Коротко

Новости

Подробно

Госпожа оформитель

Ольга Солдатова в МУАРе

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

выставка современное искусство

В Музее архитектуры (МУАР) открылась выставка Ольги Солдатовой "Программные мозаики", сделанная совместно с галереей pARTner project. Программы мозаик известной художницы и модельера изучала АННА Ъ-ТОЛСТОВА.


Мозаичное дело Ольга Солдатова изучала не где-нибудь, а в самой Равенне, там, где сохранились лучшие — из доживших до наших дней — византийские мозаики. В подтверждение чему во флигеле-руине МУАРа выставлена ее равеннская дипломная работа: набранный из смальты самолетик — родной брат тех, что с легкой руки Александра Дейнеки порхают по сводам станции метро "Маяковская". Такой вышитый бисером дейнековский самолетик стал своего рода фирменным знаком Ольги Солдатовой — модельера, который уже полтора десятилетия в своем авангардном дизайне одежды успешно перелицовывает советское ар-деко.

Правда, большинство работ, показанных на выставке, к мозаике в плане техники не имеют никакого отношения. Это все та же знаменитая солдатовская вышивка: бисером, стеклярусом и разными полудрагоценными камнями — из них не то в Африке, не то в Индии собирают бусы, которыми завалены московские рынки. И тем не менее "мозаика" — самое точное название для этого искусства. Дело не в размерах и фактуре, хотя панно размером два на три метра, шитое увесистыми бусинами обсидиана или яшмы,— штука довольно монументальная. И не в том, что золотистый бисер сияет, как смальты в равеннской церкви Сан-Витале. И даже не в сюжетах и мотивах этого брутального вышивания, хотя все они сплошь мозаичного происхождения: физкультурники и парашютисты из декора московского метро выделывают здесь свои кульбиты рядом с богами и атлетами со стен помпейских вилл, а пятиконечные алые звезды и гирлянды самолетов легко вплетаются в античные гротески и меандры. Просто все это пестрое и стильное рукоделие — мозаики в жанре занимательной культурологии, собранные из осколков различных эпох и стилей. Куратор выставки Аркадий Ипполитов, знаток и тонкий ценитель декаданса, интерпретирует эту культурологическую игру как прощание и примирение с отжившими империями — Римской, Византийской, Советской. Для чего выставочное пространство руины кажется просто идеальной декорацией.

Впрочем, прощание проходит легко, без драм и ностальгических всхлипов. Из пришедшей на вернисаж публики добрая половина щеголяла солдатовскими бисерными самолетиками и звездами — видно, многие столичные модники поспешили взять себе кусочек покойной империи на память. Да и в выставленных в руине "Шахтерах" и "Нефтяниках" есть что-то безудержно оптимистическое — они так и просятся на стену кабинета члена совета директоров какой-нибудь скромной топливно-энергетической компании. "Ольга Солдатова — это наш ответ Дэмиену Хирсту",— говорил на церемонии открытия директор МУАРа Давид Саркисян, имея в виду, наверное, последний шедевр молодого британца: платиновый череп в бриллиантах, недавно проданный за $100 млн и ставший, таким образом, самым дорогим произведением современного искусства. И действительно, мозаики Ольги Солдатовой — это очень толковый ответ Тимуру Новикову и петербургским неоакадемикам, Пьеру и Жилю, Дэмиену Хирсту и прочим мастерам превращать китчевые красоты в предмет высокого искусства. Потому что помимо высокого искусства ей удается превратить все это в модный товар. Не все же метать бисер перед эстетами.


Комментарии
Профиль пользователя