Коротко

Новости

Подробно

Дед Игорь Мальцев

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 43

Мы с Федором по уши в интернете. Уж что-что, а интернет гораздо более полезное мероприятие, чем телевидение. Это началось уже довольно давно — когда Федора было еще легко держать на шее. Мы садились за компьютер, и я спрашивал: "Ну, чего тебе сегодня показать?" Он сидел на шее, и ему было удобно видеть оба 19" дисплея LaCie, потому что на финском массивном бюро они стояли довольно-таки высоко.

— Покажи обезьянок.

— Сам ты обезьян.

Федор начинал неудержимо ржать и, естественно, доказывать, что он никакой не "обезьян". За прибаутками мы находили какой-нибудь поисковик — но точно не Rambler, потому он явно sucks, а я бы хотел, чтобы знакомство Федора с интернетом происходило в его лучших или хотя бы логичных проявлениях. Мы набираем "Обезьяны", жмем на кнопку "поиск картинок", и вот тебе "Год обезьяны", "Фотоприколы — обезьяны", "Задние конечности у обезьяны коротки...", "Grooming обезьяны", "Лондонский зоопарк", "Хозяева, надрессировавшие обезьян...", "Отличия человека от обезьян"...

Вообще-то, конечно, поначалу Федора забавляло, что обезьяны, с точки зрения неофита, настолько не похожи друг на друга, например горилла и павиан в смысле внешности не имеют ничего общего.

Последние месяцы Федор уже достаточно тяжелый, чтобы сидеть с ним на шее за компьютером, так что теперь он сидит у меня на коленях. И в обезьянах разбирается уже гораздо лучше. Более того — он прямо проецирует свое настроение и видение себя в окружающем мире на мир обезьян. "А это вот дедушка", — и он показывает на черную гориллу. Ну, много ума-то не надо, чтобы так видеть мир. Зато себя Федор, конечно, ассоциирует с хрупким и ранимым существом — японской обезьяной, которая греется в горячих источниках зимой. На заиндевевшей шерсти явно видны белые кристаллы — журналы обожают такие фотки японских обезьян. Ну и, понятное дело, Федор говорит: "А это я!" Он всех родственников уже разложил по породам и подвидам. Иногда внутри этой классификации происходит внутривидовая миграция, и члены семьи переходят из шимпанзе в бабуины, в зависимости от сиюминутного настроения внука.

Кстати, мы тут же вспомнили, что родной дядя Федора в его возрасте очень увлекался пингвинами. Его интересовало о пингвинах буквально все: от картинок до игрушек, от тонкостей среды обитания до бридинга и миграции. С тех пор в его комнате остался игрушечный пингвин, сильно потертый, но все еще мягкий и уютный — с ним, наверное, хорошо спится.

У прабабушки интернета не оказалось. И поэтому в гостях у Буси Федору пришлось изучать обезьянье мироустройство старым дедовским способом — рассматривая Детскую энциклопедию. У меня противоречивое отношение к этому прорыву человеческого советского разума, но по себе помню — какой то краткий промежуток времени ДЭ была востребована. Потом пришлось перейти на БСЭ. Которая хотя тоже была не подарок, но как-никак структурировала вопросы и ответы на них.

Короче, Федор выяснил, что обезьяны живут в Африке и даже в Азии. Необходимые карты также были изучены. А дальше Федор заявил: "Все обезьяны — мужчины". Присутствующие при этом открытии подивились и сказали: "Да нет, среди обезьян еще много женщин, иначе как бы у них были дети". Но Федор с апломбом члена корреспондента РАН продолжал стоять на своем: "Среди обезьян женщин нет". Тут как раз ничего удивительного нет — он дамский угодник и хотел бы думать о девушках лучше, чем они есть. И не хочется, конечно, ломать ему всю жизнь, объясняя, что среди обезьян полным-полно дам. Немедленно пришлось искать фотографию, на которой обезьяна-дама кормила обезьяну-младенца. Как только обезьянья мадонна обнаружилась, она тут же была предъявлена Федору, и ему ничего не оставалось делать как с трудом, но согласиться. Если бы вы знали, как сложно посреди чиста поля найти фотографию кормящей обезьяны.

Федор взял некоторый тайм-аут и через сутки объявил, что теперь обезьяны не интересуют его вовсе, зато он будет признателен, если его ознакомят с устройством человека.

С чем-чем, а с этим у нас все в порядке. Хотя бы потому, что у родного дяди Федора — медика — есть разборный труп, на котором все органы в натуральном объемном изображении можно отделять друг от друга. Федор сказал, что в данный момент жизни его интересует скелет человека, а особенно его череп. Почему череп — понятно, он на гребне моды сам ходит весь в пиратских символах. Но тут оказалось, что у прабабушки нет как раз того тома, где было про устройство человеческого скелета. И поэтому снова пришлось брать том про обезьян, потому как там есть изображения их, обезьяньего, скелета, и объяснять Федору, что строение скелета человека и обезьяны достаточно похоже, в том числе и черепа. До довольно скользкой темы происхождения видов мы пока еще не добрались, но она уже пугает меня гораздо больше, чем тема размножения. То есть последняя меня не пугает вовсе как воспитателя — тоже мне, теорема Ферма. А вот шизофрения, которая присутствует в рассуждениях на тему происхождения видов (да еще в свете назойливой клерикализации общества) — это нечто.

Особенно если учесть, что Федор был крещен, как это теперь полагается у русских. То есть в одном углу ему будут говорить про то, что человеку происходить от обезьяны — унизительно, и никто этого к тому же не доказал. А в другом углу? Что других вариантов, кроме как дарвинско-обезьяньего, собственно и нет. Разве что вмешательство в дело Высшего разума в сжатые сроки. А это антинаучный подход.

Едем назад, домой — всего каких-то 230 километров. Федор ведет себя гениально — как американские вышколенные дети: можно делать все, что угодно, но только не в машине и не во время движения. Пристегнулись — все. Все ведут себя прилично. Ну конечно есть способы развеселить Федора. Например, киндер-сюрприз. Правда, я по наивности считал, что главная фишка в киндер-сюрпризе это сам сюрприз и нам, типа, не дано предугадать, как наша шоколадка отзовется. Оказывается, все уже классифицировано и поделено на темы и можно раз за разом выдерживать одну тему. Наша тема оказывается чем-то вроде "сказки на ладошке". И вот внутри гном. У гнома на ладошке еще более крохотная стрекоза.

Федор говорит: "Стрекоза — это на-се-ко-мое".

Детская энциклопедия пока побеждает интернет.

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя