Коротко

Новости

Подробно

Две стороны одного государства

"Business Guide (Нефть и газ)". Приложение от , стр. 29

Начиная осваивать Восточную Сибирь и Дальний Восток, два государственных углеводородных монстра — "Газпром" и "Роснефть" — демонстрируют две принципиально разные стратегии. "Газпром" пытается работать в одиночку, чтобы монополизировать всю будущую выгоду. "Роснефть" же финансирует свои проекты из кошелька иностранных компаний, отдавая им миноритарные доли. И у первого, и у второго подхода есть свои причины — часто далекие от простой экономической эффективности.


Восточные мотивы


Крупных проектов на продвинутой стадии у "Газпрома" в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке до недавнего времени не было. Сейчас у газовой монополии целых два крупных проекта.

ТНК-ВР наконец согласилась продать ему за $800-900 млн Ковыктинское газоконденсатное месторождение. Сделку планируется оформить до октября текущего года. Свой план по разработке Ковыкты "Газпром" должен представить в Роснедра до конца августа. Это будет план ТНК-ВР, который та ранее безуспешно пыталась утвердить. Второй проект — "Сахалин-2", контрольный пакет которого "Газпром" купил у западного консорциума за $7,45 млрд.

Оба проекта — ключевые для региона. Ковыктинское месторождение находится близко к границе с Китаем, а значит, его газ удобно экспортировать в Поднебесную. Кроме того, его освоение продвинулось уже достаточно далеко — с нуля там начинать не придется. "Сахалин-2" вообще пока единственный в России практически завершенный проект по производству сжиженного природного газа (СПГ). Сахалинский СПГ уже весь законтрактован Японией, Южной Кореей и другими странами.

В этих проектах у "Газпрома" есть иностранные партнеры. Но для газовой монополии это скорее не стратегия, а чуть ли не жалость: иностранцы реализовывали эти проекты ранее, и было бы политически неверно совсем их оттуда вышвырнуть.

"Газпром" крайне неохотно пускает иностранцев на свои месторождения. Значимых примеров всего три — Total на Штокмане с 25% долей участия в инфраструктуре (не в лицензии!), Wintershall с 50% в "Ачимгазе", и 25% минус одна акция в проекте освоения Южно-Русского месторождения "Газпром" может отдать E.ON, если тот предложит ему в обмен интересные активы.

В Восточной Сибири и на Дальнем Востоке "Газпром" рассчитывает на то, что все наиболее интересные нефтяные и газовые месторождения достанутся ему без всяких конкурсов. Они могут быть отнесены к числу стратегических и внесены в перечень объектов федерального значения. Это означает, что недропользователя будет назначать правительство. В том, что это будет за компания, сомневаться не приходится.

И в новые проекты "Газпром" не собирается привлекать иностранные компании. Зампред правления "Газпрома" Александр Ананенков пояснил BG "Нефть и газ", что компании не нужны партнеры в сфере разведки и добычи углеводородов (см. интервью на стр. 30).

Это означает, что разрабатывать месторождения "Газпром" будет впредь тогда, когда сочтет нужным (или возможным — в силу финансовых или технологических причин). Текущие же потребности Дальнего Востока он будет решать за счет чужого газа.

Так, участникам проекта "Сахалин-1" (реализуется на основе СРП) "Газпром" де-факто препятствует в реализации планов по экспорту газа в Китай. Руководство газовой монополии уверено, что газ "Сахалина-1" должен идти на внутренние нужды. Вслед за "Газпромом" к такому же выводу пришел и уполномоченный государственный орган по этому проекту. И принял решение о поставках газа на внутренний рынок в качестве первоочередных. Кроме того, "Сахалину-1" настойчиво предложили активизировать переговоры с "Газпромом" о поставках газа на завод СПГ.

Западные ценности


На фоне "Газпрома" "Роснефть" выглядит гораздо либеральнее.

Решение о создании российско-китайского СП ООО "Восток Энерджи" было принято 16 октября 2006 года. "Роснефти" принадлежит 51%, а 49% — китайской компании CNPC. Совет директоров предприятия состоит из пяти человек, три из которых представляют "Роснефть", два — CNPC. Роснефть и CNPC определили, что основными целями создания СП являются геологоразведка, получение лицензий на различные виды пользования недрами и добыча полезных ископаемых на территории России.

Гендиректор "Восток Энерджи" Николай Сюткин говорит: "Мы будем концентрироваться на Восточной Сибири, но это не значит, что не будем рассматривать другие регионы". Какие регионы имеются в виду, он не уточнил. Вероятнее всего, речь идет о Сахалине, на шельфе которого "Роснефть" и CNPC уже работают и где еще немало перспективных участков.

Стоит отметить, что для "Роснефти" тесное сотрудничество с китайцами вполне оправданно. Потребление нефти в КНР постоянно растет, несмотря на открытие новых месторождений на территории Поднебесной, импорт также увеличивается. Раньше российскую нефть в КНР поставлял в основном ЮКОС. Теперь основной экспортер в Китай — "Роснефть", ее позиции здесь близки к монопольным. Кроме того, госкомпания стремится занять место главного поставщика нефти в ВСТО, по которому черное золото пойдет не только в Китай, но и в другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

По словам главы "Транснефти" Семена Вайнштока, на 2009 год нефтяные компании подали заявки на транспортировку нефти по ВСТО в объеме 29,8 млн тонн, в 2010 и 2011 годах — 33 млн тонн. На первом этапе (мощность ВСТО составит 30 млн тонн в год) "Роснефть" собирается поставлять в трубу нефть с Ванкорского месторождения. Туда же предполагается направлять нефть с Верхнечонского месторождения (извлекаемые запасы нефти свыше 200 млн тонн).

"Роснефть", в отличие от "Газпрома", давно и активно привлекает иностранных партнеров для реализации совместных проектов. Так, долю участия "Роснефти" в проекте "Сахалин-1" (20%) финансировала индийская ONGC (20%).

"Роснефть" совместно с китайской Sinopec владеют компанией "Удмуртнефть" ("Роснефть" — 51%, Sinopec — 49%), которая была куплена китайцами у ТНК-ВР. С этой же китайской компанией "Роснефть" работает на Венинском блоке проекта "Сахалин-3" ("Роснефть" — 74,9%, Sinopec — 25,1%).

Участок Западно-Камчатского шельфа, расположенный в Охотском море, "Роснефть" разрабатывает совместно с корейской KNOC ("Роснефть" — 60%, KNOC — 40%).

Вместе с BP госкомпания разрабатывает Кайганско-Васюканский, Восточно-Шмидтовский и Западно-Шмидтовский участки в Охотском море (проекты "Сахалин-5" и "Сахалин-4"). "Роснефти" в этих проектах принадлежит 51%, ВР — 49%. Все эти проекты реализуются на основе соглашений о совместном финансировании работ, что сводит к минимуму риски и накладные расходы самой "Роснефти".

Госкомпания даже не предпринимает попыток избавиться от ТНК-ВР в "Верхнечонскнефтегазе" (ВЧНГ). Основным акционером ВЧНГ является именно ТНК-ВР (62,7% акций), "Роснефти" принадлежит 25,9%. Еще 11,9% акций принадлежат Восточно-Сибирской газовой компании, которой владеют на паритетных началах ТНК-ВР и администрация Иркутской области. Скорее всего, этот последний пакет вскоре поделят между собой "Роснефть" и ТНК-ВР.

Единственным исключением из правила мирного сосуществования с иностранцами является проект разработки Ванкорского месторождения. "Роснефть" собиралась работать на нем вместе с французской Total. Но затем госкомпания решила ни с кем не делиться и разрабатывать Ванкор самостоятельно.

Надо делиться


Почему две компании, основным акционером которых является государство, так по-разному ведут себя в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке? Причина в том, что "Газпром" является монополистом в газовой отрасли: он контролирует львиную долю запасов страны и добывает примерно 85% газа. Ему принадлежат и все магистральные газопроводы России. При нынешнем уровне экспортных цен на газ и запланированном выходе на европейский уровень внутренних тарифов в 2010 году, а также при фактически неограниченном административном ресурсе "Газпром" ведет себя в газовой сфере так, как считает нужным.

Нефтяная же отрасль даже после всех процессов консолидации все еще не так монополизирована. Транспортировка нефти отделена от ее добычи. Кроме того, нефтяные компании получают значительно меньший доход, чем "Газпром", в том числе из-за более высокого налогообложения.

Стремительный рост "Роснефти" объясняется именно большим количеством иностранных партнеров. Еще несколько лет назад "Роснефть" была небольшой компанией с объемом годовой добычи нефти 20 млн тонн. Денег на самостоятельное освоение новых месторождений у компании не было. У государства тоже. Приходилось, как с сахалинскими проектами, искать иностранных партнеров. Но даже сейчас, когда компания набрала вес и влияние, она не выживает иностранцев из проектов. И предпочитает вкладываться в перспективные проекты, а не скупать действующие активы за огромные деньги (ЮКОС был отдельной историей).

Дело ЮКОСа, кстати, еще одна причина, по которой "Роснефть" не чурается работать с иностранцами. Процесс поглощения ЮКОСа (с учетом "Юганскнефтегаза") обошелся госкомпании более чем в $30 млрд — занимать деньги еще и на новые проекты было бы безумием. Поэтому схема финансирования проекта иностранцами за миноритарное участие в нем является идеальной для госкомпании.

"Газпром" же пока может позволить себе роскошь работать в одиночку. Но это пока. Суммы, которые надо вкладывать в новые проекты, исчисляются сотнями миллиардов долларов. По первому варианту генсхемы развития газовой отрасли до 2030 года объем капвложений оценивался в $420 млрд. Конечно, часть этих денег потратят независимые производители газа — если исходить из текущих объемов добычи, то на их долю придется 15% инвестиций, то есть около $63 млрд. А остальное должен "тянуть" "Газпром".

В Восточной Сибири и на Дальнем Востоке нет инфраструктуры. Ни трубопроводов, ни железных дорог, ни даже достаточного количества обычных дорог. Любой восточный проект стоит миллиарды долларов. Очевидно, что большого смысла взваливать все эти расходы на себя и государство нет. Поэтому "Газпром", скорее всего, постепенно придет к той же схеме, по которой уже работает "Роснефть". Предварительно забрав все самое интересное в собственность.

Кирилл Мартынов


"Обязательный государственный контроль"

Является необходимым условием для успешной реализации федеральной "Программы создания в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке единой системы добычи, транспортировки газа и газоснабжения с учетом экспорта в страны АТР". Так считает заместитель председателя правления "Газпрома" АЛЕКСАНДР АНАНЕНКОВ.


BUSINESS GUIDE: Что и как предполагается построить в рамках широкомасштабной газификации восточных районов страны?

АЛЕКСАНДР АНАНЕНКОВ: В июне правительственная комиссия по ТЭКу и восполнению минерально-сырьевой базы одобрила Восточную газовую программу ("Программа создания в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке единой системы добычи, транспортировки газа и газоснабжения с учетом экспорта в страны АТР"), которая решает задачу скоординированного вовлечения в разработку ресурсов четырех газовых центров на востоке страны — на Сахалине, в Республике Саха (Якутия), в Иркутской области и в Красноярском крае. Все эти центры будут интегрированы в Единую систему газоснабжения России. Тем самым ЕСГ охватит основную часть территории страны от Балтики до Тихого океана.

Первым из регионов, где начнется широкомасштабная добыча газа, станет Сахалин. Это очевидно: сегодня Сахалин располагает наиболее подготовленными запасами газа и мощностями по его добыче. Газ будет добываться на шельфе острова — я имею в виду в первую очередь проекты "Сахалин-1" и "Сахалин-2". Восточная программа ориентирует Сахалинский центр газодобычи на обеспечение экспортных поставок СПГ и газоснабжение потребителей российского Дальнего Востока.

Поэтому "Газпром" предложил оператору проекта "Сахалин-1" продавать нам весь газ проекта для последующего направления его потребителям российского Дальнего Востока.

Планируется, что для газоснабжения российских потребителей вначале будет использоваться действующая газотранспортная система, а в перспективе предусматривается формирование и развитие газотранспортной системы Сахалин--Хабаровск--Владивосток протяженностью более 1600 км. Эта система позволит обеспечить трубопроводным газом потребителей Сахалинской области, Хабаровского и Приморского краев, Еврейской АО, а также осуществить подачу газа на экспорт.

Параллельно с развитием месторождений шельфа Сахалина Восточная программа предполагает доразведку месторождений Якутского центра газодобычи, их подготовку к эксплуатации, а кроме того, строительство газоперерабатывающего завода, газохимического комплекса и подземного хранилища гелия. Якутский центр станет основой экспорта трубопроводного природного газа в Китай по восточному направлению и газоснабжения потребителей российского Дальнего Востока. В частности, на Дальний Восток газ мог бы поступать в одном створе с нефтепроводной системой Восточная Сибирь--Тихий океан по генеральному направлению Якутия--Хабаровск--Владивосток. В районе Сковородина от этой газотранспортной системы возможно ответвление в Китай, а от Владивостока — продолжение на Корейский полуостров.

В Красноярском крае одновременно будет продолжаться геологоразведка. А в Иркутской области на первом этапе мы реализуем генеральную схему газоснабжения региона. Она предполагает разработку небольших месторождений области для снабжения газом местного населения. Первый газ потребителям Иркутской области должен пойти уже в нынешнем году. В целом Иркутский и Красноярский центры газодобычи ориентируются Восточной программой на обеспечение газоснабжения регионов Восточной Сибири и подачу газа в ЕСГ России.

В конечном итоге речь здесь должна идти о том, чтобы не просто добыть газ и продать его на экспорт, а организовать на Востоке России комплекс газохимических предприятий и экспортировать продукцию с высокой добавленной стоимостью.

BG: С другой стороны, учитывая климатические и природные условия, невысокую плотность населения, огромные расстояния между населенными пунктами, газ ведь получится золотой?

А. А.: К настоящему времени уже заключены договоры о газификации с администрациями Красноярского, Приморского и Хабаровского краев, Сахалинской и Иркутской областей. Подготовлен к подписанию проект такого договора и с Еврейской автономной областью.

За счет средств "Газпрома" разработаны основные положения Генеральной схемы газоснабжения и газификации Дальневосточного федерального округа и генеральная схема газоснабжения и газификации Иркутской области. Рассматривается возможность разработки в рамках программы газификации регионов России генеральных схем газификации Республики Бурятия, Красноярского края, Читинской области, ряда субъектов ДФО. Например, в Иркутской области будет газифицировано 899 населенных пунктов в 32 районах области, а численность пользующегося природным газом населения составит 2,1 млн человек.

Однако ни у нас, ни у местных властей нет иллюзий относительно возможной цены газа. Цену определяет множество факторов, зачастую разнонаправленных. Так, среднее расстояние транспортировки газа в России от месторождения до потребителя составляет 2600 км, а в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке поставки газа потребителям во многих случаях будут идти либо с небольших местных месторождений, либо от близлежащих центров газодобычи — соответственно, транспортное плечо будет значительно короче, чем в целом по России. Это, безусловно, скажется на стоимости газа в пользу его потребителей.

Кроме того, прокладка трубопроводов только один из способов газификации. В таких регионах России, как Сибирь, Дальний Восток со всеми их особенностями, к решению проблемы газификации необходимо подходить комплексно. Там, где это будет экономически эффективно, будут строиться газопроводы высокого и низкого давления и речь будет идти о сетевом газе. А в удаленных малонаселенных пунктах газификация будет проводиться сжатым и сжиженным природным газом. Но о том, что эпоха дешевого газа в России кончилась, "Газпром" говорит уже давно.

BG: Каково текущее потребление газа в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке? Каков будет спрос в будущем?

А. А.: Сегодня регионы Восточной Сибири и Дальнего Востока потребляют природный сетевой газ в мизерных по сравнению с остальной Россией объемах. Достаточно сказать, что доля газа в структуре котельно-печного топлива в этих регионах составляет всего около 6%, а уровень газификации жилищного фонда природным газом — еще меньше. При этом большинство регионов востока России — Республики Бурятия, Тыва, Хакасия, Камчатский, Красноярский, Приморский края, Амурская, Магаданская, Читинская области и другие субъекты федерации — трубопроводный газ в целях газификации жилищного фонда вообще не используют, только сжиженный. В 2006 году восток России потребил менее 4 млрд куб. м газа. Восточная программа предполагает, что к 2030 году потребление газа в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке составит около 30 млрд куб. м в год. Но при этом нужно учитывать, что в этих регионах планируется создать крупные центры газопереработки и газохимии — а это еще плюс 14 млрд куб. м.

BG: Целесообразно ли освоение месторождений на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири, если не будет гарантий поставок газа на экспорт?

А. А.: В Сибири и на Дальнем Востоке спрос на природный газ будет только расти. Газификация, переход промышленных предприятий на природный газ, развитие газопереработки и газохимии, использование газа для электрогенерации, перевод автотранспорта на газомоторное топливо — все это будет реализовано на востоке России. Газ будет востребован. Тем более что Восточная газовая программа исходит из достаточно умеренного спроса на газ на востоке России.

У нас большие планы по экспортным поставкам газа с востока России, и есть высокая степень уверенности в их реализации. Участие в проекте "Сахалин-2" открывает нам перспективу поставок сжиженного газа в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, реализация других проектов обеспечит возможность экспорта как трубопроводного, так и сжиженного газа в объемах до 77 млрд куб. м, в том числе трубопроводного — 50 млрд куб. м, в виде СПГ — 27 млрд куб. м в год.

Говоря об экспортных поставках газа в сопредельные с востоком России государства, следует отметить, что в Китай они намечаются трубопроводным транспортом по западному (проект "Алтай") и восточному направлениям, о котором было сказано выше. В Республику Корея — с Сахалинского центра либо по трубопроводу, либо в сжатом или сжиженном состоянии. Соответствующие проработки в настоящее время ведутся профильными институтами "Газпрома". Для рынков Японии и других стран АТР будут предназначаться поставки СПГ с Сахалина.

BG: Будет ли "Газпром" привлекать иностранные компании к разработке месторождений Восточной Сибири и Дальнего Востока?

А. А.: Вести геологоразведку и обустройство месторождений мы хорошо можем и сами.

Для реализации Восточной газовой программы потребуются инвестиции и технологии в развитие на востоке России газоперерабатывающих и газохимических производств, в организацию выпуска новых видов продукции на основе технологий производства синтетических видов топлива из природного газа GTL и DME, в развитие соответствующих объектов машиностроения. Будет развиваться сотрудничество в области совместной реализации природного газа и продукции переработки газа, а также гелия на рынках стран АТР.

Мы и выступаем за самое широкое сотрудничество с иностранными компаниями в этих областях. И оба этих вопроса — технологии и маркетинга — мы обсуждаем сегодня с нашими зарубежными коллегами и партнерами, когда речь идет о реализации Восточной газовой программы.

BG: Почему "Газпром" настаивает на передаче ему без конкурса наиболее интересных и крупных месторождений Восточной Сибири и Дальнего Востока?

А. А.: Речь идет о другом. "Газпром" сегодня говорит об отсутствии в России механизма получения лицензий на разработку уникальных по запасам, я бы сказал, стратегических, системообразующих месторождений. Закон "О недрах" предусматривает создание специального фонда — фонда стратегических месторождений федерального значения — и содержит норму получения компаниями лицензий на его базе. Однако на сегодняшний день критерии создания такого фонда и соответствующие механизмы не выработаны.

Кроме того, "Газпром" сегодня говорит о том, что все базовые объекты Восточной программы, включая "Сахалин-3" и Чаяндинское месторождение, должны получить статус объектов федерального значения, а их лицензирование необходимо организовать в особом порядке, предполагающем обязательный государственный контроль. Только в этом случае целевые установки Восточной программы наверняка будут реализованы.

"Газпром", как координатор реализации Восточной программы, прежде всего заинтересован в понимании того, каковы могут быть механизмы предоставления недропользователям лицензий на стратегические месторождения углеводородов, каковы могут быть условия и сроки их освоения.

Интервью взял Кирилл Мартынов


Прогноз потребления природного газа в Восточной Сибири, на Дальнем Востоке и экспорта в страны АТР* в 2030 году (млрд куб. м)




Потребление газа46
В том числе потребление16
газохимическими производствами
Экспорт в страны АТР25-50
трубопроводного газа
Экспорт в страны АТР сжиженного28
природного газа
Потребление и экспорт всего99-124

*Азиатско-Тихоокеанский регион, в том числе Китай.

Источник: ОАО "Газпром".


Комментарии
Профиль пользователя