Коротко


Подробно

"Меня пугает то, что контрагент уже знает, что мы знаем"

На прошлой неделе функционеры движения "Наши" слегка запутались в своих планах. Поэтому корреспонденту "Власти" Анне Качуровской пришлось выяснять у Никиты Боровикова, победившего на селигерских то ли выборах, то ли ролевых играх "Наших", кто же все-таки будет руководить движением.


В прошлом номере "Власти" было опубликовано интервью с бывшим активистом движения "Наши". Он утверждал, что запланированные в лагере выборы на пост будущего лидера движения предопределены: им станет Марина Задемидькова, протеже нынешнего лидера "Наших" Василия Якеменко. Вопреки прогнозам на выборах победила команда, возглавляемая 26-летним аспирантом-юристом из Владимира Никитой Боровиковым. Пресса написала о сенсационном появлении в стане "Наших" нового преемника (по сведениям СМИ, Задемидькову завернул лично Владислав Сурков). Однако Якеменко тут же заявил, что прошедшие на Селигере выборы "не более чем ролевая игра".

"Вы собираете свою команду и идете в лес"


— Не обидно, что выборы оказались игрой?

— С самого начала в газеты почему-то попала неправда. Когда организовывались выборы на Селигере, слово "преемник" вообще не звучало. Речь шла о соперничестве нескольких команд, из которых кто выиграет — получит право предопределять жизнь движения. Я это условно, в кавычках говорю. То есть команда, которая предложит стратегию развития движения в период с 2008 по 2012 год. Понятно, Василий собирается уходить. Но в движении роль лидера — она такая, неформальная. По уставу у нас есть федеральный совет, в нем пять комиссаров, а лидера нет.

— Вы один из этих пяти федеральных комиссаров.

— Да. Но я никакой не преемник. Надо в первую очередь решить задачи декабря и марта. И здесь на самом деле никаких делений на команды и партии не будет. "Наши" — это монолит, и именно в этом наша сила.

— В чем же смысл ваших выборов?

— Чтобы мы заранее начали думать, каким будет движение с 2008 по 2012 год. Нельзя же думать двумя-тремя месяцами вперед. Вот мы это все и делали.

— То есть у вас есть своя программа развития движения?

— Да. Вообще, сначала было три партии — "Демократы", "Суверены" и "НикИль". "Суверены" и "НикИль" решили объединиться. Мы договорились, что формально партия "Суверены" снимается с выборов, а фактически мы становимся единой командой. Поэтому у "НикИля" шесть лидеров — три от старого "НикИля" и три от "Суверенов". Получилось шесть прекрасных лидеров. Вот как бы все.

— Тогда почему именно о вас заговорили в связи с выборами, а не о других пяти участниках?

— Очень просто. Я вам уже сказал, что мы все равны. Но даже несмотря на то, что это была игра, это были выборы. Нужен был формальный лидер, и вот я стал тем консенсусным лидером.

— В интернете была информация, что вы возглавляли подсчет голосов.

— Это вообще! Я сегодня тоже прочитал, очень смешно. Возглавлял комиссию Сергей Юрьевич Белоконев, глава программы "НАШИ выборы". Я его зам, но на выборах он был независимым лицом, поскольку в движении является еще и секретарем федерального совета и ко всем относится одинаково. К подсчету голосов я не имею отношения.

— Какие проекты предлагала ваша команда?

— Вы знаете, в какой форме мы проекты там отбирали? Мы же молодежное движение. И нельзя просто семь тысяч собрать и сказать: товарищи, у вас есть три часа, садитесь и пишите проект. Был интересный формат. Людям сказали: вот с двенадцати ночи до семи утра вы собираете свою команду и идете в лес, будете думать над проектом. Вам будет мешать дождь, вам будут мешать провокаторы, но вы хотите и можете именно в этой команде сделать именно этот проект.

— А провокаторы тоже из "Наших"?

— Ну, знаете, всегда же должна быть загадка. Ребята пошли писать проекты. И был дождь, и была ночь, они шли пять километров от лагеря. И люди в течение нескольких часов рождали звезды, и было очень много, десятки и десятки проектов...

— Жизнеспособных?

— Сейчас идет их анализ, чтобы отобрать наиболее интересные идеи и уже пригласить тех, кто эти идеи предложил. Мне бы сейчас не хотелось выделять какие-то и давать надежду кому-то, отбирая у других: не совсем этично.

— То есть на выборах вы предлагали не собственные проекты, а те, что в лесу придумывались?

— Проекты тех комиссаров, а кого же еще? Ну в том числе есть проекты и у меня, и у Ильи Костунова (второй неформальный лидер команды "НикИль", название которой образовано от имен Никита и Илья.— "Власть") какие-то свои идеи.

— Вы свои проекты тоже в лесу писали, под дождем?

— На самом деле надо понимать: голову же невозможно выключить. Они же раньше — какие-то мысли — появились. А вы что, не знали о таком штурме?

— Откуда я об этом могла знать?

— Семь тысяч в лагере, я думал, у вас там есть кто-нибудь знакомый. Ну или надо было запустить кого-нибудь...

— Разве что провокатором. А когда все-таки будут выбирать лидера движения и кто им станет?

— Я не могу вам сейчас сказать, потому что, как говорят, хочешь рассмешить Бога, скажи ему свои планы. Но теоретически раз уж мы говорим о цифрах 2008-2012 год, то начиная с Нового года будет стоять вопрос о работе новой команды. Сейчас мы думаем о тех задачах, которые стоят у нас по 2007 году.

"Бывает строительство "под ключ", да? А бывают избирательные кампании "под ключ""

— И как вы эти задачи решать будете?

— Есть даты, которые могут сильно на нас повлиять и которые мы, мягко говоря, не должны пропустить. Это декабрь, март. Для меня лично ключевая дата — 2 сентября, мы будем проводить тест-голосование: "Если бы выборы были сегодня, за кого бы вы проголосовали из партий?"

— Это имеет отношение к программе "НАШИ выборы", в которой вы участвуете?

— Задача программы — формирование команд профессионалов-выборщиков. Вот знаете, бывает строительство "под ключ", да? А бывают избирательные кампании "под ключ". Вот мы хотим, чтобы были команды в регионах, которые могут проводить избирательную кампанию "под ключ". У нас там есть несколько направлений, в рамках которых мы развиваем участников. Есть юристы, есть аналитики, есть менеджеры, ну, руководители штабов, условно, да? Есть будущие депутаты. Мы называем это направление "кандидаты в депутаты", хотя рассчитываем, что они станут депутатами все-таки после участия в программе. Те люди, кого мы учим в направлении, например "юрист", совершенствуясь лично и замещая должность в участковой избирательной комиссии, организуя выборы безукоризненно, будут делать свой маленький вклад в то, чтобы у нас выборы прошли так, чтобы никто не мог сказать, что они у нас были сфальсифицированы.

Кроме того, мы берем на себя достаточно сложную задачу — проведение exit polls, потому что exit polls — это та кнопка, которая запускает механизм "оранжевой революции", да? На основе чего "оранжевые" говорят: вот видите, вас обманули, мы выиграли, а вам говорят другое. Соблюдение всех технологий exit polls — одна из задач программы. Чтобы можно было сказать: вот есть официальный подсчет голосов, вот есть exit polls, проведенные по установленной наукой технологии, все имеют возможность сравнить. Потому что не может партия, имеющая за месяц до выборов (или вот я уже говорил, 2 сентября у нас будет стодневка) там 3-4%, неожиданно выиграть.

И последнее, что очень важно. Одна из основных проблем проистекает из того, что у нас в стране нигде не готовят на депутатов и на помощников депутатов. Согласитесь, депутатский корпус — это достаточно важное звено в демократической системе. Это одна из ветвей власти, которая, собственно, все и придумывает. И наверное, надо быть профессиональным человеком, а не просто популярным в каком-то округе, выбраться — и дальше непонятно, что делать. И мы хотим в этой ветке депутатства воспитывать в первую очередь помощников депутатов. Мы организуем для ребят учебу, чтобы они поняли, кто такой помощник депутата и как он должен в идеале работать. И мы надеемся, что лучшие из лучших перейдут на стадию развития кандидата в депутаты.

— А где гарантия, что именно ваш воспитанник станет депутатом?

— Гарантий нет. Мы готовим его к депутатству. Уж выиграет — так выиграет.

— И много у вас уже подготовленных "депутатов"?

— Вот мы только что приехали из лагеря на Селигере, там представительство программы "НАШИ выборы" было больше 700 человек. При этом смогли приехать не все. Городов у нас около 35, вот считайте, "депутаты" — это где-то около трети от общего количества участников программы.

""Оранжевая революция", видимо, для России — это пройденный этап"


— Вы сказали, что выборы могут на вас сильно повлиять. Как?

— В декабре на выборах в Государственную думу и в марте на выборах президента может произойти попытка перехвата управления в РФ и установления как бы режима внешнего управления.

— Вы имеете в виду США?

— Внешнее управление — это когда решения в государстве принимают исходя из национальных интересов не этого государства и не населения этого государства, а исходя из интересов других политических субъектов, например США, которые произвели подобные операции в Грузии и на Украине. РФ на протяжении тысячелетней истории — и когда ее называли СССР, и когда ее называли Российской империей, и когда ее называли Русью — была самостоятельная. С точки зрения геополитики я понимаю, что Россия слишком лакомый кусок, чтобы его упустили. В мировом разделении труда, если можно так выразиться, на мировом рынке Россия сейчас занимает место продавца. А страны ЕС или США, которые участвуют в организации цветных переворотов, они у нас покупатели. Вот покупателю всегда очень удобно приходить в магазин и диктовать продавцу, за сколько тот должен продавать нефть, например. Я и как представитель движения "Наши", и как движение "Наши" в целом, и как обычный нормальный гражданин не собираюсь сидеть сложа руки, если будут пытаться таким вот образом навязать мне схему жизни.

— Вы считаете, что при таком раскладе жизнь россиян изменится в худшую сторону?

— Одна из основ благосостояния РФ сейчас — нефть. Если мы начнем ее продавать дешевле, чем можем, это качественно испортит жизнь.

— А правда, что в декабре и марте на площадях в Москве будут поставлены палатки, в которых будут жить "наши", чтобы избежать "оранжевой революции"?

— Не слыхал.

— Вы всерьез верите в возможность "оранжевой революции"? Насколько, по-вашему, она реальна?

— А как вы хотите, чтобы я в процентах сказал? Это как в анекдоте про динозавра на Невском проспекте: либо встречу, либо не встречу, 50 на 50. Ну как здесь можно посчитать? Меня другое пугает, Анна. Меня пугает то, что контрагент уже знает, что мы знаем. Значит, он будет что-то другое придумывать. "Оранжевая революция", видимо, для России — это пройденный этап, но они готовы. Сидят, думают в каких-то кабинетах за океаном или за проливом: ага, значит, надо что-то другое придумать. Угроза "оранжевой революции" понятна, механизмы ясны. Как действовать — понятно, и мы все это сделаем и не допустим. Нового бы чего не придумали и на нас бы не попробовали.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение