Коротко


Подробно

Рейв в конце тоннеля

The Chemical Brothers в "Б1.Maximum"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

Концерт электроника

В рамках турне в поддержку своего нового альбома "We Are The Night" в Москве выступил английский электронный дуэт The Chemical Brothers. БОРИС Ъ-БАРАБАНОВ смог по-настоящему получить удовольствие от работы классиков электронной музыки, только глубоко внедрившись в толпу счастливых рейверов.


К объявленному в афишах времени начала выступления The Chemical Brothers зал клуба "Б1.Maximum" был заполнен лишь наполовину, это было похоже на провал. Никто не мог представить себе, что электронная группа с самым эффектным и дорогим электронным шоу может собрать в Москве жалкую тысячу зрителей, а по итогам двух вечеров — две. Однако пока публику разогревал приехавший с командой диджей, народ на площадку все же подтянулся, и к десяти часам вечера танцевальный партер был почти полон.

The Chemical Brothers — одна из немногих электронных групп, которой одинаково рады и на рейвах, и на рок-фестивалях. Том Роулендс и Эд Саймонс во время своих шоу не поют, не танцуют, не читают рэп и вообще редко выходят на авансцену из-за стойки с аппаратурой. Их выступления чаще всего называют "концертами", и это несмотря на то, что по драматургии то, что показывают The Chemical Brothers, ближе к диджейским сетам. В Москве они тоже отыграли цепочку из своих треков, включавшую в себя среди прочего любимые в России композиции "Gavanize", "Hey Boy, Hey Girl", "Star Guitar" и "Surface To Air". В расположении произведений не прочитывалось никакой специальной истории — сегодня сыграли в этом порядке, завтра сыграют в другом, общее впечатление от шоу не изменится.

Единственное, что роднило выступление английского электронного дуэта с рок-концертами, это исполнение "главного хита" в бисовой части. В случае с The Chemical Brothers это песня "Block Rockin` Beats". В остальном это, конечно, был старый добрый рейв, от которого можно получить удовольствие, лишь влившись в толпу, раскачиваемую глубокими низкими частотами. Музыку создавали два джентльмена, почти целиком скрытые за электронными приборами и этажерками из синтезаторов. Отношение скептиков к подобному концертному искусству известно: "С тем же успехом я мог включить пластинку". Однако в случае с The Chemical Brothers одним лишь сведением треков дело не ограничивается.

Другой канал воздействия The Chemical Brothers на аудиторию — это видеосопровождение. За спинами Тома Роулендса и Эда Саймонса был водружен полупрозрачный экран во весь размер задника сцены, а за ним работала еще целая консоль световых приборов. По бокам сцены расстреливали публику лучами лазерные установки. Происходящее на экране было неразрывно спаяно со звуком. При этом The Chemical Brothers не иллюстрируют свои треки, подобно многим коллегам, кадрами из собственных клипов. Изображения, плывущие над сценой,— это, скорее, интуитивно найденные образы. И если артикуляция время от времени появлявшегося на экране клоуна совпадала с голосовым треком, звучащим из динамиков, то прочие картины, все эти танцующие человеческие силуэты, жуки, гимнастки, роботы, звери, бабочки и просто цветовые пятна, были привязаны только к ритму, но не к содержанию песен, если о таковом вообще можно говорить в контексте танцевальной электронной музыки. Это были сны, навеянные саундом.

Вообще говоря, The Chemical Brothers не первые, кто сделал главным действующим лицом своего шоу видеоарт, а рейв уж точно родился не вчера. Сила господ Роулендса и Саймонса в том, каким фантастически точным образом они смогли совместить визуальное и звуковое воздействие. Когда берешься описывать их концерты словами, складывающиеся фразы не говорят собеседнику ничего определенного, выходит что-то вроде "в колонках играет 'унц-унц', а на экране как бы поезд движется в тоннеле". Собственно, примерно так все и происходит, только впечатление от шоу остается такое, будто этот самый поезд тебя переехал.


Комментарии
Профиль пользователя