Коротко

Новости

Подробно

Ананасовая революция

Юлия Тимошенко готова стать премьером

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

На Украине вчера подвели первые итоги состоявшихся накануне внеочередных парламентских выборов. Несмотря на то что первое место заняла Партия регионов, в стране, по сути, произошла вторая "оранжевая революция". Благодаря успеху Блока Юлии Тимошенко "оранжевые" силы победили на выборах. Судя по всему, кресло премьер-министра теперь достанется госпоже Тимошенко, с которой специальный корреспондент Ъ провел, видимо, самую счастливую ночь в ее жизни.


Вечер ужаса


В штабе Партии регионов было совсем темно. Я приоткрыл дверь — казалось, во дворе не было ни души. Я зашел внутрь. Кинотеатр "Зоряный", давно уже используемый как пристанище для сторонников Виктора Януковича, был погружен во тьму. Еще полчаса назад — в восемь вечера в воскресенье — все здесь было светло и живо. Горели лампы, люстры, и даже юридический советник Виктора Януковича Елена Лукаш — и та светилась от счастья. Но сейчас, за полтора часа до обнародования exit polls, в штабе, видимо, что-то случилось.

Чтобы осмотреться, мне пришлось воспользоваться фонариком, встроенным в мобильный телефон. Не зная, что и подумать, я стал подниматься на второй этаж — там в одной из комнат должны были заседать Виктор Янукович, глава штаба Партии регионов Борис Колесников и спонсор партии Ринат Ахметов. Мне навстречу по лестнице замелькали такие же огоньки мобильных телефонов — это спускались журналисты.

— Выдавай новость на ленту,— кричали в трубку одни из них.— В штабе "Регионов" вырубили свет!

В холле на втором этаже тоже было темно. Но в огромном зале для пресс-конференций свет почему-то горел.

— Это какая-то провокация. Но у нас есть свой генератор. Мы справимся,— довольно буднично сообщала сотрудница пресс-центра.

В комнате, где должны были сидеть господа Янукович, Колесников и Ахметов, свет тоже, кстати, горел. По темному холлу туда практически на ощупь пробирался официант с тремя чашками кофе на подносе. Мне пришло SMS, в котором сообщались неофициальные, но уже достоверные результаты exit polls. Согласно им, "Партия регионов" и БЮТ (Блок Юлии Тимошенко) шли почти вровень, набрав по 33%. Я прислушался к разговорам штабистов. Они обсуждали то, что против них готовятся многочисленные провокации, фальсификации и что им сейчас нужно срочно собрать как можно больше данных о нарушениях.

Вдруг свет зажегся. Он явил лица членов Партии регионов, которые оказались намного более нервными, чем были еще полчаса назад. Я поймал убегающего депутата Тараса Черновила — он был главой штаба Виктора Януковича тогда, когда тот еще баллотировался в президенты в 2004 году.

— Вы слышали про exit polls? — спросил я.

— Слышал, но не верю. Их так много, и они все такие разные, что я ни во что не верю.

— Ну как же, я слышал, что и вы, и БЮТ набрали по 33%.

— Да? А я, с одной стороны, слышал, что у Тимошенко едва ли не больше, чем у нас,— он сделал паузу.— А с другой стороны, слышу, что у нее 18%.

— Но ваша партия-то проводила собственный exit polls?

— Нет, мы ничего не проводили.

— Елена Лукаш говорила, что проводили.

— Да? — он поглядел на меня.— Тогда я не знаю.

И Тарас Черновил убежал.

Официант снова понес в кабинет, где сидели господа Янукович, Колесников и Ахметов, поднос с тремя чашками кофе. Там, видимо, шел очень жесткий разговор.

Ночь любви


Штаб БЮТ находился в отеле Hyat Regency на Софийской площади. В отличие от кинотеатра "Зоряный", он горел всеми огнями. С восьми вечера здесь разносили свежую клубнику, голубику, красную смородину, ананасы и изысканные десерты из ресторана пятизвездного отеля.

В 22.00 по телевизору наконец сообщили официальные данные национального exit polls. Из них становилось ясно, что сообща БЮТ и пропрезидентский блок "Наша Украина — Народная самооборона" обходят все остальные партии, прошедшие в парламент: регионалов, коммунистов и даже Блок Литвина.

Официанты вынесли шампанское. Вскоре к журналистам спустился Александр Турчинов, второй номер БЮТ и правая рука Юлии Тимошенко. Он был очень доволен, но сдержан — как будто старался не сглазить. Он сказал, что до тех пор, пока не будет завершен подсчет, точно сказать, каким будет коалиционное большинство, невозможно.

Он ушел, через 20 минут спустился снова — видимо, проведать, в каком настроении журналисты.

— Скоро ли ждать Юлию Владимировну? — спросил я.

— Она голосовала в Днепропетровске, прилетела в семь часов и уже едет сюда.

— Ну что, она уже премьер-министр?

— Рано еще говорить. Но все хорошо,— он расплылся в улыбке.

— А Партия регионов может как-то помешать созданию коалиции? — настаивал я.

— У Януковича, конечно, есть в руках такой рычаг, как большинство в Центризбиркоме...— задумался он.

— То есть ЦИК может не утвердить результаты выборов?

— Нет, вряд ли. Если что, мы будем судиться.

— А вы ожидали, что результат будет так высок, намного больше, чем вам предсказывали соцопросы? — спросил я.

Тут к нам присоединился депутат от БЮТ Богдан Губский.

— Да, конечно, ожидали. Но ведь мы же знали, что все соцопросы купленные и проплаченные.

— А кем проплаченные-то?

— Ну, видимо, Виктором Михайловичем,— всплеснул руками господин Губский, намекая, видимо, на Виктора Пинчука, зятя экс-президента Кучмы и видного украинского олигарха.

— Ну, не надо, не надо,— продолжая улыбаться, Александр Турчинов стал заталкивать коллегу в лифт.

Около 11 вечера на первом этаже Hyat появился глава российского Центризбиркома Владимир Чуров. Он был очень бледен. И что для него крайне нехарактерно — неразговорчив.

— Ну как ваши дела, как оцениваете выборы? — начал я.

— Нормально, нормально,— бормотал глава ЦИКа. Он подбежал к лифту и встал лицом к закрытой двери, отвернувшись от всех присутствовавших. Лифт не приходит минут десять, но Владимира Чурова это не смущало.

Около половины двенадцатого в штаб наконец подъехала Юлия Тимошенко. Она сияла от счастья, как обычно, была одета во все белое, в том числе свитер с партийной символикой — красным сердечком на груди.

Ей подарили цветы. Она по своему обыкновению долго и поэтично говорила, пообещав, что уже через двое суток на Украине будет сформировано новое и очень хорошее правительство.

Вдруг к ней подбежал охранник с мобильным телефоном в руке и начал что-то шептать на ухо. Она кокетливо засмеялась и взяла у него трубку.

— Господа журналисты, мне звонит поздравить большой друг Украины президент Грузии Михаил Саакашвили. Я поговорю с ним минутку. Можно?

Они говорили минуты три, причем только по-украински. Юлия Тимошенко все больше повторяла "я дякую".

Потом Юлию Тимошенко спросили, не боится ли она, что ее союз с президентом Ющенко вновь разрушится и он, как это уже было, отправит ее в отставку.

— Чем больше несправедливости в свой адрес мы претерпеваем, тем сильнее наша популярность и народная любовь к нам,— просто отвечала Юлия Тимошенко.

У нее интересовались, не боится ли она, что Партия регионов сорвет присягу нового парламента.

— Та политическая сила, которая будет сейчас дестабилизировать ситуацию и собирать всякие майданы, потеряет народное доверие, потому что народ уже устал от нестабильности — все так же просто говорила она.

Она выглядела совершенно счастливой — но так, как будто давно все именно это уже просчитала: и набранные проценты, и звонок Саакашвили, и даже ананасы с шампанским. И теперь радовалась тому, что все вышло, как она запланировала. Мне не хотелось мешать ее радости и задавать какие-то вопросы, потому что было ясно, что она все равно уйдет от ответа.

Но я спросил:

— А президент Ющенко вас уже поздравил?

— Нет, я с ним сегодня вечером еще не разговаривала.

Потом я хотел спросить, не поздравляли ли ее Владимир Путин или, например, глава "Газпрома" Алексей Миллер, но сформулировал вопрос так:

— А вы пересмотрите газовое соглашение с Россией, как и обещали?

— Я думаю, что очень скоро у нас с Россией будет новое взаимовыгодное, приятное и достойное соглашение и никакие посредники нам больше не понадобятся,— расплылась в улыбке она, намекая на ненавистную ей компанию "Росукрэнерго".

Для пущей убедительности она, говоря это, пожала мне руку. Видимо, соглашение и правда может оказаться и приятным, и достойным.

Лидер БЮТ удалилась на один из верхних этажей. Официанты стали носить горячие блюда. Рассказывали, что сейчас к Юлии Тимошенко приедет посол России Виктор Черномырдин.

Вдруг прошел слух о том, что первый номер пропрезидентского блока "Наша Украина — Народная самооборона" Юрий Луценко уже едет в Hyat с букетом цветов. Это было неудивительно — хотя бы потому, что в штабе его блока в Украинском доме было очень мало места, очень скучно и не подавали угощения. Он приехал минут через 40. К моменту его появления большинство журналистов уже разъехалось, осталось человек 200, то есть почти никого.

Юлия Тимошенко стояла в зале: у нее было прямое включение на одном из украинских телеканалов. Юрий Луценко приобнял ее за талию и вручил ей букет роз.

— Вы посмотрите, "Наша Украина" подарила мне розы без шипов — это символ искренности наших отношений,— расцвела Юлия Тимошенко.

Юрий Луценко явно волновался. Юлю, а именно так он предпочел называть лидера БЮТ, он величал лидером всех демократических сил и говорил, что ее победа — это победа всего "оранжевого" движения.

Юлии Тимошенко напомнили, что по соглашению, подписанному ею с "Нашей Украиной", она имеет право занять пост премьер-министра, но все остальные посты в правительстве придется поделить 50 на 50.

— А вам не жалко? Ведь "Наша Украина" получила в два раза меньше голосов, чем БЮТ?

Юлия Тимошенко не моргнув глазом, ответила, что ей не жалко, потому что к этой победе они шли двумя колоннами, но одной командой.

— А если вы станете премьер-министром, вы начнете реприватизацию? — спросили журналисты у Юлии Тимошенко.

— Только я попрошу вас без слова "если",— перебил Юрий Луценко.

— А я попрошу вас без слова "реприватизация",— пошутила Юлия Тимошенко.— А приватизация на Украине отныне обязательно будет только чистой и честной. Помните, как мы приватизировали "Криворожсталь"?

После этого Юрий Луценко поцеловал Юлии Тимошенко руку, а потом и щеку. Через некоторое время журналисты украинского "5-го канала" попросили его сделать это еще раз, потому что они не успели снять эту красивую сцену с хорошего ракурса.

— Хорошо, что "горько" не кричите,— пошутила Юлия Тимошенко.

Но вместо того, чтобы просто поцеловать Юлию Тимошенко, Юрий Луценко сжал розу в ладони и стал водить рукой по стеблю вверх и вниз, обрывая листья и демонстрируя тем самым, что у розы нет шипов. Это движение очень позабавило политтехнологов БЮТ, стоящих в сторонке.

— А ведь на самом деле между Юлией Тимошенко и Юрием Луценко особой любви нет, ведь так? — спросил у них я.

— Да вы что? Поглядите только — настоящая любовь Ромео и Джульетты,— хохотали пиарщики.

Тем временем у госпожи Тимошенко и господина Луценко спросили, что они будут делать, если Виктор Янукович вновь начнет перекупать их депутатов и они лишатся большинства в парламенте.

— Мы снова распустим раду и будем распускать ее каждый раз, дрессировать, как собачку Павлова,— оправившись от смущения, начал Юрий Луценко.— И так до тех пор, пока не научим наших партнеров демократии. Кстати, я и мой друг Давид Жвания обещаем, что не будем перекупать депутатов у Партии регионов.

Сам Давид Жвания, один из главных спонсоров "Нашей Украины", стоял в сторонке неподалеку от политтехнологов БЮТ и тоже улыбался.

— А вы в коалицию больше никого брать не будете? — подошел к нему я.— Например, Литвина?

— Литвина? Этого гада? Да никогда в жизни! Я еще слишком хорошо помню тот день, когда меня арестовывали, а у моей матери дома обыск был — и все из-за того, что Литвина нужно было спикером рады избрать.

— А что вы будете делать, если Янукович не признает итогов выборов и начнет выводить людей на Майдан?

— Он уже пытался сделать это летом. И что? Ничего у него не получилось. Если люди стоят на Майдане за деньги, без души, это никогда не приносит результата,— со знанием дела заметил один из организаторов "оранжевого" Майдана 2004 года.

Все стали расходиться, и уже около лифта я столкнулся с Юрием Луценко.

— Ну как, вы разговаривали с президентом, что он обо всем это думает? — спросил я.

— С президентом разговаривал. В шесть часов. А потом — нет. После exit polls я вообще уже не могу разговаривать. А если серьезно, то завтра, наверное, поговорим.

— А что вы будете делать с Януковичем, если он не согласится с вашей победой?

— С Януковичем? Х... с ним! Будем работать без Януковича.

Юрий Луценко забежал в лифт и поехал наверх.

Утро прозрения


Виктор Янукович той ночью появился перед журналистами всего на пять минут — чтобы сказать, что Партия регионов победила. Выйдя из того кабинета, где он долго и напряженно пил кофе со своим спонсором Ринатом Ахметовым и главой штаба Борисом Колесниковым, премьер был явно не в духе. Журналисты сумели задать ему всего один вопрос:

— А почему вы такой мрачный?

— А вы на себя в зеркало посмотрите,— огрызнулся Виктор Федорович. На этом штаб Партии регионов закончил празднование своей победы.

Наутро в Киеве вдруг наступила осень. Еще накануне все деревья казались зелеными, а тут вдруг листья внезапно пожелтели и засыпали все мостовые. После бессонной ночи на работу торопились только сотрудники центризбиркома. Уже к десяти утра подвели итоги на 50% участков, и оказалось, что БЮТ идет на первом месте.

— А много ли было нарушений? Я слышал, что вчера на каких-то избирательных участках вечером свет гас? Могут ли эти случаи помешать признанию выборов? — спросил я у председателя ЦИКа Владимира Шаповала.

— Ну и что? Вчера у нас в ЦИКе тоже свет погас, на минутку. Я тут сидел целую минуту без света, ну и что? Ничего в этом страшного. И нарушения, конечно, были. Ведь голосовали-то живые люди, а когда люди живые, без нарушений не бывает. Ничего в этом страшного нет. Мы ведь живем в реальном мире, а не в мире Гарри Поттера,— вдруг зачем-то решил напомнить глава ЦИКа.

Почти весь день вчера украинские политики следили за тем, какие партии преодолевают трехпроцентный барьер. Соцпартия бывшего спикера рады Александра Мороза до вечера балансировала у опасной черты, блок Владимира Литвина и компартия все-таки проходили. Юлия Тимошенко лидировала только до вечера, а затем немного уступила Партии регионов. В четыре часа на Майдане Партия регионов провела свой митинг. Его участников, как это всегда случается со сторонниками Виктора Януковича, привели на Майдан организованно, строем — прямо из тех самых автобусов, которые вывезли их из Донецка или Кировограда. Крещатик перекрыли заранее, потому что ожидалось, что на митинге будет тысяч десять. Их и правда было не меньше, но они спокойно и вяло слушали столь же неэмоциональные выступления лидеров Партии регионов. Ни Ринат Ахметов, ни Борис Колесников на Майдан не пришли, и отдуваться, как обычно, пришлось Виктору Януковичу.

Он был уже не тот, что ночью,— утверждал, что его партия победила и ей предстоит формировать новое правительство, но уже как-то обреченно. У него был вид человека, который второй раз в своей жизни проиграл "оранжевую революцию", потерпев поражение на почти уже выигранных выборах. Он говорил довольно долго, размышляя, видимо, о том, представится ли ему шанс взять реванш. Но это, очевидно, зависит уже не от него, а от тех людей, с которыми он так напряженно пил кофе всю ночь в кинотеатре "Зоряный".

Михаил Ъ-Зыгарь, Киев



Комментарии
Профиль пользователя