Закрытый урок

Владимир Путин предпочел нацпроект "Образование" двум главам правительства

Вчера президент России Владимир Путин прилетел в Чебоксары, чтобы обратить внимание общественности на судьбу национального проекта "Образование". По поводу предшествующей этому визиту отставки правительства и про кандидата в премьеры Виктора Зубкова он не только сам ничего не сказал, но и не ответил на вопрос специального корреспондента Ъ АНДРЕЯ Ъ-КОЛЕСНИКОВА.

В центре Чебоксар стоит памятник Матери-покровительнице всех чувашей. Жители города, в том числе определяющие его внутреннюю и внешнюю политику, затруднились с ответом, почему, если у чувашей есть мать, у них нет отца (его не было видно хотя бы в обозримой перспективе, то есть на каком-нибудь холме).

Чувашей не смущало то, что они растут без отца. Они объясняли мне, что у них вообще тут культ материнства, а не отцовства, а сами какими-то новыми глазами, с тревогой вглядывались в фигуру матери, которую, впрочем, без особой натяжки можно было принять и за фигуру отца.

Кроме того, чуваши искренне тревожились за судьбу председателя правительства РФ (отца двоих детей).

— Что там, в Москве, у вас случилось-то, батюшки? — спрашивала фотокорреспондента одной федеральной газеты буфетчица в школе, где через час должна была начаться интернет-конференция с участием Владимира Путина и и. о. первого вице-премьера правительства РФ Дмитрия Медведева.

— Да вот,— отвечал ей фотокорреспондент,— Фрадков в отставку ушел.

Я был уверен, буфетчица сейчас спросит, кто это такой.

— Да разве Михаил Ефимович сам ушел? — переспросила она.— Его же, говорят, Путин уволил.

То есть здесь, в 40 километрах от Чебоксар и 650 километрах от Москвы, об этом говорили и это знали с самого утра. Это было очевидно здесь даже буфетчице.

— Может, и уволил,— легко согласился фотокор.— Это ж не нашего ума дело.

— Почему? — обиделась буфетчица.

Она подозрительно глядела на фотокора. Ей, наверное, казалось, что он с ней неискренен.

Мы долго ждали президента в школе. Я сидел в классе, который освоили лучшие силы чувашской прессы. В класс вдруг ворвалась немолодая женщина, держа в руках блокнот. На бегу она что-то в него лихорадочно записывала.

— Зубков! — закричала она.

— Что Зубков? — участливо переспросили ее коллеги.

— Виктор Зубков! — пояснила она с искаженным от нового знания лицом.

— Вы не знаете, Путин уже вылетел из Москвы? — переспросил у своего коллеги в классе пожилой журналист.

Он, очевидно, решил, что на вбежавшую корреспондентку следует не обращать внимания. Мало ли что делает с людьми близость к президенту страны, пусть даже и мимолетная, пусть даже и та, которая еще не наступила.

— Да это же новый премьер-министр! Я подслушала! Там в коридоре люди по рации говорили!

Я объяснил ей, что она просто недослышала:

— Фрадков, а не Зубков. Было же сообщение, что Михаил Ефимович Фрадков будет пока исполнять обязанности председателя правительства.

— А я говорю — Зубков! — упорствовала корреспондентка.— Я хорошо подслушивала!

Коллеги смущенно отворачивались от нее. Им было, кажется, неловко передо мной за ее поведение.

Через несколько минут на лентах информагентств появилось сообщение, что президент России внес на рассмотрение в Государственную думу кандидатуру Виктора Зубкова в качестве председателя правительства.

В классе надолго наступила тишина.

— Из Питера? — спросил ту же женщину еще один местный журналист, сидевший за последней партой.

Она в одно мгновение превратилась из городской сумасшедшей в носителя абсолютной истины. Она и сама почувствовала это, машинально встав возле доски. Ей оставалось только взять в руку указку.

— Ну, надо думать,— кивнула она.

— Молодой? — уточнил кто-то еще.

— Да ранний,— подхватила она (вскоре выяснилось, что господину Зубкову 66 лет.— А. К.).

— Брат Зубковой, наверное? — предположил кто-то.

Журналисты неуверенно засмеялись. Марина Зубкова является гендиректором чувашского Местного телевидения (МТВ). Смех, впрочем, был без причины. Ситуация была такова, что предположить можно было что угодно и любое предположение могло оказаться правдой.

Владимир Путин ненадолго задержался в воздухе между Москвой и Чебоксарами. Он приехал в деревню Тренькасы всего-то с полуторачасовым опозданием. Для событий, ради которых он задержался в Москве, такое опоздание можно было считать оскорбительно ничтожным.

Все это указывало на то, что процедура смены правительства была тщательно отработана и поэтому не потребовала много времени, а технология конспирации, окружавшая его, очевидно, была та же, что и при смене правительства Михаила Касьянова, эта технология тогда, в конце концов, продемонстрировала свою стопроцентную эффективность в глазах Владимира Путина.

В школе Владимира Путина ждали сначала в кабинете информатики. Несколько девушек и юношей сидели перед компьютерами со школьным сайтом перед глазами. Ну вот журналисты и подговорили одну внутренне свободную девушку открыть вместо него сайт "РИА Новости" с сообщением о нелегких судьбах Михаила Фрадкова и Виктора Зубкова. Она сидела перед экраном со скучающим видом. Впрочем, она бы наверняка оживилась, если бы господин Путин обратил внимание на экран. Надежда была на то, что оживится и господин Путин.

Но за пару минут до появления президента провокация была сорвана. Одна из организаторов мероприятия, вглядевшись в экран, охнула и с негодованием ("Что за шутки! Немедленно откройте школьный сайт!") восстановила в классе атмосферу благополучия и конституционный порядок.

Владимир Путин, появившись в классе, был весел и оживлен. У него было прекрасное настроение ("Удалось ему вас утром порадовать",— заметил один из сопровождавших президента.).

В классе между тем завязалась дискуссия. Учитель стал рассказывать, как с помощью компьютера можно очень быстро узнать значение чувашского слова "хасы". Оно, по его мнению, значило "улица".

— Почему "улица"? — президент Чувашии Николай Федоров был неприятно удивлен.

— Че-то они, по-моему, лучше вас понимают,— сказал президенту Чувашии Владимир Путин.

Федоров побледнел и стал настаивать, что прав он.

— Примете небольшое уточнение от президента России? — спросил господин Путин.

— Покопаемся в архивах,— коротко бросил обиженный учитель.

— Да, деревенский народ такие вещи на веру не принимает,— добавил господин Путин.

Говорили, мне все казалось, не о том. И поэтому на выходе из класса я спросил у президента России:

— Почему вы поменяли Фрадкова на Фрадкова?

Владимир Путин, очевидно, сразу понял смысл вопроса (стране, похоже, будет трудно уловить разницу между старым и новым премьерами), потому что быстро переспросил:

— Вы где находитесь?!

Он, очевидно, вошел в роль школьного учителя.

— В школе,— ответил я.

Я хотел добавить, что поэтому и попросил объяснить, и готов был даже анализировать ответ в качестве домашнего задания. Но Владимир Путин перебил:

— Вот и занимайтесь делом.

Вообще-то я спрашивал об этом не от скуки.

Нет, на утренней встрече с Михаилом Фрадковым господин Путин сказал все, что хотел. И добавить ему теперь было, видимо, просто нечего.

Все, что происходило в школе, должно было свидетельствовать, что жизнь продолжается, что не случилось ничего необычного, что такое чуть не каждый день случается в российской политической жизни и ничто не сможет поколебать ее стабильности.

Владимир Путин все-таки был раздосадован этим вопросом. Иначе, выходя из очередного класса и увидев, что один фотокорреспондент качнул плечом какую-то стойку, не заметил бы:

— Московские журналисты... Все вам тут снесут. Раскабанели.

В другом классе Владимир Путин прошел мимо тарелки со спелыми яблоками. У них были такие тоненькие, хрупкие красные прожилочки... Такие, видимо, и называют наливными. Но мимо них не смог пройти президент Чувашии господин Федоров.

— Да-да, надо попробовать! — убеждал он господина Медведева, пока Владимир Путин разговаривал с учителями. И. о. первого вице-премьера попробовал. Ему понравилось. Я это понял по тому, что через пару минут он, пожав плечами, одной рукой взял сколько смог этих яблок (поместилось, по-моему, штуки три) и как-то виновато положил в карман пиджака.

Еще в одном классе учительница, услышав, что ни Владимир Путин, ни Дмитрий Медведев не знают великого сына чувашского народа китаеведа Никиту Бичурина, обиженно сказала:

— Выходцы из Санкт-Петербурга должны были бы знать.

Оказалось, Никиту Бичурина благодарные соотечественники похоронили в Санкт-Петербурге.

В одном из кабинетов состоялся телемост с несколькими российскими школами, которые участвуют в национальных проектах. Так, как директора этих школ благодарили Владимира Путина за то, что им посчастливилось принять участие в национальном проекте "Образование", Владимира Путина не благодарили, по-моему, нигде, никогда и ни за что. Еще учителя благодарили за единый государственный экзамен, за компьютеры, за эксперимент с "подушевой" оплатой работы учителей...

И никто не поблагодарил президента страны за решение назначить Виктора Зубкова председателем правительства Российской Федерации.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...