Коротко

Новости

Подробно

Турецкая армия оставила командный пост

Президентом страны стал умеренный исламист

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Парламент Турции избрал вчера Абдуллу Гюля президентом страны. Он получил 339 голосов из 550. Победа кандидата Партии справедливости и развития означает окончание противостояния между двумя ключевыми силами в турецкой политике — умеренными исламистами и армией. Борьба закончилась поражением последней.


Победа Абдуллы Гюля в президентских выборах ни у кого сомнений не вызывала. Умеренно исламистская Партия справедливости и развития (ПСР), выдвинувшая его кандидатуру, имеет 341 место в турецком парламенте, и поэтому в третьем туре она легко смогла обеспечить ему необходимый минимум в 276 голосов. Другие партии также участвовали в гонке и даже выдвигали кандидатов, однако лишь для того, чтобы собрать кворум для голосования, наладить связи со своими коллегами и влиться в политический процесс, прерванный недавним кризисом.

Никому не хотелось повторения апрельских событий, когда господин Гюль пытался стать президентом первый раз. Недовольная его исламистскими убеждениями оппозиционная Народно-республиканская партия бойкотировала выборы и добилась того, что их результаты были аннулированы конституционным судом из-за отсутствия кворума.

Турецкая армия, многие годы являющаяся одним их основных политических игроков в стране, также не осталась в стороне от этих событий. Военные заявили о своей обеспокоенности тем, что на президентский пост (а вместе с ним и на пост верховного главнокомандующего) претендует исламист. Они даже публично пообещали не допустить избрания Абдуллы Гюля. Силовиков поддержали тысячи демонстрантов, уверенных в том, что секуляризм в стране находится под угрозой. А газета Gumhuriet уверяла, что с избранием президента-исламиста "часы будут переведены на сто лет назад".

Тогда господин Гюль снял свою кандидатуру. Кризис вылился в роспуск парламента, а когда его состав заново формировался в июле, большинство избирателей поддержали ПСР — она получила 47% голосов. Умеренные исламисты во главе с премьером Реджепом Тайипом Эрдоганом вновь получили большинство в парламенте и смогли избрать своего человека на пост президента. Подобная ситуация сложилась в стране впервые со времени основания светской республики.

Между тем за неполные 90 лет существования турецкой республики военные успели привыкнуть к роли арбитра в политической игре, который может удалить с поля любого игрока. Еще с момента основания республики в 1923 году армия была высшей политической кастой. Первый президент Турции Мустафа Кемаль Ататюрк решил превратить страну в сугубо светское, ориентированное на Запад государство и все последующие годы именно армия выступала в роли гаранта незыблемости его курса. Хотя сам Ататюрк выступал за невмешательство армии в политику, его настолько почитали в Турции, что никто не осмеливался назвать предосудительной миссию по сохранению его наследия, которую на себя возложили военные. Когда армия свергала правительства в 1960, 1971 и 1980 годах, это воспринималось как данность.

Последний раз военные резко вмешались в политический процесс в 1997 году, сместив правительство премьера-исламиста Наджметтина Эрбакана и заодно добившись роспуска его Партии благоденствия. На стороне опального премьера тогда находились нынешний глава правительства Реджеп Эрдоган и нынешний президент Абдулла Гюль. То есть их взаимоотношения с турецкими военными с самого начала не сложились. Теперь же у исламистов появился реальный шанс взять реванш.

С приходом Абдуллы Гюля на президентский пост руки у ПСР будут развязаны. Во-первых, партия собирается провести референдум по принятию новой конституции. Она должна прийти на смену конституции 1982 года, разработанной военным правительством. В новом основном законе роль армии в политике существенно снизится. Решения верховного военного совета можно будет оспаривать в конституционном суде, а совет государственной безопасности станет гражданским.

В ответ на такие смелые планы исламистов турецкие силовики заявили о неизменности своего отношения к тем, кто посягает на светскость республики. В понедельник глава генштаба генерал Яшар Буюканит заявил, что в стране "каждый день появляются тайные планы по разрушению секулярной и демократической структуры Турецкой республики", но заверил, что армия будет непоколебимо стоять на страже традиционных ценностей. Исламистов такие слова не пугают: в случае принятия новой конституции они сами будут решать, какие ценности нуждаются в защите. При этом господа Эрдоган и Гюль постоянно повторяют, что их целью являются модернизация Турции, приведение ее политической системы к европейским стандартам и развитие экономики.

Приоритетом в деятельности Абдуллы Гюля, как и всей ПСР, уже много лет является присоединение Турции к Европейскому союзу. До недавнего времени он занимался этим вопросом на посту министра иностранных дел. Тем не менее укрепление власти умеренных исламистов, очевидно, оттолкнет Европу от Турции еще сильнее. Накануне избрания Абдуллы Гюля президентом глава Франции Никола Саркози еще раз подтвердил свое намерение противостоять принятию Турции в ЕС. С ним солидарна и Ангела Меркель, которая при последней встрече с Реджепом Эрдоганом деликатно промолчала в ответ на вопрос турецкого премьера о судьбе переговорного процесса.

Очевидно, что господа Эрдоган и Гюль переведут со временем европейскую составляющую своей внешней политики на второй план. С окончанием борьбы между прозападными силовиками и умеренными исламистами в Турции фактически заканчивается эпоха Ататюрка и начинается Вторая республика, которая уже вряд ли будет так настойчиво проситься в ЕС.

Егор Ъ-Низамов



Комментарии
Профиль пользователя