Коротко


Подробно

От нашего амфитеатра вашему амфитеатру

"Арена ди Верона" в зале имени Чайковского

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

Концерт классика

Впервые в Москве был представлен знаменитый итальянский фестиваль под открытым небом "Арена ди Верона". 170 человек его хора и оркестра и четверо сотрудничающих с фестивалем певцов дали два концерта под управлением хрупкой Марии Эклунд. Их послушала ЕКАТЕРИНА Ъ-БИРЮКОВА.


Арена ди Верона — это древний амфитеатр соответствующих размеров, датируемый первым веком нашей эры. Когда-то в нем проводили гладиаторские бои, сейчас это главная археологическая достопримечательность города Вероны и одна из самых знаменитых в мире площадок open air, удивительная тем, что на ней можно обходиться без подзвучки.

Первый раз в этих стенах без крыши показали оперу в 1913 году — это была "Аида" Верди. Этой же оперой в постановке большого друга фестиваля Франко Дзеффирелли фестиваль отмечал свое 80-летие. Сам фестиваль проходит летом, а в остальное время года дает свое славное имя его рабочему коллективу, переселяющемуся в нормальный, крытый и уже не такой престижный театр. Под этим же именем коллектив ездит с гастролями по миру и вот впервые доехал до России.

Два концерта представителей "Арены ди Верона" прошли в зале Чайковского, который тоже является амфитеатром — пусть не римским, но сталинским. На его сцене разместились оркестр и хор из жизнерадостных итальянцев. Управлять собой они позвали молодую обрусевшую шведку Марию Эклунд, ученицу Геннадия Рождественского, с которой сработались год назад у себя дома в Вероне — собственно, визит в Москву возник как продолжение их сотрудничества.

Госпожа Эклунд, настойчиво встраивающаяся в мужской мир дирижирования в России и за ее пределами, продемонстрировала ответственное и совсем неравнодушное отношение к делу, хотя музыкальный результат временами напоминал лоскутное одеяло, и оттого не оставляла в покое мысль о том, как, должно быть, непросто стоять за пультом на шпильках. Из оркестровых интермедий, прослаивавших выступления солистов, лучше у нее получились лирические номера, особенно интермеццо из "Сельской чести" Пьетро Масканьи. Фрагмент из его же гораздо менее известной оперы "Ирис", где поочередно вступали разные составные части коллектива, был исполнен на бис и оказался чем-то вроде отчетного доклада о его достоинствах: сочные струнные, отважные духовые, мощный хор.

Но главными героями этих двух вечеров все же были певцы. В первый день это были трое итальянцев — тенор Винченцо Ла Скола, меццо-сопрано Энкелейда Шкоза и сопрано Мариелла Девиа, ставшая очевидной любимицей публики. Мастерица бельканто, дебютировавшая еще в 70-х, она до сих пор щеголяет завидной вокальной техникой. И даже во второй день, когда каждому из итальянцев отводилось лишь по одному номеру, а бенефициантом был грузинский бас Паата Бурчуладзе, ее исполнение арии Эльвиры из "Пуритан" Винченцо Беллини стало кульминацией программы — по крайней мере, на ее верхнюю ноту зал отреагировал так, как будто забили гол.

Двое других итальянских гостей радовали меньше — голоса их отличались силой, но не свежестью. Приманкой номер два в этом проекте стал победитель конкурса Чайковского 1982 года Паата Бурчуладзе — в последние годы нечастый гость в Москве. Грузинский бас спел шесть номеров из хрестоматийного итальяно-французского репертуара, блеснув сразу двумя Мефистофелями — из опер Арриго Бойто и Шарля Гуно. Он гармонично влился в крупногабаритные масштабы проекта, но помимо размеров голоса проявил еще артистизм, обаяние и чувство юмора.



Комментарии
Профиль пользователя