Коротко


Подробно

Старый добрый экспресс

традиции

Знаменитый поезд Orient Express сильно изменился со времен одноименной книги Агаты Кристи. В этом убедилась корреспондент журнала "Саквояж" ДАРЬЯ ЧУРИКОВА.


Поезд-легенда


Начиная с викторианских времен поезд Orient Express соединял Лондон и Константинополь (позже переименованный в Стамбул), проходя через всю Европу. И не было средства передвижения на этом маршруте лучше и престижнее.

В конце XIX века роскошью считались такие характеристики поезда, как наличие электричества, спальные места и вагон-ресторан. Все это было в Восточном экспрессе, впервые отправившемся в путь 4 октября 1883 года.

Благодаря построенному в 1906 году туннелю "Симплон" резко сократилось время в пути между Парижем и Венецией, что прибавило популярности поезду.

Золотой эпохой поезда Orient Express были 20-е и 30-е годы XX века. Способные удовлетворить запросы любого гурмана блюда, изысканные вина, интереснейшие попутчики — все это было гарантировано на борту экспресса. В нем кипела светская жизнь, заключались крупные сделки, решались вопросы государственной важности. Неудивительно, что именно этот поезд был избран Агатой Кристи в качестве места действия одного из ее лучших детективов — "Убийство в Восточном экспрессе".

Все поменялось после второй мировой. Были изобретены реактивные самолеты и поезда Intercity, прорыт туннель под Ла-Маншем, неоднократно перекроена карта Европы. Восточный экспресс долго боролся за жизнь, но в 1977 году поезд был окончательно отправлен на запасной путь.

Лишь для того, чтобы возродиться вновь — правда, в несколько другом облике. В 1982 году в путь отправился поезд Venice Simplon-Orient-Express, в состав которого вошли два вагона из того самого легендарного поезда, а также другие вагоны золотой эпохи железнодорожных странствий, заботливо отреставрированные и в меру (чтобы не нарушать исторической достоверности) модернизированные.

Современный Восточный экспресс, вопреки названию, не совсем уж и восточный и совсем не экспресс. Раз в год по большому обещанию он достигает Стамбула (да и то отправляясь из Парижа). Обычно же его рейс из Лондона заканчивается объявлением, которое можно вольно перевести привычной формулой: "Венеция. Поезд дальше не идет, просьба освободить вагоны". Впрочем, романтическая Венеция ничуть не худшая конечная станция для поезда-легенды, чем цветастый Стамбул. Но факт остается фактом: Восточный экспресс ныне является чисто западным развлечением для богатых и очень богатых.

Перегон первый: Лондон--Париж


Старый и старомодный, полностью соответствующий своему названию лондонский вокзал Виктория (Victoria station) идеально подходит для отправления поезда British Pullman. Именно в него садятся будущие пассажиры Восточного экспресса в начале путешествия. British Pullman доставляет пассажиров к проливу Ла-Манш, по пересечении которого путешественники и попадают в собственно Orient Express.

Каждое отправление напоминает спуск корабля на воду. Проводники и работники вокзала преисполнены гордости и сознания важности своей миссии, будто за ними наблюдает лично ее величество королева...

Впрочем, и к обычным пассажирам поезда здесь относятся как к особам монаршего ранга. Проводники, или стюарды, как их здесь называют, каждому помогают подняться в вагон, провожают до купе, следят за багажом... Правда, следует заметить, что и выражение "обычный пассажир" путешествующим на поезде люкс-класса не очень подходит.

Строго по расписанию в 11.15 British Pullman отходит от перрона. Целый день за окном мелькают пейзажи графства Кент, поля и дубовые рощи. На берегу канала пересаживаемся в автобусы для поездки под Ла-Маншем (по туннелю). Это нововведение последнего времени — прежде вагоны везли на пароме.

Французская сторона пролива. К новым пейзажам не успеваешь привыкнуть — и вот он, Париж. Для многих пассажиров, особенно пассажирок, эта станция — привычное место шопинга и лирических прогулок. Однако в полчаса, отведенных на стоянку, шопинг никак не укладывается. Душевные раны можно залечить в вагоне-бутике, предусмотрительно включенном в состав поезда.

Перегон второй: Париж--Венеция


Темно-синие вагоны поезда Venice Simplon-Orient-Express со сверкающими медными поручнями и гербами на бортах ожидают путешественников у дальней платформы парижского Gar de l`Est, Восточного, то есть, вокзала. Вместо номеров на вагонах большие латинские литеры. На ступеньке тамбура элегантный стюард в голубой форме приветливо подает руку в белой перчатке и провожает до дверей купе. И рядом с дверью купе нет номера, зато есть табличка с фамилией пассажира. Багаж, конечно, уже погружен. И остается только любоваться окружающей красотой.

Массивного красного дерева двери и стены купе прекрасно сочетаются с бледно-розовыми занавесками и шелковым абажуром светильника, кремовые диваны — со стенами и потолком. Видно, что над каждой мелочью поработал дизайнер, и даже не дизайнер, а по-старомодному — декоратор. Будто время не просто остановилось, а пошло в обратную сторону, будто те, кто сидит в этих купе, живут совсем в другом столетии, чем те, кто деловито проходит по перрону за окнами из толстого зеркального стекла.

Под потолком плафоны-ландыши, настольная лампа освещает лежащие на столике свежий выпуск The Times и персональный ключ от купе. В ванной все как в любом пятизвездном отеле... Но нет ощущения, что ты во дворце — просто временное жилье для тех, кто привык к комфорту. Интерьеры купе наводят на мысль об английской практичности, о торжестве порядка над беспорядком, гармонии над хаосом.

Купе в поезде трех типов — двухместное с диваном-кроватью, двухместное с кроватями на двух уровнях и сьют со спальней и гостиной. Каждое такое обиталище обслуживает закрепленный стюард. Заказывают чай, начинают распаковывать чемоданы. А поезд тем временем трогается в путь.

Кушать подано!


Через несколько часов после отправления из Парижа в вагонах-ресторанах — а их в поезде три — начинается ужин. К нему все пассажиры, как положено в приличном обществе, переодеваются, в вечерние костюмы — мужчины и в соответствующие платья — дамы. Официально в Восточном экспрессе джинсы запрещены. Так что место им — на всякий случай — на дне чемодана. Вековые традиции стиля требуют жертв...

С виду вагон-ресторан Восточного экспресса вполне обычный: белые скатерти, столики, кресла — ничего особенного. Но стоит посмотреть на стены — да вы в музее! Десятки картин всемирно известных художников — и, конечно, это подлинники. Акварели Делакруа в поезде — сон!

Меню: овощной жульен с ветчиной, жареная говядина с томатным соусом и брокколи, яблоко в карамели... И подается безукоризненно. Возможно, поэтому блюда кажутся намного вкуснее, чем они есть на самом деле: кухня в поезде уж слишком консервативная.

За время ужина просторный диван в купе превратился в застеленную кровать, рядом с которой приготовлены халат и бархатные ночные тапочки. Уют обстановки и легкая усталость заставляют отключиться. В этом единственное сходство с любым поездом: постоянно хочется спать, одолевает лень.

И еще раз — никаких джинсов


На следующий день пассажиры встречаются в салоне-вагоне. Кресла, столики, библиотека и рояль, от которого не отходит пианист вполне концертного класса, не только для красоты, но и для музыки. Никому из пассажиров не приходит в голову вздремнуть здесь часок-другой под вальсы и прелюдии: в Восточном экспрессе это не принято, как и многое другое.

Пребывание в поезде сводится к соблюдению целого ряда правил, которым следует каждый пассажир, причем с удовольствием. Главное — полный отказ от одежды casual-стиля. Все женщины не только вечером, но и в течение дня ходят в платьях, а мужчины — днем в пиджаках и галстуках, вечером в смокингах или темных костюмах. Традиции эти сложились за более чем вековую историю, и никто не желает ими пренебрегать.

Легенды и быль


Как и десятилетия тому назад, в Восточном экспрессе ездят все мировые знаменитости. В списке экс-пассажиров можно обнаружить следующие имена: Лайза Минелли, Дэвид Фрост, Вупи Голдберг, Фрэнсис Форд Коппола, Роман Поланский, Тони Блэр, Нельсон Мандела, Шер, Фил Коллинз, Питер Гэбриел, Род Стюарт...

Время ланча. Пассажиров приглашают в ресторан в стиле Людовика XV. Подавая блюда, стюарды успевают рассказать немало историй о Восточном экспрессе. Оказывается, например, поначалу пассажирам-мужчинам, собиравшимся в путешествие на этом поезде, рекомендовали брать в дорогу оружие. Нападения на поезда в то время не были редкостью. Болгарский царь Фердинанд, большой поклонник железнодорожного транспорта, не раз путешествовал Восточным экспрессом. Более того, когда поезд проходил по территории его страны, он самолично управлял составом. Только после вмешательства руководства Международной компании спальных вагонов монарху пришлось отказаться от этой милой забавы. А вот другой, драматический рассказ: один армянский богач спасался на Восточном экспрессе от турецкого паши. В пути он прятал своего сына в свернутом персидском ковре, который нашелся в вагоне... Не раз украшала своим присутствием салоны Восточного экспресса танцовщица-шпионка Мата Хари. Здесь она завоевывала сердца нужных ей людей, чтобы выведать у них военные и государственные секреты. А однажды поезд на десять дней попал в снежный плен. Пассажирам тогда пришлось питаться мясом волков, подстреленных возле состава.

Под эти рассказы за бессчетными чашками английского чая пассажиры доезжают до Венеции. Поезд подходит к перрону медленно, будто нехотя, продлевая удовольствие путешественников. Ведь поездка в Восточном экспрессе производит впечатление даже на самого искушенного пассажира.

Тэги:

Обсудить: (0)

"Туризм". Приложение от 16.10.2007, стр. 28
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение