Коротко


Подробно

Государство и проституция

На минувшей неделе власти Британии, сами того не желая, возобновили дискуссию о том, как государство должно относиться к проституции — как к абсолютному злу или как к одной из форм бизнеса. "Власть" решила ознакомиться с мировыми тенденциями в этой области.


В самом начале прошлой недели британские газеты со ссылкой на источники в новом кабинете министров сообщили, что стране следует приготовиться к реформе законов о проституции. Собственно, о необходимости борьбы с проституцией и неизменной ее спутницей — торговлей людьми в Британии говорили давно. Ужесточались наказания, устанавливались новые правила. Тем не менее ни одна из форм борьбы не была достаточно эффективной. Кампания против проституции постепенно затухала за отсутствием, очевидно, готовых на решительные меры представителей власти.

Но вот настал момент, когда такие люди нашлись. Это министр внутренних дел Джеки Смит, министр юстиции Патриша Скотланд, генеральный обвинитель Вера Берд и, наконец, спикер палаты общин Харриет Харман. Четыре женщины, видимо, поставили перед собой цель искоренить проституцию в отдельно взятой стране, притом сделать это так, чтобы ничем не обидеть самих проституток. Их план — сделать уголовно наказуемым деянием не факт продажи тела, а факт его покупки.

"За всем этим стоит красивая логика,— говорит Дайана Тейлор, одна из самых известных британских экспертов по вопросам проституции.— Использовать законы спроса и предложения. Предполагается, что если спрос будет совершенно уничтожен жестким законодательством, то и предложение само собой сойдет на нет".

Надо сказать, что похожие приемы борьбы с проституцией уже практикуются в некоторых странах. Первой страной, в которой придумали, что преступление совершает не проститутка, предлагающая себя клиенту, а клиент, пользующийся ее услугами, стала Швеция. В стране отменили все законы, запрещающие предлагать услуги проституток,— шведские газеты, не опасаясь штрафов, теперь могли публиковать соответствующие объявления. Проституткам больше не надо было опасаться, что за попытку познакомиться с богатым и одиноким мужчиной они окажутся за решеткой. Единственным уголовным преступлением стала оплата секса: проституция была признана одной из форм сексуального насилия над женщиной.

После нескольких облав в Стокгольме и других городах страны и показательных процессов (по закону за покупку секса в Швеции грозит до четырех лет тюрьмы) уровень уличной проституции и вправду стал снижаться. Феминистки праздновали победу. "Швеция признала, что без спроса со стороны мужчин индустрия проституции не смогла бы процветать и развиваться",— говорит одна из защитниц шведской модели Гунилла Экберг.

Вслед за Швецией похожий закон был принят и в Финляндии. Правда, задачи тотального искоренения проституции финские власти перед собой не ставили, сочтя ее неосуществимой. "Мы не можем только потому, что нам лично это кажется аморальным, запрещать заниматься этим взрослым и находящимся в здравом уме и твердой памяти людям. Это их выбор",— говорит один из сотрудников хельсинкской полиции. Поэтому законопроект, списанный со шведского, был отвергнут.

Упор сделали на борьбу с торговлей людьми и принуждением незаконно привезенных в Финляндию женщин к занятию проституцией (по данным финских властей, до 25% женщин, занятых в секс-индустрии,— иностранки, в основном из стран Балтии и России). Поэтому относительно суровое наказание — четыре месяца тюрьмы или штраф — грозит только тем, кто платит проститутке, зная, что ее принудили к сексу. Впрочем, доказать факт принуждения крайне сложно, и это признают сами сотрудники полиции и прокуратуры.

Тотальный запрет проституции, действовавший еще недавно в большинстве стран, все чаще признается неработающим и контрпродуктивным. "Абсолютное зло — не проституция, а ее запрет,— говорит Джерри Маклсон, сотрудник одной из британских правозащитных организаций.— Там, где запрещена проституция, процветает коррупция в самых разных ее формах. Я уже не говорю о серьезной опасности для здоровья. Именно поэтому даже в тех странах, где существует тотальный запрет на сексуальные услуги, власти все чаще стараются его смягчить".

Один из самых ярких примеров — Иран с его строгими исламскими законами и сотнями, если не тысячами, официальных и нештатных сотрудников полиции нравов. Едва ли не ежемесячно из этой страны приходят новости о том, что еще одна несчастная пара, вступившая в небрачную связь, подверглась суровому наказанию вплоть до смертной казни. И тем не менее именно в этой стране власти стали инициаторами постепенных шагов по декриминализации индустрии сексуальных услуг.

В стране, по официальным данным, работает 300 тыс. проституток. Большинство из них защищены от сурового наказания существующей системой временных браков, которые можно заключить на любой срок — год, месяц или даже день. Достаточно обратиться к мулле. Естественно, ему необязательно рассказывать, что во время действия этого временного брака или сразу после его прекращения временный муж передаст временной жене некоторую сумму денег.

Еще одна страна, в которой строго относятся к различным излишествам,— Япония. Здесь проституция запрещена, однако с течением времени законодательные формулировки стали настолько изощренными, что применить их практически невозможно. Список деяний, подпадающих под понятие проституции, минимален. Даже передача денег клиента проститутке не может считаться оплатой услуг. "Денежные подарки разрешены. Разрешена и почти всякая сексуальная активность между только что познакомившимися людьми. Так что закон существует, но на практике использовать его практически невозможно",— говорит один из сотрудников полиции портового города Иокогама.

Несколько по другому пути, но с тем же результатом пошла Куба, где тотальный запрет проституции вовсе не означает, что она не существует и не процветает. "Полиция больше следит не за нравственностью, а за политической грамотностью людей,— говорит американский эксперт по Кубе Родриго Санчес Лопес.— Коррупция — главный защитник проституции на Кубе. Полицейский решится доложить о проститутке, только если будет совершенно уверен, что она кроме оказания сексуальных услуг вовлечена во что-то антигосударственное".

В большинстве развитых стран проституция — легальное занятие. Властям стран от Аргентины до Австралии и от Норвегии до Италии важнее искоренять не саму проституцию, а связанные с ней преступления. В большинстве стран главным злом признаны сутенеры, связывающие проституток с организованными преступными группами. Сутенерство запрещено практически везде, даже там, где и проститутки, и публичные дома могут действовать вполне легально. Уголовные кодексы большинства стран содержат статьи, запрещающие третьим лицам жить на доходы от предоставления проститутками своих услуг (разумеется, это не касается ближайших родственников проституток).

Исключение составляют разве что Австралия и Голландия. В Австралии в результате полной декриминализации проституции из уголовного кодекса удалены все ее упоминания, в Голландии же сутенерство считается незаконным, только если оно связано с принуждением к занятию проституцией. Если же сутенер действует лишь как менеджер и платит налоги со своего дохода, то у государства к нему претензий нет.

Проблемы, связанные с общественной моралью, многие государства решают просто: проституткам разрешается заниматься своей деятельностью в строго отведенных местах. Такие кварталы обычно хорошо охраняются полицией, четко обозначены и расположены вдалеке от жилых районов городов.

В остальном же функция властей сводится к тому, чтобы следить за соблюдением правил предоставления сексуальных услуг, например за тем, чтобы проститутки имели соответствующую лицензию и исправно платили налоги. Лицензирование деятельности обязательно практически во всех странах, в которых проституция является легальной. Разумеется, не бывает без накладок. К примеру, после легализации проституции в Голландии и распространения на проституток действия налогового и трудового законодательства выяснилось, что работать им стало намного труднее.

"Закон содержит совершенно четкие и незыблемые гигиенические нормы, в том числе о проветриваемости и освещенности рабочего места,— возмущается представительница одного из голландских профсоюзов проституток.— Власти, похоже, не готовы войти в наше положение и признать, что наша деятельность все-таки специфична и поэтому бездумное распространение всех норм на нас просто нелогично. Как я могу оказывать помощь клиенту в комнате с огромным окном? А налоговое законодательство? Оно требует, чтобы я перечисляла всю свою выручку на банковский счет, а многие банки до сих пор не готовы открывать счета проституткам, опасаясь за свою репутацию".

Впрочем, главная забота государства в странах с легальной проституцией — права и интересы клиентов. "Вся наша деятельность направлена на то, чтобы обеспечить и клиентам, и работникам высокий уровень безопасности. Клиент должен иметь все гарантии того, что он получит за свои деньги те услуги, которые ему нужны, без всяких неприятных побочных моментов,— говорит один из бывших сотрудников сингапурской полиции.— Ради этого мы следим за тем, чтобы все женщины имели надлежащую лицензию, проходили медицинский осмотр, результаты которого клиент мог бы увидеть сразу".

Дальше всего в вопросе обеспечения прав клиента пошли в Германии и Нидерландах, где власти оказывают помощь инвалидам в предоставлении сексуальных услуг. "Я не знаю, распространен ли такой опыт по всему миру, но я знаю, что если наши инвалиды имеют право на то, чтобы автобусы были оборудованы специальными подъемниками, чтобы им предоставляли бесплатные лекарства и снабжали свежими продуктами, то есть обеспечивали им достаточно высокое качество жизни, то они, разумеется, имеют право и на то, чтобы мы субсидировали их интимную жизнь",— говорит германский эксперт в области социального обеспечения Анита Тыш. Часть лицензированных проституток в Германии уже прикреплены к местным органам социальной опеки, которые оплачивают их визиты к инвалидам.

ВЯЧЕСЛАВ БЕЛАШ


Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 17.09.2007, стр. 43
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение