Коротко


Подробно

цена вопроса

Алексей Макаркин


замгендиректора Центра политических технологий

Когда аналитики пытаются понять, почему Владимир Путин не хочет идти на третий срок, то обычно полагают, что от изменения Конституции Россию оберегает усталость самого президента и, возможно, жесткая позиция стран G8, в которых лидерам не принято продлевать свои полномочия. Оба эти аргумента выглядят убедительно, но к ним можно добавить еще один — перспективу морального износа, актуальную для любого политического деятеля, долго находящегося у власти в стране, где проходят хоть какие-то конкурентные выборы и имеется хотя бы теоретическая возможность альтернативы действующему лидеру. Проводя операцию "Преемник", Владимир Путин стремится обновить свой режим, что может позволить ему не только избежать морального износа, но и в последующем вернуться к власти — "отдохнувшим и посвежевшим".


Тем более тема усталости избирателей от давно и хорошо знакомых им политиков актуальна для стран классической демократии. Последний пример — ситуация в Австралии, которой последние 11 лет успешно управляет премьер Джон Говард. В 2004 году он привел правящую коалицию, основу которой составляет его Либеральная партия, к победе в четвертый раз подряд. Однако результаты опросов показывают, что на новых выборах либералы могут проиграть. Неслучайно соратники Говарда предложили заменить премьера на более молодого Питера Костелло. Впрочем, сам Говард уходить не хочет, считая, что избиратели проголосуют за него и в пятый раз.

Понятно, что австралийские либералы мечтают повторить маневр британских лейбористов, которые также заменили своего премьера Тони Блэра на главу минфина Говарда Брауна, резко подняв собственный рейтинг и обойдя своих традиционных соперников — консерваторов. Но в Британии был прецедент — Маргарет Тэтчер, которая в 1990 году упорно не хотела уходить с премьерского поста, проведя на нем, как и Джон Говард, 11 лет (у Тони Блэра результат чуть поскромнее — 10 лет). Тогда собственные коллеги по партии с помощью аппаратной комбинации добились ее отставки и выдвижения в премьеры куда менее яркого, но "свежего" Джона Мейджора, с которым консерваторы выиграли очередные выборы. Поэтому Блэр счел за благо уйти добровольно, с приличествующими почестями и новой должностью ближневосточного миротворца. В Австралии же таких громких внутрипартийных переворотов, по крайней мере в последнее время, не было. Поэтому, видимо, и Джон Говард чувствует себя достаточно уверенно, не желая покидать премьерское кресло.

Современная политика давно стала своего рода шоу. Ее ведущих действующих лиц нередко включают в одни рейтинги популярности с кинозвездами и эстрадными кумирами. Однако аудитория по законам шоу-бизнеса время от времени требует новых кумиров. И тогда бывшие "первые любовники" начинают играть "благородных отцов", а их место занимают недавние новички. По сходным законам идет смена элит в политике, причем совершенно необязательно в рамках традиционной схемы перехода власти от правящей партии к оппозиции. Часто сама правящая партия стремится обновить себя, переламывая ситуацию в свою пользу. Ширака сменяет Саркози, Блэра — Браун. Посмотрим, удастся ли реализовать такой сценарий в Австралии.


Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" №167 от 14.09.2007, стр. 9

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение