Коротко

Новости

Подробно

"Это были не метания, это был поиск"

Генеральный директор РЕН ТВ Александр Орджоникидзе о бизнесе и политической жизни телекомпании

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 20

В конце прошлого года у телекомпании РЕН ТВ изменился состав акционеров. Это была одна из самых заметных и при этом закрытых сделок, о которой до сих пор нет официальных подробностей. Почему друг президента Владимира Путина председатель совета директоров банка "Россия" Юрий Ковальчук выбрал именно РЕН ТВ и почему в новостях канала рассказывают о том, о чем запрещено говорить всем остальным телеканалам, обозревателю Ъ АРИНЕ Ъ-БОРОДИНОЙ рассказал генеральный директор РЕН ТВ АЛЕКСАНДР ОРДЖОНИКИДЗЕ.


— В декабре 2006 года у РЕН ТВ появился новый главный акционер — ООО "ИК 'Аброс'", которое контролирует близкий друг президента Путина предприниматель Юрий Ковальчук. Но официальных комментариев, кому сколько акций РЕН ТВ принадлежит в настоящий момент, до сих пор нет. Вы можете прояснить ситуацию, кто ваши акционеры сегодня?

— Акционерами РЕН ТВ являются те же компании, которые и были, "Робос" и "Медиаинвест". Они были с самого начала, у них по 35% акций и 30%, как и раньше, у немецкого медиахолдинга RTL.

— "Робос" и "Медиаинвест" представляют "Северсталь" и "Сургутнефтегаз", но основным вашим акционером является ИК "Аброс", контролируемая Юрием Ковальчуком. А у кого именно эта компания все-таки выкупала доли?

— Все эти вопросы находятся в компетенции акционеров.

— Странно, конечно, что генеральный директор не знает структуры собственности своей компании, но хотя бы поясните, "Северсталь" и "Сургутнефтегаз" остались в составе акционеров РЕН ТВ?

— Не вижу ничего странного: я наемный менеджер и могу не знать каких-то вопросов, связанных с планами акционеров.

— А пакет в "Робосе" представлен именно "Северсталью" или ее руководителем Алексеем Мордашовым как частным лицом?

— Первый раз от вас слышу про такое. Насколько я знаю, наш акционер именно "Северсталь".

— Совет директоров РЕН ТВ и "Аброс" возглавляет Любовь Совершаева, которая представляет интересы Юрия Ковальчука, и это является подтверждением того, что именно он ваш контролирующий акционер. А лично с господином Ковальчуком вы общаетесь?

— Нет.

— Неужели даже не знакомы?

— Я общаюсь с председателем совета директоров РЕН ТВ Любовью Совершаевой, и для работы мне этого достаточно.

— Ваши российские акционеры, похоже, так себя поставили, что вы слово лишнее боитесь про них сказать, ну а деньги на развитие РЕН ТВ вам у них просить не страшно?

— Просить средства у акционеров у нас нет никакой необходимости, мы обходимся своими. А если нам нужны деньги на инвестиции, то мы привлекаем заемные средства на рынке на коммерческих условиях.

— Периодически возникают упорные разговоры о том, что ваш немецкий акционер RTL может уйти из РЕН ТВ, поскольку этот альянс оказался невостребованным.

— Лично мне ничего не известно о каких-то планах возможного ухода RTL из состава акционеров РЕН ТВ. RTL активно проявляет себя в работе совета директоров, помогает нам по каким-то программным вопросам, по приобретению прав на спортивные трансляции, в частности "Формулы-1" (у нас контракт на пять лет), на боксерские матчи.

— Но в оперативном, текущем процессе управления РЕН ТВ RTL ведь давно не принимает участия?

— Сейчас представителей немецких менеджеров на канале действительно нет. Но это ни о чем не говорит. Все меняется. Недавно вот мы ездили в штаб-квартиру RTL, обменивались опытом.

— Ваш бывший уже заместитель Ральф Зибеналлер, представлявший интересы RTL, уехал из Москвы, не выдержав суровых испытаний российского медиарынка, или у вас не сложились с ним отношения?

— Я не могу сказать, что мы с ним не сработались, просто так сложились обстоятельства. Ральф много сделал для канала, но ему предложили другую работу в одной из европейских стран.

— 30% акций РЕН ТВ было продано RTL, когда на канале работали еще его основатели Ирена и Дмитрий Лесневские. Сделка с немцами была многоходовая, и в общем она должна была служить гарантией невмешательства Кремля в редакционную политику РЕН ТВ. Но реалии изменились, и теперь у вас другие политические гаранты на канале?

— Наши акционеры ставят перед каналом и передо мной как генеральным директором определенные задачи, и прежде всего экономические. И говорить о том, что кто-то из акционеров РЕН ТВ сейчас является гарантом экономической или политической стабильности, мне не кажется правильным. Наши гаранты — это все акционеры, вместе взятые. Потому что если между ними было бы какое-то недопонимание, то как раз бы это и сказалось на развитии компании отрицательно.

— Вы задавали себе вопрос, зачем все-таки Юрию Ковальчуку понадобилось именно РЕН ТВ?

— Исходя из задач, которые перед нами ставят, все акционеры нацелены на экономическую прибыль. Мы в прошлом году перешли на западную систему отчетности — МСФО. Именно по ней оценивается эффективность нашей работы: к примеру, рентабельность нашей компании была порядка 20%. Поэтому и в интересе к РЕН ТВ я не вижу ничего нелогичного, на тот момент ничего более существенного на рынке не продавалось. Среди последних медиасделок РЕН ТВ самый крупный федеральный медиаресурс. Кроме него есть "Первый канал" и ВГТРК, но это государственные компании, НТВ и ТНТ тоже принадлежат крупной госкомпании, у СТС другая сложившаяся история, они стали публичной компанией. Вот и получается, что самой крупной компанией оставалась РЕН ТВ.

— То есть если бы обстоятельства по приобретению собственности других телекомпаний были более благоприятны, то господин Ковальчук приобрел телеканал помощнее, а так удалось только РЕН ТВ?

— Мне трудно сказать, какие именно варианты рассматривались акционерами, но повторюсь, что РЕН ТВ — один из крупнейших каналов.

— По данным Ъ, в первом полугодии 2007 года ваши поступления от рекламы по сравнению с этим же периодом прошлого года снизились. Во всяком случае, они ниже, чем темпы роста российского рекламного рынка.

— Оперировать данными кварталов и полугодий не совсем корректно. Давайте оперировать фактами: в 2005 году РЕН ТВ заработал на рекламе $100 млн, в 2006 году — $145 млн.

— Но у меня другие цифры за 2006 год — $115 млн.

— Откуда они у вас?

— Это данные компании "Видео Интернешнл", которая еще в 2006 году продавала вашу рекламу.

— Это цифры без учета продаж рекламы в Москве, поскольку ВИ не занималась продажами рекламы в столице. Не учитывается здесь и часть спонсорских пакетов, которые мы продавали сами. Так что в 2006-м мы заработали $145 млн. А в 2007-м году мы планируем доходы на уровне $195 млн.

— В этом году у вас новый продавец рекламы — агентство "Алькасар", в пользу которого вы сделали выбор, отказавшись от услуг "Видео Интернешнл". Не жалеете?

— В середине прошлого года мы попросили обе компании представить нам предложения по продажам, у "Алькасара" были более выгодные экономические условия.

— Вы имеете в виду комиссию, которую берут агентства: у ВИ это 12%, а у "Алькасара", говорят, 8%?

— ВИ брала с нас почти 13%, а "Алькасар" — 11%. А когда оперируешь такими многомиллионными оборотами, разница почти 2% — это значительная сумма. Плюс ко всему объемы "Алькасара" для нас были выгоднее.

— А среди владельцев "Алькасара" нет структур Юрия Ковальчука?

— Я ничего об этом не знаю.

— Судя по продажам рекламы, дела у вас идут неплохо, однако по темпам доли роста аудитории РЕН ТВ за последние два года заметно теряло показатели.

— Проблемы действительно были. В нашей целевой аудитории от 6 до 54 лет (сразу скажу, что я привожу данные календарного года, а не телевизионного сезона), именно по ней нас мерит TNS Gallup Media и именно по ней нас продают рекламодатели, в 2005 году доля РЕН ТВ была 5,6%, в 2006-м — 4,9%. Это падение порядка 10-15%. В настоящий момент мы зафиксировались на отметке, немного превышающей 5%. И мы надеемся, что в 2007-м на 10% наша доля по сравнению с прошлым годом увеличится.

— Не слишком оптимистичный прогноз?

— Я надеюсь, что итог будет даже лучше, поскольку уже сейчас мы уверенно перешли порог 5%.

— Кого вы считаете своим ближайшим конкурентом? Ведь за последние два телесезона конфигурация на рынке сильно изменилась.

— Мы сейчас стоим несколько особняком. "Первый канал" сейчас абсолютный лидер. НТВ вплотную подобралось к "России". ТНТ конкурирует с СТС и также очень близко к нему сейчас подбирается. Мы традиционно входили в шестерку главных каналов, и мы в ней так и остаемся, но пары-конкурента у нас нет. После нас уже плотной группой идут сразу несколько каналов — "ТВ Центр", "Домашний", ТВ-3, доля которых почти вдвое меньше нашей. А по профильной аудитории мы ближе всего к НТВ, и у них, и у нас целевая аудитория — мужчины.

— Но прежде, чем выбрать мужчин активного возраста в качестве целевой аудитории, у вас были иные приоритеты — женщины от 35 лет. С чем были связаны такие радикальные метания?

— Это были не метания, это был поиск. Сначала мы рассчитывали увеличить показатели за счет расширения женской аудитории, но, изучив законодательные инициативы о сокращении объемов рекламы, мы пришли к выводу, что с точки зрения экономики нам выгоднее выбирать именно качественную аудиторию — мужчин. Их доходы гораздо выше, чем у женщин, да и решения о самых дорогих покупках принимают большей частью мужчины.

— Но один ваш коллега — руководитель центрального телеканала утверждает, что это сильное заблуждение, что основные покупатели рекламируемых товаров — мужчины. Он убежден, основываясь на социологических данных, что покупательская способность, напротив, как раз высока у женщин — мам, жен, тещ. Именно они покупают парфюмерию, продукты питания, стиральные порошки, моющие средства.

— Но у нас на канале вы не увидите рекламы порошка. К нам не идут его рекламодатели. У нас только реклама машин, финансовых услуг, компьютерной техники. У нас самая дорогая реклама, самый дорогой CPP (cost per point — стоимость одного пункта рейтинга.— Ъ). У нас мужчины составляют 52,3% аудитории канала, у ближайшего конкурента НТВ — 43,9%, у СТС и ТНТ по 39%. Вот вам и ответ на вопрос о качестве нашей рекламы.

— Вы сами сказали, что у вас схожие с НТВ аудитории. Но тем не менее подходы к наполнению эфира заметно отличаются. Там сплошной криминал, скандалы, трэш. У вас вроде бы все это есть, но грань нормальности все-таки сохраняется. Не было желания добавить в программы РЕН ТВ больше жестокости и агрессии, тем самым увеличив долю?

— Соблазн всегда есть, но ответственность за то, что мы показываем в эфире, все-таки сильнее. Какие-то совсем маргинальные вещи не должны присутствовать на эфирных телеканалах. Но это наша позиция, мы ее никому не навязываем.

— Как быть с огромным количеством жесткой эротики, которая из крупных каналов сохранилась только на РЕН ТВ? И на мой взгляд, несмотря на позднее время, эта эротика чаще всего напоминает обычное порно.

— Мы показываем только эротику и не нарушаем закона. В нашем эфире эти фильмы идут после полуночи.

— Но эротические фильмы недавно серьезно осложнили вам жизнь. Именно из-за эротики вы пострадали на летнем конкурсе ФКК, где вам не дали выиграть 20 частот под концепцию общественно-политического вещания. Члены комиссии были против того, чтобы канал, где выходит столько эротики, стал обладателем пула частот с такой заявкой.

— А что, по-вашему, лучше: смотреть канал, на котором сплошные убийства, или канал с красивыми эротическими фильмами?

— Ну это вопрос вкуса и наклонностей.

— С точки зрения правильного восприятия жизни мне кажется, что лучше смотреть эротику, чем истории про маньяков, убийц и расчлененку. А если бы у нас были нарушения, нам вынесли бы предупреждение. Что касается конкурса, мы пострадали не из-за эротики, просто не набралось достаточного количества голосов членов ФКК за.

— Еще один серьезно выделяющийся на фоне других телеканалов сегмент РЕН ТВ — это яркое информационное вещание. Вы в Кремль ходите?

— На Новый год хожу, на ежегодный торжественный прием. Вот в прошлом году был, и мы там виделись с вами на приеме по случаю 75-летия отечественного телевидения.

— Да, я тогда отметила, что вы сидели за одним столом с руководителями каналов, которые находятся под контролем государства,— "Первого", ВГТРК, НТВ, "ТВ Центра", "Пятого канала", "Культуры", Russia Today. Руководителей ТНТ и СТС туда не посадили. Вы оказались в числе "государственников", потому что ваш главный акционер лично близок к президенту?

— Да нет, думаю, что просто была такая рассадка.

— То есть кроме торжественных приемов, в Кремль для профилактических бесед вас, как других руководителей федеральных каналов, не приглашают? Тем более что в вашем эфире творится то, чего давно уже нет ни у кого.

— А что такого у нас творится?

— У вас не запрещается показывать "Марш несогласных" и граждан, которым ОМОН пробивает головы дубинками, показывают Михаила Ходорковского и то, что происходит вокруг его дела. И в программе "Неделя" с Марианной Максимовской, и в новостях канала регулярно показывают Владимира Рыжкова, Гарри Каспарова, Эдуарда Лимонова, Михаила Касьянова, которые давно под жестким запретом на показ в федеральном эфире. К Тиграну Кеосаяну приходят гости, которых давно нежелательно приглашать в политические ток-шоу. Да и многое другое, чего уже не увидишь на "Первом", "России" и даже НТВ. Неужели вам в Кремле не дают никаких инструкций или, может, у вас другой день для посещений? У них пятница, а вас принимают отдельно?

— Никаких инструкций, ничего такого нет.

— Но почему им нельзя, а РЕН ТВ можно показывать реальную и вполне сбалансированную картинку происходящего в стране? Аргумент, что аудитория значительно меньше, чем у федеральных каналов, все же неубедителен, ведь РЕН ТВ смотрят десятки миллионов зрителей, и рейтинги новостей и "Недели" вполне на уровне.

— Но это вопрос точно не ко мне, почему кому-то что-то можно, а что-то нет. Мы показываем то, что вы видите в эфире.

— Ваш акционер не дает специальных указаний на этот счет или, напротив, именно Юрий Ковальчук является вашей охранной грамотой перед Кремлем?

— Наши акционеры на совете директоров, кроме того чтобы продолжать наше общественно-политическое и информационное вещание в том же духе, что и сейчас, ничего не говорят. И вообще они в редакционную политику РЕН ТВ не вмешиваются.

— Но сами-то вы можете объяснить такой либерализм власти по отношению к РЕН ТВ?

— Трудно сказать, но мне ни разу никто не звонил.

— И вы в администрации президента никого не знаете, ни с кем не общаетесь?

— Нет, ну кого-то я, конечно, знаю, с кем-то приходится сталкиваться, разговаривать. Но это не касается работы.

— Вы согласны, что РЕН ТВ — такая телевизионная форточка, которую пока для видимости не захлопнул Кремль?

— Мы показываем то, что показываем. Это наша политика.

— А в "Бочаров ручей" вы не так давно летали?

— В Сочи?

— Ну да, конечно, на неформальную традиционную встречу с президентом, куда приглашают руководителей федеральных каналов и ведущих политических программ.

— Мне как руководителю канала прежде всего важно рассказывать о том, что происходит в эфире телеканала.

— Скажите хотя бы, вы эфир программы "Неделя", выходящий на орбиты, заранее отсматриваете, как это делают все руководители федеральных каналов?

— Честно скажу, Марианна Максимовская просто рассказывает, какие у нее темы в программе. Что-то я могу подсказать из того, что касается неполитической части программы. Но я всегда полагаюсь на ее профессионализм, и выбор главных тем "Недели" всегда за ней.

— Вы какой-то нетипичный директор на канале, где выходят новости и итоговые программы... А что еще кроме политических и информационных программ будете показывать в новом телесезоне?

— Наш прайм состоит из двух сериалов, главный из которых наши любимые "Солдаты". Эта лирическая комедия — один из проектов-долгожителей, рейтинги которого от сезона к сезону не снижаются, а в этом году показывают отличную динамику. "Солдаты" — один из самых устойчивых брэндов канала. В октябре зрителей ждут две сериальные премьеры: "Колобков. Настоящий полковник" — это мелодрама об одном из героев "Солдат" и еще один сериал "Морская душа" — это мужской сериал о морских спасателях. В 22.00 у нас с понедельника по воскресенье идут документальные "истории", которые снимают Игорь Прокопенко и Оксана Барковская. Это очень большой труд и высокий профессионализм. В 23.00 выходит ток-шоу с Тиграном Кеосаяном, а в 23.30 итоговый выпуск новостей.

— Прокопенко и Барковская делают на РЕН ТВ фильмы и на очень актуальные темы. Это фильмы об Анне Политковской, о деле Андрея Сычева, о том, что происходило в Чечне. Совсем недавно только на РЕН ТВ показали фильм, посвященный годовщине трагедии в Беслане. Для вас это все важно?

— Да, безусловно, мы это очень ценим. Причем фильм о Беслане прошел с очень высокими рейтингами. Нам кажется, что канал нашел свою нишу.

— Ну лицо канала все-таки не очень четкое, вы себе сами как-то сформулировали, что такое сегодня РЕН ТВ?

— Мы не можем быть более четкими, мы не нишевый канал. Любой развлекательный канал, может позволить себе жестко сформированную нишу, а у нас на канале есть и развлекательные программы, и сериалы, и документальное кино, и новости. Мы канал, который имеет широкую палитру жанров.


Комментарии
Профиль пользователя