Коротко

Новости

Подробно

Из воспоминаний военного министра Временного правительства А. И. Верховского**

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 12

22 сентября (по старому стилю) в Зимнем дворце было созвано совещание, которое должно было организовать штаб и выработать план борьбы с пролетарской революцией. Правительство собралось, как всегда, в так называемом Малахитовом зале. Это был сравнительно небольшой, украшенный колоннами из малахита зал в той стороне дворца, которая выходит на Неву. В зале буквой "П" стоял стол. В верхней его части сидел Керенский, по обе стороны — лица, приглашенные им на совещание... Перед массами разыгрывалась комедия формирования нового правительства на заседании в Малахитовом зале Зимнего дворца. Собрание открыл Керенский... До созыва Учредительного собрания Керенский предлагал созвать Предпарламент, но правительство не должно быть ответственно перед ним, сохраняя за ним лишь совещательный голос... Что же делать перед лицом бури, поднимавшейся на улицах городов, в казармах, вокруг помещичьих усадеб, продолжавших стоять нерушимо назло и в насмешку крестьянскому люду, задыхавшемуся от безземелья?.. Керенскому и его ближайшим единомышленникам нужно было только одно: бесконтрольная власть. Это и было единственное деловое заявление в речи Керенского...

Для каждого, кто знал подоплеку того, что происходило, пошлая ложь казалась невыносимой. Терещенко (промышленник, министр иностранных дел.— "Власть"), выйдя после заседания в соседнюю комнату, просто и громко заявил окружившим его членам нового правительства, что он просит освободить его от участия в правительстве. Он в совершенном отчаянии. Он ненавидит демократию. Он ярый контрреволюционер. Он жалеет, что попытка Корнилова не удалась. Пусть лучше сейчас развернется большевистская анархия, но зато потом легче будет усмирить ее силой оружия. Но остальные считали, что не все еще потеряно, что надо сделать еще одну попытку удержать власть. Терещенко уговорили не приходить в отчаяние раньше времени, и он согласился не выходить из правительства.

Одновременно с правительством был создан так называемый Предпарламент, члены которого были назначены распоряжением Керенского... Было сформировано самодержавное правительство и при нем бесправная "говорильня" — для отвода глаз.

**С 1919 года служил в Красной армии.

// МОСКОВСКИЕ ВЕДОМОСТИ

18 сентября 1917 года

Типичного митингового оратора-пустомелю являл собою бывший министр труда Скобелев. Скандал, разыгравшийся со Скобелевым на войсковом казачьем съезде, показал, что горбатого исправит разве только одна могила. На запрос круга, откуда Правительство получило сведения о каком-то "мятеже на Дону", бывший министр ответил, что сведения эти Правительством почерпнуты от разных "организаций", а частью из газет. Раздались крики:

— Позор, разве это министр?!

Но этого мало. Когда Скобелева спросили, на каком основании он и Авксентьев говорили на заседании центрального комитета о "мятеже" ген. Каледина, он ответил сначала:

— Не знаю...

А затем столь же разумное:

— Не помню.

// КОММЕРСАНТ

20 сентября 1917 года

Получены сведения из Нижнего Новгорода, угрожающие движению навигационных грузов. Грузчики предъявили в Нижнем Новгороде к подрядчикам по погрузке и разгрузке товаров требования повысить существующие цены за погрузку и разгрузку до 125-250 руб., смотря по дальности нахождения амбаров от пристани. Означенная цена относится к разгрузке 1000 пудов. Если означенное условие работодателями не будет принято, то рабочие грозят забастовкой, которая отразится главным образом на своевременном движении навигационных грузов, составленных преимущественно из хлеба с низовьев Волги.

// ПЕТРОГРАДСКИЙ ЛИСТОК

20 сентября 1917 года

Утром 17-го сентября квартирантам раздавали бланки для вписания лиц, имеющих право участия в выборах в Учред. Собрание. Во многих домах, населенных малограмотной беднотой, списки составляли домовые старосты, обходя для этого квартиры. Тут обывателей больше всех смущали вопросы о подданстве и занятии.

— Какого ты государства подданная? — спрашивает староста поденщицу, живущую в угловой квартире.

— Колпинская,— отвечает она.

— Такого государства еще нет, а есть Россия... Чем существуешь?

— Три четверти фунта хлеба.

— Я про занятие!

— Прачка я, а только какое уж ноне занятие, ежели полдня в хвостах стоишь?

— Проходи. Следующий!

// БИРЖЕВЫЕ ВЕДОМОСТИ

22 сентября 1917 года

Начавшись в Орловской губернии, погромная волна быстро докатилась до Тамбовской — в одном Козловском уезде разграблено и сожжено до тридцати больших экономий и несколько десятков крестьянских хуторских хозяйств; сожжено несколько сел целиком. В самом Козлове разгромлено около пятидесяти торговых помещений. Преобладали солдаты, а руководила, по сообщению местного исполнительного комитета, шайка в двадцать человек, организованная бывшим каторжником.

// ПЕТРОГРАДСКИЕ ВЕДОМОСТИ

24 сентября 1917 года

Туземный корпус возвращается на Кавказ. "Дикая дивизия", наводившая страх на австрогерманцев и до смерти перепугавшая в корниловские дни петроградских "чудо-богатырей", признана, по-видимому, излишней. Горцы вообще не постигли русских странностей: трусости, братанья, бегства в тыл, сдачи в плен и т. д., но причину возвращения домой они, конечно, поймут.

Рубрику ведет Евгений Жирнов

Комментарии
Профиль пользователя