Коротко

Новости

Подробно

"Не думаю, что в республике есть организованное бандподполье"

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 32

Через неделю в Кабардино-Балкарии, недавно отметившей юбилей присоединения к России, начинается суд над участниками нападения на Нальчик. Президент республики Арсен Каноков рассказал спецкорреспонденту ИД "Коммерсантъ" Ольге Алленовой, зачем нужен этот праздник и кто виноват в нальчикских событиях 2005 года.


"Такие праздники сближают наши народы"


— На прошлой неделе в Кабардино-Балкарии закончилось празднование 450-летия присоединения к России. Совет старейшин балкарского народа заявил, что балкарцы к этому празднику не имеют никакого отношения. Действительно, речь идет о кабардинском празднике, ведь это кабардинский князь стал инициатором заключения союза с Иваном Грозным, а потом отдал ему в жены свою дочь. Почему вы решили отмечать это на общереспубликанском уровне?

— Это не кабардинский праздник. Это общий праздник для всех национальностей, населяющих нашу республику. Да, 450 лет назад кабардинские князья отправили посольство к Ивану Грозному, наши предки вступили во внешние отношения с российским государством, они заключили военно-политический союз с Россией, и это был первый шаг на пути вхождения Кабарды в российское государство. Судьбы балкарского и кабардинского народов тесно связаны братскими отношениями, так что можно считать это нашим общим достижением. Почему оно кажется столь важным? Потому что тогда фактически были заложены основы российского федерализма, следом и другие малые народы стали сближаться с Россией. И сегодня мы видим, что тогда все было сделано правильно. Те наши соотечественники, которые оказались за границей — в Турции и других странах,— не смогли сохранить свою культуру и язык, а мы смогли, и только потому, что в российском государстве все малые народы чувствуют себя нормально. Я считаю, такие праздники нужны, потому что они сближают наши народы.

— Но если балкарцы не хотят считать этот праздник своим? Если они считают, что не имеют к нему отношения?

— Почему вы решили, что все балкарцы так считают? Если бы вы были вечером 9 сентября на площади Согласия в Нальчике, возле Дома правительства республики, вы бы сейчас говорили иначе. На концерт артистов эстрады обралось около 70-80 тысяч человек, представителей разных национальностей, чтобы вместе порадоваться, вместе праздновать. Видели бы вы их радостные глаза! И все три дня праздника улицы переполняли толпы народа, люди гуляли до рассвета. Но, конечно, сколько людей, столько мнений. Вполне возможно, что кто-то считает, что к празднованию Дня России он тоже не имеет отношения. У нас в республике живет чуть более 10% балкарцев, 25% русских, 55% кабардинцев, а всего — 90 национальностей. Если кто-то не хочет отмечать государственные праздники — это его личное дело. А на самом деле это просто спекуляции на национальной теме, определенные силы хотят расшатать обстановку и реализовать свои политические амбиции.

— Вы кого сейчас имеете в виду?

— Например, совет старейшин, о котором вы упомянули. Это три милиционера, бывшие офицеры МВД, создавшие общественную организацию и на непонятных основаниях присвоившие себе право говорить от имени целого народа. Кто им дал такое право — никому не ясно, но шума от них много. Но, собственно, это и есть их главная задача.

— Может быть, стоит сесть с ними и поговорить начистоту? Тогда можно будет избежать таких митингов, которые балкарцы периодически проводят в Нальчике.

— Был бы от этого толк — я бы так и сделал. Но у этих людей цели, которых с помощью диалога достичь нельзя. Они изначально нацелены на дестабилизацию ситуации, на раскол республики по национальному принципу. И почему власть должна уделять больше внимания этой организации, чем остальным? У нас в республике вообще-то 100 общественных организаций.

В 1992 году у нас была похожая ситуация. Был конгресс кабардинского народа, был конгресс балкарского народа — и к чему все это привело? К противостоянию на площади в центре Нальчика. А могло привести и к распаду республики. Сегодня я никому тут этого не позволю. Эти "активисты" настолько уже всем надоели, что ко мне теперь периодически приходят представители кабардинских, русских общественных организаций и говорят: давайте мы тоже создадим свой конгресс. Знаете, такое ощущение, что все остальное в республике уже в порядке, вот только "национальных конгрессов" катастрофически не хватает. Насоздаем для каждой этнической группы по конгрессу, полреспублики будет ходить в "конгрессменах", а экономика, видимо, сама собой расти будет.

Мы планируем создать одну единую русско-кабардино-балкарскую общественную организацию "Единая Кабардино-Балкария", которая и будет рассматривать все спорные вопросы такого рода.

"Нестабильность связана с тем, что мы начали наводить порядок"


— Насколько я знаю, яблоко раздора — это территории рядом с горными селами, которые по принятым в КБР законам переходят в ведение республики. Балкарцы считают, что таким образом их лишают туристических зон.

— Мы одна республика — и балкарцы, и кабардинцы, и русские, и зарабатывать должна республика в целом. Кроме того, развитие туризма — это миллиардные инвестиции, никто тут не может ничего зарабатывать, пока сюда не придет серьезный капитал. Нет таких денег в республике. Эти разговоры в духе "у нас Эльбрус отбирают" или от экономической безграмотности, или просто циничное и злонамеренное вранье для разжигания страстей. Развитие Эльбруса и улучшение жизни местных жителей может происходить только при централизованном комплексном планировании, финансировании из федерального бюджета, что уже делается, и приходе серьезных частных инвесторов. Во всех других случаях эта территория останется в прошлом веке и по уровню сервиса для туристов, и по уровню жизни для местных жителей.

— Но кроме Эльбруса там еще есть луга и пастбища.

— Мы готовы идти навстречу муниципалитетам — наш парламент уже решил передать межселенные земли (территории за границами поселений.— "Власть") селам. Но есть не только права, есть и обязательства. Если они не смогут их содержать и управлять ими — тогда пусть не жалуются.

— В последнее время в Тырныаузе и в Приэльбрусье то на милиционеров нападают, то что-то взорвут. С чем это связано?

— Как вы знаете, перед выборами всегда обостряется обстановка. Но я, конечно, не склонен списывать все на предвыборную ситуацию. Нестабильность в Эльбрусском районе связана в первую очередь с тем, что мы начали наводить там порядок: мы провели комплексную проверку использования всего туристического комплекса в этом районе, взяли под свой контроль Тырныаузский горно-обогатительный комбинат. Раньше все это работало не на республику, а на карман отдельных лиц, а теперь они отстранены от кормушки и пытаются отстоять свои интересы всеми возможными методами.

— А кто раньше контролировал этот район — криминал?

— Несколько человек, бывшие чиновники, которых мы отстранили от власти. И сегодня в этот район уже идут инвесторы. Потому что они увидели, что предприятием управляют не какие-то полукриминальные лица, а все это находится под контролем правительства республики. Вот сейчас есть три компании, которые хотят купить Тырныаузский комбинат. Раньше мы искали инвесторов, а сейчас они сами идут и еще конкурируют.

— Уже известно, кому достанется этот комбинат?

— Есть московская компания, которая владеет 20% акций Нальчикского "Гидрометаллурга", использующего сырье Тырныаузского комбината для производства вольфрамового и молибденового концентрата. Возможно, у нее больше шансов, посмотрим. Мы планируем отвезти проект по возрождению комбината на предстоящий в скором времени экономический форум в Сочи "Кубань-2007".

— Вы сказали, что идут инвесторы. Правда, что среди них есть компания Потанина "Интеррос"?

— Мы подписали с Потаниным на Санкт-Петербургском экономическом форуме соглашение об освоении северо-восточного склона Эльбруса. Это недалеко от Минеральных Вод, и туристы из Кавминвод смогут ездить к нам и кататься на лыжах. Пока этот склон совершенно не освоен, там все нужно делать "с чистого листа". Так что проект солидный, затратный и, думаю, с долгосрочной перспективой. Мы, со своей стороны, вкладываем 2,2 млрд руб. в дорогу, ведущую к этому склону. Хотим создать комфортные условия для инвестора, вплоть до личных гарантий компенсации в случае возникновения экономических рисков.

— До прихода к власти вы активно занимались бизнесом. Сами вкладываете деньги в республику?

— Я могу заниматься благотворительностью, но не инвестировать деньги своих компаний, это явный конфликт интересов.

— Вы сейчас по-прежнему владеете холдинговой компанией "Синдика"?

— Нет, компания находится в доверительном управлении. Я, как президент, не могу заниматься бизнесом.

"Это не бандиты, это молодые люди с мозолями на руках"


— 1 октября начинается большой судебный процесс над участниками нападения на Нальчик. Но проблема с мусульманским подпольем до сих пор не решена. Как вы думаете, возможно повторение того, что было в октябре 2005 года?

— Мы этого не допустим. Мы извлекли уроки из происшедшего, и в случае чего будем действовать на опережение. В свое время из республики много людей уехало учиться в исламские страны, они получили там образование и вернулись сюда. Часть этих людей стала пропагандировать здесь чистый ислам и вовлекать молодых людей в джамааты. По спискам, составленным в МВД, у нас в республике 500-700 человек, которые входят в эти джамааты. Но это не значит, что эти 700 человек в чем-то подозреваются. Нельзя человека записывать в преступники только за то, что он верит и молится немного иначе, чем остальные. Вы знаете, я был в СИЗО, где сидят эти люди, я с ними встречался. Это не бандиты, это молодые люди с мозолями на руках. Это сельские жители, которых просто использовали. И я не думаю, что у нас есть в республике организованное, структурированное бандподполье. Есть несколько человек, которые манипулируют молодыми людьми, имена этих организаторов известны, они находятся в розыске.

— Так почему же в 2005-м произошло вооруженное нападение?

— Были проблемы во взаимоотношениях местных мусульман с МВД. Сейчас руководство в МВД республики другое, там понимают, что надо работать иначе, более профессионально. События в 2005 году, возможно, были связаны и с моим приходом к власти: кому-то очень не нравилось, что жизнь меняется.

Конечно, случившееся в 2005-м — трагедия для всего народа Кабардино-Балкарии, трагедия для каждого, кто потерял близкого человека. И в этой ситуации наши народы проявили мудрость, не допустили дальнейшего раскола общества. Сейчас, как вы, наверное, знаете, уже закончено следствие, начнется судебный процесс, который займет от двух до трех лет. Там аккредитованы матери этих парней, правозащитники. Мы бы хотели, чтобы внимательно и детально было изучено это дело и чтобы были даны ответы на все вопросы. Только суд вправе дать юридическую оценку произошедшему, установить степень вины и ответственности каждого участника нападения. Все результаты и судебные решения в обязательном порядке будут обнародованы.

Я думаю, те, кто стоит за этим нападением, не успокоились, они надеются еще что-то сделать в республике. И я думаю, те, кто раскачивает ситуацию, находятся за пределами республики. Вы же видите, что в Ингушетии происходит. Это юг, и это одно из самых слабых мест в РФ. И чтобы не произошло повтора тех событий, надо проводить профилактику и на местном, и на федеральном уровне. Решая социальные вопросы, мы выбиваем почву из-под ног у тех, кто хочет здесь напряжения ситуации. И мы их решаем. За последние два года мы в два раза увеличили бюджет — в следующем году он уже будет составлять 18 млрд руб. Кстати, по росту бюджета мы занимаем одно из первых мест в ЮФО. По федеральной программе уже получили около 3 млрд руб. на благоустройство города и курортных зон. Еще 430 млн руб. из федерального бюджета выделено на подготовку к юбилею, эти деньги мы использовали для строительства школ, домов культуры, реконструкции дорог. Я хочу, чтобы Нальчик стал самым благоустроенным городом в РФ — ну, может, после Москвы и Санкт-Петербурга.

Комментарии
Профиль пользователя