Все начали интересоваться Румынией после революции, свергнувшей Чаушеску. Но это изначально очень необычная страна с чрезвычайно высоким интеллектуальным потенциалом. Здесь великолепная музыка, живопись, театр, а теперь, как мы знаем после триумфа фильма "4 месяца, 3 недели и 2 дня" на Каннском фестивале, и кино тоже. Подумайте только: семьдесят лет в их истории не было ничего, кроме мрака, и вдруг мы видим светлых, воодушевленных молодых людей, которые верят в свой национальный кинематограф. Впрочем, не только кино, и вино у румын отличное. Я спросил их: "Это римляне вас научили делать или вы их?"

— У вас снимались несколько румынских артистов, но в главной роли все-таки Тим Рот, который воплощает альтер эго самого автора книги.

— Тим мне напоминает того Мирчу Элиаде, который видится в его работах и за ними. Скромный, интеллигентный человек, которого не испортили даже многомиллионные гонорары, говорит на нескольких языках. Кроме того, Тим все знает про кино, и я у него учусь, как учился в свое время у Аль Пачино и Боба Де Ниро. Это не я сделал их, как иногда пишут в газетах, а они сделали меня.

— Раз вы вспомнили своих старых друзей, интересно, что думают о новом этапе вашего творчества Спилберг и Скорсезе, с которыми вы вместе начали реформировать Голливуд в 1970-х годах.

— Я показал картину своим друзьям. Мне кажется, они тоже устали от бремени большого коммерческого кино и были бы рады заниматься более личным творчеством.

— Сегодняшний кинематограф во многом питается как раз опытом того времени: осталось уже не так много фильмов, которые еще не дождались ремейков.

— Я считаю, что любой ремейк уже существующего прекрасного фильма — напрасная трата денег. Индустрия, таким образом, питается собственной кровью, паразитирует на самой себе. Причина интереса к 1970-м годам в том, что тогда было сделано больше всего фильмов — прокатных рекордсменов: кажется, в списке, состоящем из ста коммерческих лидеров, двадцать появилось именно в это десятилетие.

— "Молодость без молодости" — фильм, который вряд ли пополнит этот список, а многие сочтут его переусложненным...

— Что ж, это кино, больше связанное с поэзией и метафорой, чем с нарративом. Я не стремился сделать фильм, понятный всем на сто процентов. Я хотел доставить удовольствие зрителям другим способом — через музыку, изображение, через игру актеров. А кто захочет до конца разобраться, пусть посмотрит это кино еще раз. Я бы предложил прокатчикам приглашать зрителей смотреть картину второй раз бесплатно. Я ценю фильмы, которые можно пересматривать и через тридцать лет после того, как они сделаны.


Комментарии
Профиль пользователя