Коротко

Новости

Подробно

Аркадий Вятчанин: беда наших пловцов — отсутствие здоровых амбиций

Рекордсмен Европы о стартующем сегодня чемпионате России и подготовке к Олимпиаде

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

плавание

Трехкратный чемпион Европы, рекордсмен Европы в плавании на спине на дистанциях 100 и 200 м АРКАДИЙ ВЯТЧАНИН накануне стартующего 21 июля в Санкт-Петербурге чемпионата России заявил корреспонденту Ъ ВАЛЕРИИ Ъ-МИРОНОВОЙ о том, что выступит на нем во всех трех видах программы — 50, 100 и 200 м. Он также проанализировал причины своих неудач, а также неудач своих коллег на чемпионате мира в Мельбурне и рассказал о своих дальнейших планах.


— На каких дистанциях вы выступите в Санкт-Петербурге?

— Закрою, как говорится, всю спину. Другими словами, выступлю на дистанциях 50, 100 и 200 м. Возможно, еще и в комбинированной эстафете 4х100 м. Однако я не могу сказать, что подошел к чемпионату в идеальной форме. Дело в том, что 15-29 июня я был на тренировочном сборе во Франции, в горах, и там неожиданно для себя здорово похудел. Сбросил 5 кг. Вместо обычных 94 стал весить 89 кг. В итоге поломалась вся техника. Поэтому там я плавал, скажем так, мягко. Но это не значит, что мы с отцом (Аркадий Вятчанин-старший — тренер пловца.— Ъ) сделали для себя скоропалительные выводы и накануне Олимпиады в горы уже не поедем. Отдаленные последствия гор могут оказаться положительными. Так что посмотрим на результаты в соревнованиях. Я решил, что перед российским чемпионатом надо побриться. Делаю это отнюдь не перед всеми стартами, а только перед самыми ответственными. Нам сказали, что чемпионат в Санкт-Петербурге будет первым этапом отбора на Олимпиаду.

— Какие результаты на национальном чемпионате вас удовлетворят?

— На 50 м — 25,3 сек., на 100 м — 53,0, на 200 м — 1 мин. 55 сек.

— В каких соревнованиях после чемпионата России будете участвовать?

— Готовиться к стартам очередного сезона мы с отцом начали в апреле. Наиболее серьезным для меня соревнованием в нем станет открытый чемпионат Франции в начале августа. А вот следующий сезон достаточно напряженный. В первую очередь я имею в виду Олимпиаду. Перед ней будут чемпионат Европы на короткой воде, чемпионат мира на короткой воде и чемпионат Европы на длинной. Много стартов.

— Два чемпионата в 25-метровом бассейне — разве это серьезные старты для человека, который собирается стартовать на Олимпиаде в 50-метровом?

— В этом году прошли только чемпионат Европы на короткой воде и чемпионат мира на длинной. А в следующем сезоне на всех стартах будет очень много народу из тех, кто потом выйдет на дорожки Пекина. Поэтому важна любая проверка сил.

— Как готовились к сезону?

— На последнюю неделю мая мы было запланировали с отцом, что я должен буду в бассейне Таганрога проплыть целых 130 км. Но впоследствии отказались от этого плана. Пришли к выводу, что лучше уж я за три недели проплыву в общей сложности около 300 км — по 97 км в неделю. Цель — улучшить результаты. Мы с отцом неоднократно проводили эксперименты, среди которых особняком стоят и печально знаменитые 80 "полтинников", которые я год назад проплыл за один день, а затем провалил чемпионат России. Однако тот эксперимент не отвадил меня от объемной работы. Наоборот, мы с отцом считаем, что именно объемы, сделанные в определенные сроки, здорово помогают улучшить результаты. Так получилось, однако, что перед чемпионатом мира в Мельбурне объем, наоборот, мы не поставили во главу угла подготовки. И этот эксперимент тоже стоит в ряду неудач. Было бы в Мельбурне все нормально, если бы отборочный к нему чемпионат России проводился не за шесть недель до мирового первенства, а, как это было раньше, за три недели.

— Чего вы хотите добиться в этом сезоне? Например, на вашей коронной дистанции 200 м?

— 1 мин. 54 сек. меня бы удовлетворили. И 53,0 сек. на "сотне". В этом случае я был бы спокоен.

— А какие секунды вас удовлетворят ближе к Олимпиаде?

— Пока не знаю. Слишком далеко. Я знаю только, что намного увеличить результаты не удастся.

— Какими ваши результаты могут быть теоретически?

— При самом удачном стечении обстоятельств нынешний мировой рекорд на "сотне" — 52,98 — можно улучшить максимум до 52,5 сек.

— Талантом бог вас не обидел. Главное ваше упущение за последние три года?

— За последние три года меня здорово подрезала проблема с носовой перегородкой и операция. А вот за последние лет восемь я бы исправил многое. Первое — это желание тренироваться. Которого у меня не было.

— А сейчас появилось?

- Нет. Я просто стал уже воспринимать тренировки как работу. А еще у меня появился принцип: если что-то делаешь, изволь делать качественно.

— Почему, на ваш взгляд, сейчас в плавании доминируют зарубежные спортсмены?

— Думаю, у лучших из них правильная идеология. Видимо, им в глубоком детстве вдолбили, что они должны и все. Причем не просто вдолбили, а дали представление о том, какими они могут вырасти. Они это реально увидели. Я думаю, что если у нас в России взять талантливого ребенка и объяснить доходчиво его родителям и ему самому, что он то же самое может получить или даже больше, чем иностранный победитель, то чемпионы и у нас станут появляться во множестве.

— В чем беда нашего плавания? Со стороны иногда кажется, что в габаритах. Наши ребята мелкие. По сравнению, например, с громилой Майклом Фелпсом.

— Нет, я думаю, не в этом дело. А в отсутствии здоровых амбиций. И в недостаточно хороших условиях для занятий плаванием в стране в целом. Вы видели японца Томоми Марите? Когда он стоит на верхней ступени пьедестала, а я на третьей, то я все равно выше него. Так что не в росте дело, а во внутреннем устройстве. Наши, видимо, смотрят на мировое плавание и думают, что сами они таких результатов никогда не добьются. Это чистая психология. И, образно говоря, склеивают ласты. Но у некоторых наших амбиции стали проявляться. Например, у Яны Мартыновой.


Комментарии
Профиль пользователя