Коротко


Подробно

Правила игры

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

Удивляют корреспондента банковской группы Юлию Ъ-Чайкину

В моей журналистской практике бывало всякое. С кем-то из ньюсмейкеров удавалось подружиться сразу, с кем-то не получалось наладить рабочие отношения. История сотрудничества с банком "Траст" — особенная.


За деятельностью двух банков группы "Траст" я наблюдаю давно. Чуть больше года назад я написала о назначении иностранного председателя правления инвестбанка "Траст". После выхода материала банковский вице-президент по общественным связям лично посетил кабинет главного редактора "Коммерсанта" с жалобами на мою работу, а через месяц выпустил официальный пресс-релиз с подтверждением. В феврале я рассказала о грядущем объединении "Трастов". Представитель банка снова выразил неудовольствие, а через полгода пригласил журналистов на пресс-конференцию, посвященную объединению банков.

О том, что конкурсный управляющий ЮКОСа Эдуард Ребгун подал иск к инвестбанку "Траст", требуя с него 310,2 млн руб. и признания недействительной сделки по переуступке прав требования задолженности от UniCredit Italiano к предшественнику "Траста", а от него — к ЮКОСу, банк и вовсе узнал из Ъ. "Траст" снова возмутился. Но после того как мы предоставили копию иска ЮКОСа, наш главный редактор получил письмо из банка, где его руководители принесли свои извинения и отметили "профессионализм и высокие человеческие качества" моей коллеги из отдела бизнеса.

Три недели назад была опубликована моя статья о способах решения некоторыми банками проблем с ликвидностью. Я получила информацию от корпоративных клиентов различных банков, что им приостанавливают выдачу кредитов и ведут переговоры о досрочном погашении долгов. Во все названные недовольными клиентами банки я обратилась за официальным комментарием. Вице-президент "Траста" Андрей Согрин тогда предположил, что информация может быть связана с диверсификацией клиентов, и не стал ее прямо опровергать.

Не буду скрывать, что после публикации со мной связались и другие банкиры, недовольные написанным. Я их понимаю: не каждому банкиру приятно это читать. Но они просто посчитали нужным выразить свое мнение. А вот Андрей Согрин обвинил меня в некорректных способах получения комментария и посетовал, что я не предупредила его о готовящейся публикации. При этом господин Согрин запретил мне "с этой минуты" общаться с какими-либо сотрудниками банка "Траст". В тот же день со мной связался банковский юрист, интересовавшийся "возможностью публикации опровержения во внесудебном порядке". Каюсь (извините, уважаемый Андрей Согрин), я нарушила "приказ" о запрете общения с представителями "Траста" и поговорила с юристом. Правда, он так и не воспользовался моей информацией, а подал иск в арбитражный суд Москвы с требованием выплаты 100 млн руб.

Позабавил способ, который был выбран для объявления широкой общественности об иске. Обычно крупная компания по существенному для себя поводу выпускает официальный пресс-релиз. О поданном же иске к "Коммерсанту" на прошлой неделе рассказала одна деловая газета. А дата публикации материала удивительным образом совпала с датой проведения "вечеринки лояльности", организованной, похоже, именно "Трастом" в клубе "Рай" для своих клиентов. Видимо, банкиры посчитали, что только в "Раю" им поверят, что деньги у них пока еще есть.

Я не жду, что в "Трасте" признают факт звонков своим клиентам. Хотя многие банкиры так и поступают и не скрывают друг от друга подобных действий. При трудностях с ликвидностью это вполне объяснимо. Только вот мне не понятно, для чего тогда банку понадобилось пополнять собственные пассивы именно за счет "Коммерсанта"?


Комментарии
Профиль пользователя