Коротко

Новости

Подробно

Евангелие из семьи первых Романовых в ГИМе

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 31

Выставочный проект "Живая экспозиция. Царское Село в гостях у Исторического музея" подходит к концу. Последний экспонат проекта — уникальное Евангелие 1627 года, принадлежавшее первой царствующей семье Романовых, которое через 300 лет самым мистическим образом попало в последнюю царствующую семью, будто замкнув круг истории династии.

В марте 1916 года императрица Александра Федоровна поручила подыскать несколько предметов старины для подарка Николаю II к празднику Пасхи. Из предоставленных предметов она выбрала старопечатное Евангелие 1627 года, приобретенное в старообрядческой лавке.

Это была последняя Пасха Николая II-императора. Пасху 1917 года он встречал обычным гражданином России. В пятимесячный период царскосельского заточения, после отречения и ареста эта книга постоянно находилась на рабочем столе Николая II рядом с бронзовым бюстом первого Романова-царя. Евангелие было издано Московским печатным двором и оформлено гравюрами известного иконописца строгановской школы Прокопия Чирина.

Вкладная запись 1627 года говорит о том, что книга принадлежала великой старице инокине Марфе Ивановне, матери Михаила Федоровича, первого царя из рода Романовых. Евангелие было ее даром Благовещенскому монастырю после рождения первой внучки Ирины. После упразднения монастыря в 1764 году книга оказалась у старообрядцев, высоко ценивших книги дониконовской печати. Через полтора столетия книга, свершив свой таинственный круг, снова попала в семью Романовых.

"Тень Иерусалима" Леонида Падруля в галерее "Фотосоюз"


Леонид Падруль — бывший киевлянин, а ныне израильский фотограф — руководит фотолабораторией самого крупного археологического музея страны в Рамат-Авиве и сотрудничает с журналом National Geographic. Участие Леонида Падруля в крупном международном проекте по спасению Мертвого моря принесло ему и творческую удачу.

Море, которое в древности называли Содомским, Асфальтовым и морем Лота, настолько выразительно само по себе, что любое его фотоизображение обычно выглядит несколько аффектированным и приукрашенным. Бирюзовая густая вода, соленая даже на вид, ажурные узоры соляных кристаллов, причудливо выветренные древние камни, окружающие море — самую низкую сухопутную точку на земле,— здесь все чересчур, все готово позировать для туристических снимков. Но Леониду Падрулю удалось создать фотографии, поражающие своей глубиной и серьезностью образа истинного Мертвого моря, расположенного в "тех самых" местах — среди обожженных солнцем Иудейских гор, недалеко от Содома и Гоморры и крепости Масада. Эпические монументальные пейзажи Падруля заставляют вспомнить не о шезлонгах и купальниках, но о царе Давиде и Ироде Великом, Клеопатре и Марке Антонии. На фотографиях, выставленных в галерее "Фотосоюз", само время застыло в своем величии.

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя