Коротко


Подробно

Идеальная коллекция

Коллекция Мстислава Ростроповича—Галины Вишневской на аукционе Sotheby`s

рассказывает Татьяна Маркина


"Собрание Ростроповича и Вишневской считается величайшей частной коллекцией русского искусства на Западе" — так написала в аукционном каталоге директор русского отдела Sotheby`s Джоанна Викери. Спорить с этим невозможно. 450 лотов аукциона представляют идеальную коллекцию, главная идея которой — вернуться в старую Россию, ту, которой уже не существует.

"Нам захотелось создать русский дом",— говорит в предисловии к каталогу Галина Вишневская; все эти произведения русского искусства супруги-музыканты начали собирать после того, как в 1974 году были изгнаны из СССР. Обиду на большевиков коллекционеры скрывать и не пытались, в собрании (по крайней мере, в той части, что теперь выставлена на торги) нет вещей, датированных позже 1917 года. Гротесковые "Лики России" Бориса Григорьева 1921 года не в счет, художник сам бежал от революции на лодке через Финский залив; еще три картины — Владимира Вейсберга, Владимира Немухина и Анатолия Зверева — явно дареные, к тому же их авторы тоже из тех, кто противопоставлял себя власти. Все остальное — императорская Россия во всем ее блеске.

Собирать коллекцию Мстиславу Ростроповичу и Галине Вишневской, конечно, помогали — все-таки главное дело их жизни музыка, а не искусствоведение. Фарфор и мебель покупались в парижском антикварном магазине Поповой, там же можно было получить консультации — хотя личный вкус Галины Вишневской, которая фарфором увлечена, безусловно, сказывался.

Советы по части живописи давал супругам художник-эмигрант Сергей Есаян. "Я обязана Есаяну воспитанием своего вкуса, мне кажется, что он знает все обо всем, что касается искусства",— говорила Галина Вишневская на открытии выставки Сергея Есаяна в Русском музее (ее инициировали сами коллекционеры). Значительная часть живописи в коллекции приобретена на "русских" аукционах в Лондоне в 1990-х годах. "Я сама ездила на эти аукционы и сама торговалась, это очень азартное занятие",— рассказывает Вишневская. Конечно, вещи покупались не в качестве инвестиций. Но теперь, когда сравниваешь £133,5 тыс., за которые Галина Павловна приобрела в 1995 году "Портрет Авроры Демидовой" кисти Карла Брюллова, с теми £0,8-1,2 млн, в которые он оценен сейчас, выгода вложений в русское искусство очень наглядна. Ясно, что Третьяковке, которая 12 лет назад тщетно пыталась купить картину для себя (Вишневская отбила ее на аукционе у музея), опять остается только облизнуться. А полотно уникальное, аналогичный портрет из собрания Нижнетагильского музея оказался копией, а настоящий Брюллов — вот он, в каталоге.

Аукцион Sotheby`s, который состоится 18 и 19 сентября в Лондоне, будет разбит на три сессии — вечерняя, потом утренняя и дневная. Разумно — только провальные аукционы проходят быстро, а на таком все будут подолгу торговаться за каждый лот.

Торги организованы по хронологии. Их открывает печатная графика (чтобы опоздавшие успели протиснуться в зал), потом идет раздел финифти Великого Устюга XVII века. Древнерусская перегородчатая эмаль — искусство своеобразное, чуточку отдающее развесистой клюквой. Как и резные шкатулки из моржовой кости XVIII века — хотя почти каждый предмет тут образец совершенства (в своем жанре). Россика и первый русский фарфор (периода Елизаветы и Екатерины II) — вот что наверняка привлечет максимум внимания покупателей вечером 18 сентября.

Из всех произведений западных портретистов, работавших в XVIII веке при русском императорском дворе, дороже всех на торгах "Портрет Елизаветы I", предположительно написанный Иоганном Батистом Лампи и его мастерской,--£150-250 тыс. В £100-150 тыс. оценена копия с портрета Екатерины II, сделанная русским современником блистательного венского портретиста, бывшим крепостным Иваном Пустыниным. "Конный портрет Великого князя Петра Федоровича" кисти Георга Гроота стоит £40-60 тыс. Но крошечная фарфоровая табакерка с изображением играющих мопсов еще дороже — £60-80 тыс. Ведь она собственноручно изготовлена Дмитрием Виноградовым, изобретателем фарфора в России, и расписана художником Андреем Черным. К тому же периоду рождения русского фарфора относятся и предметы из "Собственного сервиза" Елизаветы Петровны, первого русского сервиза, сделанного на первом русском фарфоровом заводе — Императорском. Классицизм в русском фарфоре блистательно иллюстрирует Императорский чайный сервиз, созданный на ИФЗ по заказу двора Екатерины II и украшенный ее профилем и монограммой (16 предметов, £200-300 тыс.). В £150-200 тыс. оценена одна-единственная фарфоровая табакерка, но, похоже, именно та, что подарила Екатерина II Григорию Орлову, присвоив ему графский титул.

Фарфор будет выставляться на всех трех сессиях аукциона; почти все предметы сделаны на Императорском заводе и отражают все стили и модные влияния на протяжении почти двух веков. Тут все знаменитые вещи — предметы из "Орденских" сервизов и "военные" тарелки, огромные дворцовые вазы и маленькие жанровые фигурки. Именно там, где требуется для полноты картины, к фарфору ИФЗ добавлены изделия лучших частных заводов России — Гарднера, Батенина, Юсупова. В общем, если кому захочется писать энциклопедию русского фарфора — иллюстраций из одного только каталога этой коллекции хватит с избытком.

А ведь остается еще и живопись. Главные шедевры попали в утреннюю и дневную сессии 19 сентября. Среди них, например, "Портрет Прасковьи Михайловны Бестужевой" кисти Владимира Боровиковского (эстимейт £400-600 тыс.) Тот самый, что заново открыл в Париже Илья Зильберштейн, знаменитый коллекционер и литературовед, основатель серии "Литературное наследство" и Музея личных коллекций. Тут же портрет Авроры Демидовой работы Карла Брюллова; спустя еще полсотни лотов — два маленьких, "интеллигентных" Айвазовских и еще более маленьких Левитана. Вторая половина XIX века выглядит в коллекции самой жидкой — здесь попадаются некие "русские типы" и "русские пейзажи", приобретенные, видимо, именно ввиду стопроцентной русскости.

Завершит утреннюю сессию собрание из 22 работ Ильи Репина (затруднительно припомнить, чтобы на аукционах бывало подряд два десятка работ главного русского передвижника и реалиста). Живопись и графика по большей части поздние, после 1900 года, что не умаляет их достоинств. Тут есть, например, хрестоматийный "Портрет Корнея Чуковского" (эстимейт 300-500 тыс.) и "Портрет Валентины Серовой" (£150-200 тыс.), образ которой художник использовал для картины "Царевна Софья". В коллекции Ростроповича--Вишневской обнаружились и полумифические "Большевики", о которых все слышали, но никогда не видели,— написанная в 1918 году картина изображает толстомордого большевика, вырывающего хлеб из рук девочки (£300-500 тыс.) В £0,8-1,2 млн оценен "Портрет Феликса Феликсовича Юсупова" 1909 года работы Валентина Серова. Этот портрет с полуфигурой князя на фоне лошадиной шеи не такой блестящий, как более ранний (1903 года) и более знаменитый портрет Юсупова верхом на белом коне. Но если про тот портрет студентам-искусствоведам обычно говорят, что морда лошади вышла гораздо психологичнее лица князя, в портрете 1909 года князь хоть и не вызывает симпатии, но все же будет повыразительней гнедого коня.

Третья, дневная сессия торгов — это рубеж XIX-XX веков. Здесь два главных имени — Николай Рерих и Борис Григорьев.

Огромное (321х367 см) полотно "Сокровище ангелов" Николай Рерих написал в 1905 году, это эскиз неосуществленной стенописи усыпальницы в Талашкине, имении княгини Тенишевой. Сонмы ангелов, изображенные на полотне, стерегут краеугольный камень, на котором стоит мир, и пекутся о равновесии добра и зла; если тронуть камень, равновесие нарушится и "всем конец придет". Картина эта долго открывала экспозицию музея Рериха в Нью-Йорке, потом перешла в частные руки; Мстислав Ростропович и Галина Вишневская купили ее более десяти лет назад за £287,5 тыс. Эстимейт "Сокровища ангелов" - £0,8-1,2 млн.

Полотно Бориса Григорьева "Лики России" западные исследователи его творчества называют "величайшим русским произведением искусства со времен революции". Картина написана в 1921 году, когда художник-эмигрант переехал из Берлина в Париж. Борис Григорьев любил ее, считал своей самой выдающейся и никогда с ней не расставался. Он закрепил полотно со страшными рожами русских крестьян на складывающейся (наподобие ширмы из пяти частей) основе и возил на все свои выставки в Европе и Америке. Потом картина перешла к сыну художника. Мстислав Ростропович и Галина Вишневская купили ее на аукционе Sotheby`s в 1992 году за £49,5 тыс. (ниже эстимейта, составлявшего £50-70 тыс.). Смехотворная по нынешним временам сумма, правда, полотно было со значительными осыпями по сгибам. Сейчас оно справедливо оценивается в £1-1,5 млн.

Эмалированная пивная кружка. Великий Устюг (XVII век)

Георг Кристоф Грот. "Конный портрет великого князя Петра Федоровича" (XVIII век)

Дмитрий Виноградов и Андрей Черный. Фарфоровая табакерка в золотой оправе. Императорский фарфоровый завод (1752)

Фарфоровая табакерка в золотой оправе. Императорский фарфоровый завод (около 1768)

Коробка для драгоценностей. Моржовая кость. Архангельск (XVIII век)

Комплект ножей и вилок, покрытых фарфором. Из сервиза, украшенного орденом Святого Владимира (конец XVIII века)

Владимир Боровиковский. "Портрет Прасковьи Михайловны Бестужевой" (до начала XIX века)

Илья Репин. "Портрет Корнея Чуковского" (1910)

Илья Репин. "Сидящая обнаженная" (1925)

Илья Репин. "Большевики" (1918)

Валентин Серов. "Портрет князя Феликса Феликсовича Юсупова" (1909)

Алексей Венецианов. "Первые шаги" (1839)

Николай Рерих. "Сокровища ангелов" (1905)

Борис Григорьев. "Лики России" (1917-1918)

Карл Брюллов. "Портрет Авроры Демидовой" (1837)

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение