Коротко


Подробно

Under U.N. Chief, Koreans in Key Posts

При главе ООН корейцы заняли ключевые посты

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 12

By Colum Lynch


Колам Линч

Пан Ги Мун отвергает обвинения в фаворитизме


Бывший постоянный представитель Южной Кореи при ООН Чой Ен Джин отправится в ближайшее время в Кот-Д`Ивуар, чтобы возглавить действующие там миротворческие силы ООН. Тем самым он станет первым представителем Южной Кореи, который возглавит крупную операцию ООН в Африке, и самым новым из соотечественников нынешнего генерального секретаря ООН Пан Ки Муна, занявшего высокий пост в этой международной организации.

Все эти назначения стали сигналом того, что Южная Корея становится одной из влиятельных держав на мировой дипломатической арене. Но они и усиливают раздражение некоторых сотрудников аппарата ООН и делегатов, которые считают, что Пан, ставший генеральным секретарем в январе и бывший до этого министром иностранных дел и торговли, продвигает интересы правительства своей страны, которое внесло огромный финансовый и политический вклад в восхождение Пана на вершину.

"Существуют разговоры о том, что корейцы стали вездесущими в секретариате (ООН.— The Washington Post),— говорит Самир Анбар, находящийся сейчас на пенсии ливанец, несколько десятилетий занимавший видные посты в ООН.— Такое впечатление, что решения в ООН принимают корейцы".

Пан и его помощники утверждают, что обвинения в местничестве не имеют никаких оснований, а некоторые из самых жестких обвинений и вовсе напоминают расистские. По его словам, те граждане Южной Кореи, которых он назначил, в том числе и Чой, служивший на высокой должности в департаменте по миротворческим операциям, имеют весьма высокую квалификацию и именно поэтому занимают свои должности.

"Это просто несправедливо, просто несправедливо, просто несправедливо,— заявил Пан в одном из интервью, данном в прошлом месяце, отмечая, что граждане Южной Кореи всегда были недостаточно широко представлены в Организации Объединенных Наций.— Я намеренно, сознательно старался дистанцироваться от Кореи. Можете соглашаться или не соглашаться, но меня беспокоит представление ... о том, что я слишком опираюсь на корейцев".

Правительство Южной Кореи сыграло ключевую роль в кампании по избранию Пана на этот пост, и представительство Южной Кореи при ООН продвигало любимые темы Пана, в том числе реформу департаментов по миротворческим операциям и разоружению. Пан, в свою очередь, использовал ситуацию, чтобы подвигнуть Южную Корею — долгое время ходившую в должниках — оплатить свои долги и предоставить свои вертолеты для миротворческой операции в Дарфуре.

Найм сограждан — довольно деликатная проблема в ООН. Устав ООН предписывает сотрудникам не принимать инструкций от своих национальных правительств. Но, как и Пан, многие высокопоставленные чиновники ООН обязаны своим положением той поддержке, которую им оказывают национальные правительства. Иногда они продолжают принимать участие в политической жизни своих стран.

Прежние главы ООН — такие, как австриец Курт Вальдхайм, Хавьер Перес де Куэльяр из Перу и Бутрос Бутрос-Гали из Египта — приводили с собой небольшие команды, состоявшие из проверенных помощников и чиновников министерств иностранных дел своих стран. Но по словам некоторых сотрудников ООН, Пан пошел дальше, активно способствовав тому, что представительство Южной Кореи в аппарате ООН увеличилось за последний год на 20%.

"Перес де Куэльяр привел только одного перуанца — меня. Я был его специальным помощником",— говорит Бильваро де Сото, бывший перуанский дипломат, которому были даны жесткие указания отметать любых перуанцев, ищущих работу в ООН.

Южная Корея вступила в ООН в 1991 году и прошло достаточно времени, прежде, чем ее присутствие почувствовали. Данные ООН свидетельствуют, что еще за полгода до вступления Пан Ги Муна в должность генерального секретаря ООН к миссии Южной Кореи, занимающей 11-е место по масштабам финансовой помощи ООН, было прикомандировано 54 человека. Для сравнения: в миссии Филиппин, куда менее богатой страны, работало 759 человек.

Однако число южнокорейцев стремительно выросло за то краткое время, которое Пан занимает высший пост в ООН, и составляет теперь 66 человек. Самым важным назначением за прошедший год стало появление Ким Вон Су, бывшего южнокорейского чиновника, который помогал Пану в его предвыборной кампании за высший пост в организации. Ким считается вторым самым влиятельным чиновником ООН, отвечая за кадровые назначения и помощь в определении политических приоритетов Пана.

Пан, кроме того, назначил человека, который некогда был его боссом, Хан Сен Су, бывшего министра иностранных дел Южной Кореи и председателя Генеральной ассамблеи ООН, в весьма влиятельный комитет по изменению климата. Другие видные представители Южной Кореи получили места в управлении верховного комиссара по правам человека и департаменте по информационным технологиям.

Некоторое количество южнокорейцев среднего звена были рекрутированы из министерства иностранных дел, избавлены от необходимости бороться за свои места и работают в офисе самого Пана, его пресс-службе и департаменте управления. Некоторые сотрудники ООН называют этих южнокорейцев "политкомиссарами" Пана, его "ставленниками", утверждая, что они подрывают систему управления ООН.

Другие утверждают, что причина всех этих обвинений — зависть. "Я думаю, что южнокорейское происхождение, а у людей сейчас растет уважение к Южной Корее, это плюс для генерального секретаря,— говорит Дональд Грегг, бывший посол США в Южной Корее.— Если он приведет с собой талантливых людей, которых он очень хорошо знает, то, думаю, что это тоже плюс".

Перевел Иван Ъ-Никольский



Комментарии
Профиль пользователя